Популярное

Первый день Берлинале принес фору Тунису

13.02.2016, 05:29
Первый конкурсный день Берлинале включал три картины: тунисский дебютный фильм "Хеди", американский ужастик "Полуночный особый" и канадскую семейную драму "Борис без Беатрис". Из этих трех фильмов лучший, вообразите,-  тунисский.

"Хеди"

"Хеди" - история о парне, который засиделся в мальчиках: стать взрослым не дает заботливая мама. Он уже начал лысеть, работает в автомобильной фирме, рисует талантливые комиксы и мечтает издать альбом - но мама отсекает любую инициативу и собирается женить ребенка так, как считает нужным. А ребенок на свою беду встретил женщину и хочет взять свою жизнь в собственные руки. Кто победит в неравной схватке - вопрос не только семейных традиций, но и национальных, религиозных. Тунис - на перепутье, после "арабской весны" он в поисках новой идентичности, и эта семейная по фабуле драма - в сущности, драма столкновения старого, зажатого догмами, омертвевшего уклада с новым, европейским. Хеди, как объяснил автор фильма, - не только мужское имя, это слово означает "спокойствие". Именно таким до безразличия спокойным предстает в начале картины герой. Но это - затишье перед бурей. Как в душе героя, так и в обществе.

Режиссер Мохамед Бен Аттиа до сих пор снимал короткометражки. "Хеди" - его первый полнометражный игровой фильм; он долго вынашивался, созревал и рождался в муках - беспрерывно застревал в производстве. Пока на помощь молодому таланту не пришли бельгийские братья Дарденн - увидели в его сценарии нечто родственное своему любимому типу социального реализма и решили войти в продюсерскую группу, не только обеспечив треть бюджета картины, но и оказав помощь в доводке сценария. Даже по горло занятые своей новой картиной "Неизвестная девушка", братья Дарденн продолжали опекать "Хеди", нашли время посмотреть его черновую сборку и, как рассказал журналистам режиссер, дали много ценных советов.

Кадр из фильма "Хеди". Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля

"Борис без Беатрис"

Квебекский режиссер Дени Коте считается в Канаде живым классиком. Его предыдущая картина "Вик и Фло увидели медведя" также была в берлинском конкурсе и действительно "увидела медведя" - ее наградили призом имени Альфреда Бауэра. Но уже там была очевидна его склонность к высокопарным формулировкам как в жизни, так и на экране. Вот и жанр его новой картины "Борис без Беатрис" ближе всего к назидательной притче. Такой фильм даже потребовал присутствия мистического персонажа - некоего судии, который недоступен звону злата, и мысли и дела все знает наперед. Этот персонаж по имени Странник воплощен любимым актером Карракса Дени Лаваном.

Олигарх русского происхождения Борис Малиновский богат, успешен и женат на Беатрис, министре федерального правительства. Мы его видим на личной лужайке, куда садится его личный вертолет - все в этом эпическом кадре воплощает могущество и уверенность. Но автора картины волнует расплата за успех - цена, которую придется заплатить за этот взлет к вершинам богатства и независимости. Ему нужен сильный герой, в своем движении сокрушающий судьбы окружающих - новый Тантал, готовый шагать по трупам своих близких. Поэтому Борис в обличье актера Джеймса Хайдмена высок, атлетичен, самоуверен и заметно красуется.

Моментом истины становится загадочный недуг супруги: она впадает в необъяснимую депрессию. Не менее загадочный Странник явится Борису, чтобы объяснить неправедность его жизни. Борис попытается переосмыслить свое существование, и в фильм вторгнутся его любовницы и его непутевая дочка, погрязшая в разгульном мире богемы. Излишне говорить, что герой осознает свою греховность, и свершится благостное примирение.

Фильм Коте красив, актеры хорошие, и режиссер знает, как создать в кадре настроение, но высокопарность каждого кадра и каждого назидания переводят задуманную притчу в почти комический регистр. Первая реакция пресс-зала на новинку из Канады - недоумение.

Кадр из фильма "Борис без Беатрис". Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля

"Полуночный особый"

Американский режиссер Джефф Николс предъявил в конкурсе мистическую фантастику Midnight Special, сюжетно напоминающую знаменитый ужастик "Воспламеняющая взглядом". Правда, маленький Олтон взглядом уже способен сотрясти основы мироздания и вызвать к жизни что-то вроде параллельной реальности. Понятно, что сверхъестественные способности парнишки вызывают ужас окружающих, и религиозные экстремисты начинают за ним охоту, вскоре в нее включится и полиция, а затем и ФБР с НАСА. Его отец с женой и другом, пытаясь спасти сына от расправы, пускаются в бега - начинается "первый акт" картины, нескончаемая погоня хищников за жертвой по степям Техаса к берегам Флориды. Второй акт представит собой помесь "Близких контактов третьей степени" с Дэвидом Линчем. Сам Николс сравнивает свой фильм с русской "матрешкой наоборот": только открытия следуют не от большого к малому, а от малого к безграничному. В хрупком тельце восьмилетнего героя таятся огромные силы, грозящие сокрушить мир и проторить дороги в неведомое - то ли к обитателям параллельных пространств, то ли к самому Господу Богу.

