Новости

В "индексе восприятия коррупции" США делят 17-ю позицию с Барбадосом и Гонконгом
 Фото: Depositphotos.com
Фото:
По крайней мере, официально власти США никогда не утруждали себя подсчетами потерь, которые несет экономика от коррупции. Так что, с формальной точки зрения мздоимства в Америке вроде не существует, что дает повод Вашингтону использовать тему коррупции для давления на другие страны.

В отличие от Евросоюза, где оценили потери экономики в 2014 году от коррупционных схем в 120 миллиардов евро, Белый дом, напротив, стремится продемонстрировать, что данные "грешки" давно изжиты в обществе. Однако, даже самые благосклонные к американской демократии подсчеты показывают, что в Вашингтоне явно кривят душой: так в "индексе восприятия коррупции", составленном НПО "Транспэрэнси Интернешнл", США занимают 17 позицию. На той же ступеньке находятся Барбадос и Гонконг. Некоторое представление о реальных масштабах коррупции в Америке дают цифры, в разное время попадающие в прессу. Так по подсчетам университетов Уинтропа и штата Миссури с 1986 по 2012 годы в Америке завели 50 тысяч дел по обвинениям в коррупции, причем 15,3 тысяч госслужащих были осуждены.

Среди попавших на скамью подсудимых по подозрению в мздоимстве - два губернатора штата Иллинойс, "топ-чиновники" Алабамы, Коннектикута, Луизианы, Верджинии, представители "верхушки" законодательного собрания штата Нью-Йорк.

Неправительственная организация "Центр за чистоту в госуправлении" провело собственное исследование (опять же при отсутствии официальных данных) уровня коррупции в штатах. Замеры проводились по шестибальной шкале. Итоги исследования выглядят следующим образом - 11 штатов получил за уровень мздоимства "кол", а лучше всех выглядела Аляска, где этот показатель равнялся "тройке". В университете Индианы было проведено исследование, авторы которого утверждали - финансовый ущерб от коррупции в 10 наиболее подверженных ей штатах составляет 5,2 процента от их бюджета. Это более тысячи долларов на каждого жителя.

Но помимо теневой коррупции, в США процветает так называемая "легальная" коррупция, куда более масштабная, чей оборот исчисляется сотнями миллиардов долларов. Речь идет о политическом взяточничестве, которое все в стране считают нормой. Так, в разгар борьбы перед промежуточными выборами в 2014 году пресс-центр госдепартамента организовал лекцию-ликбез о политической системе США для иностранных журналистов, пригласив профессора Американского университета Аллана Лихтмана. Лихтман утверждал: "Незаконное взяточничество в США, конечно, тоже существует, но большая проблема не в этом. В США коррупция легальна. Она законна и осуществляется через миллиарды долларов, выделяемых на предвыборные кампании и обеспечивающих доминирование интересов состоятельных людей. Если вы желаете разбогатеть в Америке, то вы не бурите нефтяную скважину, не добываете золото. Вы делаете политические взносы. Это лучшие инвестиции в США. Всего за несколько сотен тысяч, пускай миллионов долларов вложений в кампанию можно извлечь миллиарды. Корпорации дают деньги кампаниям политиков не по доброте душевной. Они знают, что любой политик, получивший крупную сумму от спонсоров, будет отдавать предпочтение их интересам".

Ежегодный оборот лоббистских организаций, выступающих платными посредниками между гражданами и властью превышает три миллиарда долларов. В 2010 году Верховный суд США по делу НПО "Ситизенс Юнайтед" вынес вердикт, который снял ограничения на суммы, которые частные лица могут тратить на предвыборную кампанию своего кандидата. Деньги поступают ему через "комитеты политических действий" или "группы по продвижению общественных интересов". Причем эти структуры вообще не обязаны отчитываться об источниках полученных средств. Так что спонсоры могут не опасаться, что о них станет известно широкой публике.

