Новости

15.02.2016 13:55
Рубрика: "Родина"

Богатырь русской истории

Текст: (кандидат исторических наук)
Профессору Николаю Ивановичу Павленко - 100!
"Настоящий историк - это штучный товар!" - часто приговаривает доктор исторических наук, профессор Николай Иванович Павленко. Сила и размах его натуры идут от раздольной Кубани, где он родился в последний год существования Российской империи. Мало найдется дееписателей, которые к своему вековому юбилею так свежо и красочно изложили бы русское прошлое в десятках монографий. А тираж их перевалил за три миллиона экземпляров.

Классики - не догма!

С 1949 года больше четверти жизни Николай Иванович отдал работе в Институте истории СССР АН СССР. С 1969го заведовал сектором источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин. "Salus veritatis suprema lex" ("Благо истины превыше всего") изрекали древние. Николай Иванович всегда непримирим к несправедливостям. Этим он снискал уважение и сочувствие у сотрудников. В кондовое время догматизма, когда каждый был обязан прикрывать себя цитатами из классиков марксизма-ленинизма, Павленко выступал против их бездумного цитирования. После одного из резких конфликтов дирекция в феврале 1975 года расформировала сектор Павленко. Удар Николай Иванович достойно выдержал и перешел на преподавательскую работу в МГПИ им. В.И. Ленина, где проработал до 1990 года. Однако наряду с неприятностями по службе были и радости на творческом пути.

Больше десятка лет Николай Иванович отдал "Черной металлургии России XVIII века", написав о ней две внушительные книги в 1953 и в 1962 годах. Но затем открестился от "скучной до зевоты" темы и даже подтрунивал над "лаптеведами", подсчитывавшими размеры крестьянских дворов и угодий. Ученого манили совсем другие, практически запретные по тем временам сюжеты.


О Петре I без прикрас

Монархов в СССР не жаловали и никогда не отмечали их юбилеи. Но подспудный интерес к императорской России был огромен, и Николай Иванович в 1973 году подготовил свой первый исторический портрет царя-преобразователя Петра I. О монархе было рассказано не как о небожителе, а как о труженике, который вырвал страну из отсталости и вместо средневековой теории "Москва - Третий Рим" предложил всем сословиям идею "общего блага". Можно сказать, Петр стал предтечей эпохи Просвещения. В легендарной серии "Жизнь замечательных людей" издательства "Молодая гвардия" в 1975 и 1976 годах стотысячными тиражами вышла и разошлась среди читателей книга Павленко "Петр Первый". В ней был прослежен путь преобразователя России с детства и до смертного одра. Неожиданной популярности "царской" темы удивлялись и сами издатели.

Огромный жизненный опыт, багаж знаний и исторической литературы, большая домашняя библиотека книг и документальных источников позволили ученому легко поднять на своих плечах весь XVIII век. Новые тиражи выходили в 2000, 2005, 2007, 2010 годах, книга "читалась на одном дыхании" - таковы были отзывы читателей. Вот почему Союз писателей СССР в 1987 году принял Павленко в свои ряды.

Но при искреннем признании величия императора в работах историка нельзя обнаружить ни грамма славословия и сусальности. С другой стороны, защищал Павленко своего героя и от очернения за то, что тот якобы создал "полицейское государство".

Павленко под стать своему герою. Как и Петр, он с ранних лет "почал служить Отечеству" и остается до сих пор государственником.

Новый залп салюта в честь царя-реформатора произошел в 1983 году. Издательство "Просвещение" тиражом 200 тысяч экземпляров выпустило работу "Петр Первый и его время", в которой изложена вся история петровской России. Этим сжатым исследованием до сих пор руководствуются современные историки.

Критику ученый не отвергал с порога, прислушивался и к иным взглядам.

Долгая и усидчивая работа в древлехранилищах привела к триумфу. В издательстве "Мысль" в 1990 году в большом формате был опубликован его труд "Петр Великий". В этой работе необычным для советской эпохи было все - и гигантский объем в 54 печатных листа, на который сразу же было обращено всеобщее внимание, и то, что книга выпускалась в библиотечной серии и в открытую продажу не поступала, а у букинистов стоила больших денег. В 1994 году вышло дополнение - "Птенцы гнезда Петрова", где были даны биографии Александра Меншикова, Бориса Шереметева, Петра Толстого и еще двух менее известных широкой публике "птенцов" - Алексея Макарова и Саввы Владиславича-Рагузинского.


Сверхзадача выполнена!

Своими шедеврами Николай Иванович искренне гордился. И было чем. Автор не только справился с всеохватностью темы и проследил все "разветвления" истории страны по внутриполитическим, дипломатическим и военным сюжетам, но и открыл для широкой аудитории целые пласты прежде неизвестных архивных данных, проанализировал и переосмыслил множество письменных источников, оспорил ряд прежних исторических концепций. Здесь попутно можно отметить крутой и энергичный отпор Николая Ивановича в 1989 году украинским националистам, порочившим Петра и его Полтавскую победу в связи с ее 180летием.

Уже в новую эпоху истории России работы ученого заметило Российское Дворянское собрание и в мае-июне 1993 года пригласило в поездку на теплоходе по Волге от Москвы до Астрахани вместе с главой императорского Дома Романовых великой княгиней Марией Владимировной и ее сыном Георгием Михайловичем.

С помпой прошла в 2006 году научная конференция к 90-летию Павленко. До сих пор переиздается его учебник для высшей школы "История России с древнейших времен до 1861 г.", написанный в соавторстве с известными историками И.Л. Андреевым, В.Б. Кобриным и В.А. Федоровым. Николай Иванович - постоянный автор журнала "Родина". В скором времени отдельной книгой выйдут и его мемуары.

"Чем старше, тем ответственнее становится историк за каждую строчку", - говорит ученый. Из Романовской династии писатель справедливо выделяет только трех - Петра Великого, Александра I, Александра II и, конечно, "великую россиянку" Екатерину Великую. Почему же столько времени потрачено для написания книг о "пустых правителях", таких как Екатерина I, Анна Иоанновна, о купавшемся в грязи земной Петре II, о "дебошане французском" Лефорте и царевиче Алексее?

Ответ, думается, в том, что в России первое лицо стоит выше закона и жизнь государства сильно зависит от него и его двора. Пороки ничтожных властителей тут же отзываются на судьбах страны. Историческая интуиция дает возможность Павленко составлять верные психологические характеристики и безупречно раскрывать мотивы принятия решений. Так параллельно с описанием личности он вскрывает и ход истории Отечества. В свой вековой юбилей историк и просветитель Николай Иванович Павленко может поздравить себя: "С обогащением мышления общества, моя сверхзадача выполнена!"

Редакция "Родины" поздравляет Николая Ивановича с вековым юбилеем и передает юбиляру самые теплые пожелания!
Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке