Новости

12.02.2016 13:50
Рубрика: Спорт

Президент станет послом

Вскоре ФИФА заживет новой жизнью
Джанни Инфантино - один из главных претендентов на пост президента ФИФА. Выборы пройдут уже 26 февраля. Фото: EPA
Джанни Инфантино - один из главных претендентов на пост президента ФИФА. Выборы пройдут уже 26 февраля. Фото:
Николя Меньо, исполняющий обязанности директора по коммуникациям и связям с общественностью Международной федерации футбола, рассказал о грядущем чемпионате мира в России, о выборах нового президента и о больших переменах в ФИФА.

Мы знакомы и случайно пересеклись еще на завтраке, перед началом презентаций на 79-м Конгрессе Международной Ассоциации спортивной прессы (АИПС). Теперь такие Конгрессы проводятся в основном вдали от Европы: кто же, как не арабские шейхи могут позволить недешевые мероприятия, на которые съехались, как в Доху, спортивные репортеры из 109 стран.

Президент превратится в посла

Месье Николя, я сразу задам волнующий всех россиян вопрос. Неужели кто-то еще хочет перенести чемпионат мира-2018 из нашей страны куда-то еще?

Николя Меньо: Все это слухи и нелепицы, которые гуляют по разным СМИ. До чемпионата мира осталось два года с небольшим, а Кубок Конфедерации вообще состоится в 2017-м. Какой перенос! Представители ФИФА, в каком бы состоянии ни находилась организация, регулярно наезжают в Россию, наблюдают за прогрессом в строительстве и создании необходимой инфраструктуры, не испытывая особых волнений. Да, давайте признаем, что швейцарское правосудие расследует некоторые обвинения, выдвинутые против ФИФА. Они частично касаются и права предоставления провести розыгрыши ЧМ-2018 и ЧМ-2022 России и Катару. Но как идет расследование, его результаты нам, в ФИФА, вообще неизвестно. Думаю, ничего серьезного не произошло.

Эгоистично скажу вам, что, может быть, и не надо было одним махом раздать два мировых чемпионата.

Николя Меньо: Наверное, здесь была допущена определенная оплошность. Катар стал хозяином чемпионата за больше чем десятилетие до его начала. Сколько же времени оставалось для пересудов, для перемывания косточек и проигрывания других вариантов проведения. Но что сделано, то сделано.

Мне показалось, что в Катаре взялись за строительство энергично. Стадионы растут как грибы, рабочей силы хватает. Новенькое метро, некоторые станции которого находятся в 400 метрах от ворот стадионов - прекрасно.

Николя Меньо: А как у вас? Я-то бывал в основном в Москве и в Петербурге.

И в других городах тоже неплохо. Мне даже больше московских нравится арена в Казани. Да и в Сочи тоже.

Николя Меньо: А где собрались самые-самые футбольные энтузиасты?

Выскажу мое сугубо личное: в Саранске. Небольшой город, зато как стараются.

Николя Меньо: И мне об этом городе рассказывали. Успеха вам.

А если немного испортить нашу совместную трапезу. Ведь сейчас после отстранения президента Блаттера и его ближайшего круга в ФИФА настали трудные времена.

Николя Меньо: Это как сказать. В ФИФА, где трудятся около двух сотен таких же страстных футбольных энтузиастов, как я, работа продолжалась, невзирая ни на какие скандалы, отставки и увольнения. Мы гордимся тем, что не отменили ни одного турнира, семинара, заседания специалистов. Все, что собирались сделать, выполнили. Я бы даже сказал, что уже 2015-й стал для нас годом реформ. К ним подтолкнула жизнь. Многие ругают Блаттера. Но это его усилиями футбол добрался до Южной Африки, где удачно прошел чемпионат мира. Сейчас на очереди Россия и Катар - тоже новички в проведении мировых первенств. Можно было бы взять, и провести все, к примеру, в Германии - и никаких хлопот. Но ФИФА стремится расширить горизонты, что ей удается. Спасибо за компанию и до встречи после завтрака.

ФИФА ждут реформы

И Николя Меньо рассказал журналистам - участникам Конгресса, как изменится ФИФА. Разговор шел в основном в любимой представителями моей профессии форме вопросов - ответов

На Конгрессе в Цюрихе предстоит выбрать нового, на этот раз уж точно нового президента. Как пройдут выборы?

Николя Меньо: Представителям 209 стран-членов будут представлены пять претендентов. Это не значит, что кто-то из пятерки не снимет свою кандидатуру еще до выборов 26 февраля в Цюрихе. Набравший две трети голосов в первом туре станет победителем. Не получится в первом туре - настанет второй, где хватит и половины голосов. Тут я должен обязательно достучаться до ваших репортерских сердец и выразить надежду, что голосование превратится и в поддержку тех реформ, в которых так нуждается наша организация. Я бы сказал, что ФИФА добровольно изменит статус. Гораздо более значительную роль будут играть члены Совета ФИФА. Деятельность организации разделится как бы на две составляющие - спортивно-футбольную и финансовую. Каждой будут заниматься специалисты в своей области. И тут не должно быть пересечений. Никто, пусть даже президент, не имеет права пресечь деятельность, скажем, опытных финансистов, если они считают собственные действия обоснованными и подтвержденными документами. Выдвинутые проекты улучшения в той или иной области будут обязательно рассматриваться специалистами именно в этой сфере, а не приниматься или отвергаться по чьему-то желанию.