Первотолчком к созданию фильма послужил случай из жизни самого режиссера, когда его годовалому сыну потребовалось срочное хирургическое вмешательство, и это повергло отца в панику. Паническое состояние родителей перед лицом опасности для их ребенка - главная эмоция, которую старался передать Николс. Лучшее, что есть в этом запутанном и крайне неровном фильме, - восьмилетний актер Джаден Либерер в роли Олтона: не по годам зрелый, умный и взрослый, способный с минимумом слов передать внутреннюю содержательность героя. Но все портят взрослые авторы, которые суперсилу мальчонки выражают картинками, более подходящими для наивных детских комиксов.

Кадр из фильма "Полуночный особый". Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля
Прямая речь:

Сценарист и режиссер тунисского фильма "Хеди" Мохамед бен Аттиа:

- В первом тунисском фильме на арабском языке за последние 20 лет я хотел показать не особенности одной культуры, а то общечеловеческое, что нас всех объединяет. В основе сюжета лежит простая и банальная история. Ведь есть миллионы таких же людей, как Хеди. Этот герой и банальный и вместе с тем притягательный в своей жизненной банальности.

Каждый ожидал от нас, что мы будем снимать революционный фильм. После "тунисской весны" у нас в стране шло вкривь и вкось, это правда. Однако в фильме речь идет не только о последствиях революции политической, но и личной. Главный смысл фильма - показать, что мы, граждане Туниса, поняли, кто мы такие, обрели дорогу к себе.

Актер Мадж Мастура, исполняющий роль Хеди:

-  Я сам уехал в Монпелье на некоторое время, как хотел сделать и мой герой. Однако вернулся назад в Тунис. Хеди тоже остается дома, и это можно понять в том смысле, что он принимает решение в пользу своей родины. Я сам принадлежу к поколению, которое пережило эти метания духа. Моя эмиграция была желанием вдохнуть глоток свежего воздуха, чтобы вернуться назад.

Режиссер фильма "Борис без Беатрис" Дени Коте:

"Российская газета": Какое значение вы придавали русской национальности своего главного героя Бориса Малиновского и юной прислуги в его доме, Клары?

Никаких реальных персонажей за этими героями фильма не стоит. Я познакомился с исполнительницей роли Клары, Изольдой Дюшаук (урожденной Дьячок - АР) в Берлине. Она родилась в России и, хотя ребенком переехала в Берлин, прекрасно говорит по-русски. Затем я встретил Джеймса Хайндмэна - исполнителя роли Бориса Малиновского, и он мне сказал, что тоже знает русский язык. Ничего особого в этом нет - просто вот так мне пришло в голову сделать двух героев моего фильма русскими, хотя действие его разворачивается в Квебеке. Как видите, никакой сюжетообразующей нагрузки национальность героя не несет - все совершенно случайно. В Квебеке живут люди самых разных национальностей, в том числе и русские. Я не хотел подчеркивать "русскость" моих героев. Это лишь нюансы в фильме. Я понимаю, что для вас это похоже на то, как если бы я поехал в Австралию и встретил кого-то там, кто мне был бы понятен и приятен. Но я могу дать вам и российским зрителям моего фильма возможность думать, что два русских в фильме - это для России почетно.

Какую роль играет в фильме мистический персонаж Дени Лавана, так напоминающий фильмы Дэвида Линча:

 
- Эта фигура - своего рода персонификация совести Бориса Малиновского. Его мучают сомнения, он хочет избавиться от них, и Странник ставит вопросы, которые Борис не решается сам себе задать. Я долго думал, нужно ли ввести его в дом Бориса. Однако потом решил сделать Странника своеобразным Deus ex maсhina - олицетворением сомнений и внутренней работы Бориса. Вообще, в фильме остается неясно, существуют ли эти персонажи в реальности, существуют ли жена и дочь Бориса - или это просто персонификация его ужасов и сомнений. Мистическая фигура Странника открыта для интерпретаций точно так же, как и две сцены с приземлением вертолета - это символ внутреннего штурма, хаоса, который есть в Борисе, в универсуме его души. Вы сказали, что я цитирую Линча. Почему бы и нет?

Вопросы задавала Анна Розэ




 

Другие материалы по темам

Читайте также