По предварительным оценкам на президентскую кампанию 2016 года кандидаты потратят до 8 миллиардов долларов. Размер пожертвования, как правило, напрямую определяет степень влияния. В штабе кандидата знают и обрабатывают всех потенциальных крупных спонсоров, держат их в курсе проводимой кампании, проводят для них закрытые совещания или телеконференции, встречи с политиком, где неравнодушные бизнесмены, в свою очередь, могут озвучивать свои пожелания. Нередко в Вашингтоне организуются закрытые мероприятия с влиятельными политиками, куда можно попасть, только купив билет. Стартовая цена - 200-300 долларов. Но эти деньги обеспечат только присутствие и возможность послушать, о чем речь. А за 10-20 тысяч долларов можно купить билет за одним столом с политиком и, соответственно, получить возможность лично изложить ему свою точку зрения.

Помимо предвыборных кампаний, существует огромное число способов облагодетельствовать влиятельную фигуру. Например, организовать выступление или лекцию политика, заплатив ему 100-200 тысяч долларов за 30-40 минут. Так, по данным издания MacClatchy DC, претендующая на президентское кресло экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон за последние годы получила от компании Goldman Sachs 675 тысяч долларов в качестве гонораров за выступления. О механизмах такого рода коррупции исписан не один миллион страниц, но никаких изменений не произошло.

Причем грань между легальным и нелегальным финансированием политика бывает весьма тонкой. Например, в 2015 году в коррупции обвинили влиятельного сенатора-демократа от штата Нью-Джерси Роберта Менендеса. В прокуратуре утверждали, что сенатор подозревается в использовании должностного положения в интересах одного из спонсоров своей предвыборной кампании, одного из самых состоятельных докторов в США Саломона Мелджена. В обмен, по мнению следователей, сенатор лоббировал внесение изменений в программу о медицинском страховании, благодаря которым доктор заработал несколько миллионов долларов.

Бизнесменов, по сути купивших себе места в администрации за пожертвования предвыборной кампании, в США принято называть "политическими назначенцами". Например, как сообщал в 2014 году телеканал ABC, "администрация Обамы выдвинула беспрецедентное число политических назначенцев на руководящие должности в госдепартаменте США, что беспокоило карьерных дипломатов". Один из общепринятых способов отблагодарить крупного спонсора кампании - назначить его послом. Согласно статистике ABC, за период второго срока Обамы почти 40 процентов послов были именно политическими назначенцами. При этом желающим возглавить дипмиссию США в одной из стран совсем не обязательно было иметь представление о дипломатической работе. Гораздо важнее было не ошибиться, сделав крупный взнос в кампанию того кандидата, который потом станет хозяином Белого дома. Например, бизнесмен Джордж Цунис в 2012 году обеспечил предвыборному штабу Барака Обамы 500 тысяч долларов, а спустя год его выдвинули на должность посла в Норвегии. При утверждении этой кандидатуры в сенате будущий посол сразил конгрессменов утверждениями о президенте Норвегии, хотя такой должности в этой стране вообще не существует, поскольку она является конституционной монархией. Другой спонсор кампании Обамы, бизнесмен Ноа Брайсон Мамет на слушаниях по утверждению его на должность посла в Аргентине посеял смятение среди сенаторов признавшись, что "вообще никогда не бывал в этой стране".

Практика тянуть наверх "своих" людей распространена в США не меньше, чем где бы то ни было. Бывшая представитель госдепартамента США Дженнифер Псаки, не имея никакого отношения к внешнеполитической тематике, получила назначение в госдеп только потому, что работала в предвыборном штабе Обамы. Вопиющие ляпы на брифингах по Украине снискали ей скандальный имидж в России, да и по другим темам репортеры не раз загоняли ее тупик. Но Псаки для Обамы - "своя" и после госдепа она перешла на должность его советника в Белый дом.

Так все же, есть коррупция в США или нет? С одной стороны, например, сложно представить американского полицейского или судью берущих взятку. Коррупция такого плана здесь не видна. Но на политическом поле все не так однозначно: ведь легализованную коррупцию в США воспринимают не как зло, а как важную и неотъемлемую часть системы, по сути устанавливающую правила игры.

Последние новости