Тут я не выдержал и вступил в дискуссию.

А что остается президенту? Каковы его функции?

Николя Меньо: Я ждал этого вопроса. Президент превратится во всемирно признанную фигуру, руководящую огромной футбольной империей. Его задачей станет во многом обеспечение посольского представительства.

Но это чем-то напоминает мне королеву Великобритании, которая царствует, однако не правит.

Николя Меньо: Не совсем так, хотя часть правды в ваших словах есть. Малая толика. Президент ФИФА, конечно, не глава государства, но ему предстоит выполнять представительские, посольские функции. Размах футбола во всем мира достиг таких величин, что охватить все одному, пусть и отлично подготовленному, человеку физически невозможно. И здесь возрастает роль подобранной им команды. Особенно - генерального секретаря. Вот кто будет ежедневно жить футболом и только одним футболом. Да, руководство футболом будет осуществляться в более широких и разнообразных масштабах. Я бы назвал все это институционными реформами, затрагивающими наиболее популярную в мире игру. Без них не обойтись. И тогда мы сможет избежать скандалов, обвинений. Доверие к нам повысится. Если Блаттер был исключительно приближенным к футболу управляющим, и ничего в игре не делалось и не менялось без его участия, то будущий президент будет флагом ФИФА, его имиджем и визитной карточкой.

И еще хочу обрадовать любителей игры. 28 февраля в Цюрихе откроется новый инновационный Музей футбола. Поверьте, его посещение порадует каждого, любящего эту игру. Таких спортивных музеев еще не было.

Ну и что, что жарко?

После презентации я вновь подошел к месье Николя, тут же меня спросившего:

- Как вы думаете, меня поняли?

- Несомненно. Но есть один чувствительный вопрос.

Николя Меньо: Давайте.

Это сроки чемпионата. Никогда еще Кубок мира не проводился зимой - в ноябре-декабре. Некоторые футбольные лиги недовольны. Это лишит их денег.

Николя Меньо: Я ждал этого вопроса еще за завтраком. Да, некоторые недовольны. Но разве играя при 40 градусов, они получат радость? И я хочу напомнить этим некоторым: сложилась ситуация, когда надо забыть о финансах и пойти на определенные уступки. Пусть на месяц чемпионаты этих стран прервутся. Но ведь игроки из сборных будут в Катаре на ведущих ролях. Многие смогут проявить себя на мировой арене, превратиться в идолов, и, в конечном счете, их цена, да и значимость чемпионата страны, в которой они выступают, возрастет.

Авторитет

Знаменитый британский футбольный аналитик Кейр Рэднедж, с которым мы по-приятельски откровенны, высказал мне свое мнение о больших футбольных изменениях:

- Блаттер действительно кое в чем виноват. Но не в финансовых нарушениях. Я безуспешно пытаюсь объяснить читателям, что он не следил за тем, как растранжириваются средства, скажем, на Карибах. И не потому, что не хотел или ленился: поверьте, у него не было для этого полномочий. Многие футбольные региональные органы существовали сами по себе. А у Зеппа Блаттера не хватал сил, времени или мужества призвать их к ответу или просто проконтролировать. Отсюда все эти нарушения. И обвинения со стороны, откуда он точно не ожидал их услышать.

Теперь о Платини. Он выбыл из игры. Кто доверится человеку, который запутался в своих собственных, относительно небольших по футбольным масштабам финансах. Неужели можно доверить ему огромные деньги, когда он запутался в нескольких миллионах. Жаль, ибо Платини остается классным специалистом самой игры. Но этот матч он проиграл.

Кто придет на смену Блаттеру и Платини? Я бы исключил из пятерки кандидатов на пост президента француза Жерома Шампаня. Он ни в чем не запятнан, может быть, потому, что никогда и ничего не делал в футболе. Джанни Инфантино из УЕФА скорее хорошо разбирающийся в канцелярской работе исполнитель, но не руководитель. У Токио Сексвале немного футбольного опыта.

Остаются двое. Первый принц Али бин Аль-Хусейн. В свои 40 лет он президент Ассоциации футбола Иордании и глава азиатского проекта по футбольному развитию. Что тут сказать. За последние 17 лет он поднабрался определенных навыков.

И, наконец, шейх Салман бин Ибрагим Аль-Халифа. В своем Бахрейне достиг высот. Избран президентом Азиатской футбольной Конфедерации, вице-президентом ФИФА. Ни в чем таком очень плохом замечен не был. Я бы поставил на него. Но футбол не скачки. Тут все мгновенно меняется и не исключены самые невероятные ходы.

Сказано

Джанни Мерло, президент Международной Ассоциации спортивной прессы (АИПС):

- Если футбол прогнется, а ФИФА не выпрямится под тяжелыми ударами, то и весь интерес к спорту может угаснуть. Допустить такого нельзя.

Последние новости