Новости

Берлинале задается вопросом о праве людей быть непохожими
 Фото: Пресс-служба Берлинского кинофестиваля
Фото:
Немецкий конкурсный фильм "24 недели" наверняка вызовет споры среди гурманов: может ли кино выполнять столь утилитарные задачи медицинского плаката. И гурманы, как всегда, только докажут свою узколобость: как любое искусство, кино может и должно вторгаться в гущу общественных споров, обозначая взрывные точки своего времени.

Современная наука научилась еще в утробе матери определять не только пол ребенка, но и особенности его развития, отклонения от нормы, врожденные патологии. Это резко изменило настроения будущих родителей: "нестандартных" детей они стали "отбраковывать". По статистике, почти 90 процентов родителей принимают решение в таких случаях сделать аборт. Сопутствующие этому нравственные проблемы - один из эпицентров общественных волнений. С одной стороны, зачем заставлять страдать и ребенка и окружающих? С другой - не есть ли аборт узаконенное убийство? Если так пойдет и дальше, то требовательность родителей к совершенствам своего дитяти будет расти в геометрической прогрессии: станут "отбраковывать" некрасивых, нежеланных по признакам пола, не соответствующих радужным ожиданиям папы с мамой.

Режиссер Анне Зора Беррашед ситуацию максимально обострила. Ждет ребенка знаменитая актриса берлинского кабаре, выступающая как комик-разговорник. Ее последние шоу посвящены ее беременности - сверкающие концертные платья к восторгу публики выгодно облегают на глазах меняющуюся фигуру. Понятно, что предстоящие роды - предмет всеобщего обсуждения, каждая новость тут же подхвачена желтой прессой. Но дальше фильм вступает на территорию медицинского просветительского ролика: и больничные покои, и врачи, и медсестры, и пульсирующие тени на мониторах сняты почти документально. Исследования показали, что будущий ребенок страдает синдромом Дауна, и это повергает родителей в тягостные раздумья.

Фото: Пресс-служба Берлинского кинофестиваля

Они вместе с маленькой дочкой посещают приют для таких детишек - привыкают к  мысли о том, что и их сын будет "иным". Последней каплей становится страшная новость: плод страдает еще и пороком сердца, и через полгода после рождения ребенку придется сделать две сложнейших рискованных операции. Это заставляет героев заново обдумать свое решение оставить ребенка - наступят самые мучительные мгновения и для родителей на экране, и для нас в зале. Ясно, что разумного решения здесь нет и быть не может. И авторы фильма идут на риск, бросая в толпу этот уже запаленный бикфордов шнур: ответить на заданные вопросы может каждый только для себя и только в таких же страшных муках. Исполнительница роли матери Юлия Йентш сразу вошла в число первых претенденток на приз за лучшее исполнение женской роли - все муки своей героини она пережила "до полной гибели всерьез". Очень серьезно отнесся к своей миссии и исполнитель роли ее гражданского мужа Маркуса, известный в Германии комедийный актер Бьярне Мэдель.

Некоторые мои коллеги на фильме скучали, в чем потом признавались, недоумевая. Для меня это пока самый захватывающий фильм нынешнего конкурса. Его "саспенс" зашкаливает, причем это не искусственно нагнетаемое напряжение в зале, каким нас балуют коммерческие триллеры, это - реальность, с которой сталкиваются тысячи семей по всей планете. Возможно, фильм поможет им принять трудное, но верное решение. И оно всегда будет спорным.
Надо сказать, что традиция прямого участия кино в просвещении общества было заложено еще с первых лет существования киноиндустрии в Германии. В просветительских игровых фильмах начала  ХХ века не считали зазорным участвовать первые звезды страны - такие как Конрад Фейдт в показанном на 66-м Берлинале фильме-плакате 1919 года Anders als die Andern ("Не такой как все") - о бушевавшей тогда в стране гомофобии.

Прямая речь

Анне Зора Беррашед, режиссер:

- Проблема, которую мы поднимаем в фильме, - это распространившаяся ранняя диагностика, ведущая к абортам детей с отклонениями в физическом или психическом развитии. Более 90 процентов женщин в Германии делают аборт, как только узнают, что у них будет ребенок с инвалидностью. Идея создать фильм пришла мне, когда я сама сделала аборт, однако - до трехмесячного срока. Я не знала, что происходит, если женщина выносит ребенка до высокого срока, когда он становится уже почти сформировавшимся человеком. Фильм снимался трудно, однако мы задались целью ничем не жертвовать из того, что предусмотрено сценарием. И мужественно держались до самого конца, даже если порой не верили в успех.

Мы работали над сценарием полтора года. Мне было важно сделать фильм о тяжелом для семейной пары решении: оставить ли в живых ребенка с синдромом Дауна и опасными пороками сердца. Мы собирали материал, встречаясь с реальными парами, пережившими подобные трагедии. Должна признать, что найти людей, готовых об этом рассказать, было очень трудно. Кроме того, я хотела, чтобы в фильме снимались настоящие врачи. И это тоже было трудно - найти кого-то на эти роли.  Один врач согласился, но испугался, что получит много угроз и будет вынужден закрыть свою практику. Поэтому я предложила ему взять мою фамилию в качестве псевдонима. И в фильме есть доктор Беррашед, но это не мой родственник. Нам пришлось очень многих убеждать принять участие в работе над фильмом - врачей, акушерок, медсестер. Я надеюсь, что после проката ленты начнется открытая дискуссия о том, что переживают люди, которые вынуждены решать вопрос о  том, оставить или нет ребенка с отклонениями.

Актриса Юлия Йентш, исполнительница роли Астрид:

- У меня есть ребенок, и я могла взять в фильм нечто из своего материнского опыта. Когда мой агент показала мне сценарий, мне он очень понравился. Однако она сказала: "Спорю, что ты не захочешь ввязываться в это дело". Но я ответила: "Вау! Какой крутой фильм! Я согласна!" На самом деле мне было очень трудно сделать этот шаг. Я встретилась с парами, у которых есть дети с синдромом дауна. Они рассказали, чего им стоило принять решение родить этого ребенка. Я говорила также с семьей, которая решила иначе. Эти встречи потребовали от меня много сил и мужества, но они очень помогли в работе над ролью.

Бьярне Мэдель, исполнитель роль Маркуса:

- Вы правы, я известен в Германии, скорее, как комедийный актер. Однако, когда я получаю серьезную роль, для меня никакой разницы это не представляет и не встает вопроса, играть или не играть. Когда я прочитал сценарий, я сразу подумал: "Было бы здорово попробовать воплотить характер отца, который борется за своего нерожденного ребенка, однако уважает право матери самой принять последнее решение". Как только я понял, о чем идет речь, я тут же решил дать свое согласие, так как и тема меня полностью захватила. Кроме того, у меня не было ни секунды размышлений о том, соглашаться или нет, потому что я хотел играть вместе с такой замечательной актрисой как Юлия Йентш. А еще, вокруг меня были другие прекрасные дамы - моя свекровь и моя дочь, по фильму, конечно.

Вопросы задавала Анна Розэ