Новости

11.02.2016 10:11
Рубрика: Общество

Не дойти до последней черты

В Белгороде ищут возможность уберечь детей от суицида
Зачастую подросток хочет "напугать" близких, обратить на себя внимание. Фото: depositphotos.com
Зачастую подросток хочет "напугать" близких, обратить на себя внимание. Фото:
Случаи самоубийств среди детей и подростков в Белгородской области, произошедшие за последнее время, заставили власти и общественность задуматься о том, что становится причиной суицида и как предотвратить трагедию. Оказалось, побудить подростка к этому поступку может банальное одиночество, именно оно делает его беспомощным перед проблемами, которые кажутся незначительными и взрослым, и сверстникам.

Были признаки

За последние два месяца минувшего года в регионе зарегистрировали сразу три случая самоубийства подростков. Стали анализировать, где и как жили семьи этих детей, как они сами учились, с кем дружили, и примечательно, что явных проблем в большинстве случаев не обнаружили. Семьи благополучные, дети - обычные. Только вот в последнее время поговаривали о самоубийстве, но предпосылок для самого поступка не увидел никто.

Уполномоченный по правам ребенка в Белгородской области Галина Пятых отмечает, что самоубийство подростка - в большинстве случаев - это крик о помощи. Таким образом дети привлекают внимание окружающих к собственным проблемам.

- Ни один суицид не был совершен в состоянии аффекта, - отмечает она. - Признаки, что человек собирается это сделать, были. Это и высокая эмоциональность, и реплики вроде "никто меня не понимает", и то, что менялось поведение детей и даже их внешний вид. Анализ показал, что суицид не был вовремя предотвращен.

Детский омбудсмен рассказала, что свою роль сыграла и слабая психологическая служба в учебных заведениях. Если там и выявлялась группа риска, то дальше этого дело не шло. Педагоги, в свою очередь, не заметили ни замкнутости ребенка, ни его состояния "погруженности в себя". Между тем, по словам Галины Пятых, задуматься есть о чем. Специалисты провели анкетирование среди школьников, и результаты шокировали.

- 17 процентов опрошенных заявили о том, что испытывали насилие, при этом чаще всего оскорбления идут со стороны одноклассников, сверстников, - отмечает Галина Пятых. - Стоит обратить внимание, что ответившие на этот вопрос отрицательно продолжали рассказывать о том, где они столкнулись с насилием. Примечательно, что основная масса пострадавших заявили, что в ответ не проявляли агрессию, а затаили обиду. А вот на вопрос о том, до чего может довести насилие, 14 процентов ответили "депрессия", а 0,7 процента - назвали "уход из жизни". Этот показатель кажется нам очень низким, но на самом деле - это 142 ребенка из числа опрошенных. При этом большинство - 72 процента - рассказали, что находят помощь в семье, и только семь - сочли возможным обратиться к психологу.

Виртуальная реальность

Секретарь регионального Совета безопасности Олег Мантулин отмечает, что принимать профилактические меры становится все сложнее. Если раньше и педагоги, и правоохранители четко понимали, где подростка подстерегает опасность - в семье, в школе, во дворе, - то сейчас этот круг расширился. Дети проводят много часов в Интернете, и отследить их общение в виртуальном пространстве гораздо сложнее. Между тем сайты, пропагандирующие суицид, появляются как грибы после дождя.

- До появления закона о защите от информации нам приходилось подавать заявления в суд о закрытии таких ресурсов, - рассказывает Галина Пятых. - Сейчас все гораздо проще, сайты закрывают благодаря Роспотребнадзору в трехдневный срок. Но возникла другая проблема - по закону закрыть можно только сайт, а не информацию, и призывы к самоубийству стали распространяться в соцсетях. И если взаимодействовать с администрацией российских ресурсов можно, и такие группы закрываются, то повлиять на иностранные очень сложно.

В региональном управлении Роспотребнадзора отмечают, что с 1 ноября 2012 была проведена экспертиза более восьми тысяч ссылок на сайты, при этом более 90 процентов из них рассказывали о том, как покончить с жизнью, а зачастую даже призывали к этому. Внимание на такие интернет-ресурсы обратила и транспортная прокуратура: специалисты ведомства совсем недавно нашли в Сети призывы к самоубийству на железной дороге и обратились суд с требованием закрыть сайт. Эксперты рассказали, что подобные ресурсы опасны не столько описанием самоубийства, сколько одобрением такого поступка. Более того, в некоторых группах призывают совершить суицид в определенном месте и даже "назначают дату". Ценность самой жизни при этом сводится к нулю, и хотя подростку все это может казаться игрой, последствия бывают трагичными.

Большинство подростков не хотят умирать и поэтому сообщают о своем намерении покончить с жизнью

Ценность жизни

Противостоять такому влиянию, по словам психологов, достаточно сложно, но возможно. Помочь может даже анонимный телефон доверия.

- Зачастую телефон доверия - это последняя ниточка, которая связывает суицидента и общество, - отметила директор Белгородского регионального центра психолого-медико-социального сопровождения Екатерина Викторова. - Ведь человек, решивший уйти из жизни, уже не слышит родных, а когда чувствует поддержку незнакомого, задумывается о том, что его решение не верно.
Посчитать, скольким подросткам помог такой телефон, сложно - все обращения анонимны, но специалисты, которые беседуют с детьми, отмечают, что мысль о самоубийстве после таких разговоров многим кажется абсурдной. И все же предотвратить суицид - это, по мнению экспертов, задача и психологов, и родителей, и педагогов.

- Психологам в школе нужно научиться как можно раньше выявлять таких детей и корректировать ситуацию. Большинство подростков не хотят умирать и поэтому сообщают о своем намерении покончить с жизнью, - отмечает Галина Пятых. - А родителей необходимо знакомить со статистикой и признаками суицидального поведения.

Врач Белгородской областной клинической психоневрологической больницы Наталья Анисимова уверена, что в регионе должна быть настоящая суицидологическая служба. Специальную подготовку нужно провести для учителей, медиков и социальных работников. Однако, помимо этого, нужно усовершенствовать законодательство.

- Большая проблема - это отсутствие учета, единой программы регистрации фактов суицида, попытки самоубийства вообще учету не подлежат. Нет и единых федеральных стандартов оказания медицинской помощи как детям, так и взрослым. Следовательно, нужно доработать нормативную базу, - подчеркивает она.

Комментарий

Екатерина Викторова, директор Белгородского регионального центра психолого-медико-социального сопровождения:

- В последнее время количество суицидальных проявлений резко возросло. Это связано с ускорением темпа жизни. Подростки не справляются с кризисными ситуациями. Чаще всего взрослые недоумевают: в чем причина суицида у детей, так как "пусковым моментом" зачастую становится незначительная обида. Мало кто понимает, что ребенок в сложной ситуации больше боится жизни, чем смерти, и настолько беспомощен, что не в силах пережить трудности. Часто задается вопрос: что же мы можем сделать для подростка, решившего покончить жизнь самоубийством, и как этого не допустить? Специалисты отвечают, что необходимо трактовать самоубийство как крик о помощи, а при профилактике учитывать множество факторов. Так, подростки могут пойти на суицид для достижения какой-либо цели, а могут совершить его как преступление против себя. И дети, которые относятся к последней категории, как правило, отличаются тем, что замкнуты. Они одиночки, могут быть сверхкритичны к себе и страдать от унижений или трагических утрат. Это подростки, пережившие несоответствие между ожидавшимися успехами и реальностью. В прошлом году в специализированные центры поступило 23 несовершеннолетних после попытки суицида. Однако не стоит забывать и о том, что пятеро детей ушли из жизни, и большинство погибших не вызывали настороженности или опасений, и хотя заявляли о своем желании покончить с жизнью, родители воспринимали это как запугивание и манипулирование, сверстники - как шутку. Если же говорить о психологической помощи таким детям, то вынуждена признать: квалификация и опыт моих коллег не всегда позволяют купировать такие попытки. Специализированных центров мало, а в частных кабинетах помогать подросткам, желающим уйти из жизни, не берутся. К тому же зачастую родители сами рассматривают поступок ребенка как постыдный, скрывают попытки суицида, и уже после смерти выясняется, что задолго до этого случая ребенок уже пытался покончить с собой. Отдельная тема - это влияние Интернета. Если в школе контент-фильтры не позволяют детям заходить на сайты с пропагандой самоубийства, то дома - это не всегда так. Между тем, пользуясь такими ресурсами, подростки понимают - суицид якобы одобряется.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке