Новости

19.02.2016 13:59
Рубрика: В мире

Корея намерена построить полярную базу на российском Тикси

Текст: (Пусан)
"Знакомьтесь - это наш главный центр связи. На четырех больших экранах вы видите изображения в режиме реального времени со всех наших баз в Антарктике и Арктике, а также электронную карту с местонахождением ледокола, - сказал директор Департамента стратегии будущего развития Корейского института полярных исследований (KOPRI) Чин Дон Мин, приведя меня к стеклянной прозрачной стене, отгораживающий сам пункт связи от остального пространства здания Корейского института полярных исследований (KOPRI). - Каждый день, а также в случае какой-либо внеплановой необходимости мы устраиваем здесь сеансы связи в режиме видеоконференции со всеми нашими объектами. Можно и всех сразу одновременно вывести на связь, организовав общее совещание", - пояснил мой гостеприимный собеседник, проводя экскурсию по институту, который является главной структурой в Южной Корее, ведущей работу в сфере исследований Северного и Южного полюса.

Республику Корею нельзя отнести к первопроходцам и главным "зачинщикам" исследования и освоения полярных регионов, нет у нее и прямого выхода к какому-либо из полюсов. Работа в этой сфере началась достаточно поздно, серьезно активизировавшись лишь в 2000-х годах, но, как это бывает часто у корейцев, они достаточно быстро стали наверстывать упущенное, а сейчас их уже нельзя назвать "новичками". Южная Корея на настоящий момент имеет уже две постоянные базы в Антарктиде - Сечжон и Чанбого, еще одна в арктическом регионе - база Тасан - имеет один ледокол "Араон", работающий в районе Северного полюса и уже успевший неоднократно выручить многих моряков, включая российских. Корея также несколько лет назад получила статус постоянного наблюдателя Арктического совета, который предоставляется далеко не каждой стране, активно развивает сотрудничество с ведущими полярными державами, включая РФ, и имеет далеко идущие планы расширения своего присутствия в полярных регионах.

Рассказать обо всем этом, объяснить основные направления политики полярных исследований согласился для "Российской газеты" директор Департамента стратегии будущего развития Корейского института полярных исследований (KOPRI) Чин Дон Мин, который одновременно устроил и экскурсию по своему институту.

Почему далекие полюса так близки для Южной Кореи

Перед главным входом в институт KOPRI стоит указатель, где среди прочих надписей значатся: "Научная арктическая база Тасан - 6 450 км, Северный полюс - 5 865 км, научная антарктическая база Сечжон - 17 240 км, база Чанбого - 12 728 км, Южный полюс - 14 140 км"… Мягко говоря, не самый ближний путь. Да и Корея не граничит ни с одним из полярных районов, не значилась в списке держав, которые уже давно проявляли интерес к полюсам. Почему же теперь Сеул проявляет такую активность? Этот вопрос стал одним из первых, который был задан моему собеседнику.

"Это объясняется целым рядом разноплановых причин. Изучение Арктики и Антарктики крайне интересно и представляет новые научные горизонты для большого количества специалистов: геологов, гидрографов, гляциологов, метеорологов, биологов и многих других. Можно сказать, что любая страна, которая считается себя научно развитой, неизбежно будет заинтересована в изучении и исследовании этих регионов, и тут не имеет значение, где она находится - в непосредственной близости от полюсов или в другом месте. Возьмем один небольшой пример: на особенности климата Корейского полуострова прямое влияние оказывают воздушные массы, формирующиеся над Северным полюсом, а потому для понимания того, какая у нас будет погода, нам необходимо представлять ситуацию в Арктике. Опять же потепление климата и проблема озонового слоя волнуют всех, а здесь ключевым регионом для научных исследований являются полюса. Понятно, что самые точные и ценные результаты можно получить, находясь в полярных районах, а не на расстоянии.

Много в последнее время говорят о богатых залежах полезных ископаемых, которые есть в Северном Ледовитом океане и Антарктиде. Потепление климата сделало актуальным вопрос об активном использовании Северного морского пути, что позволит сократить путь для поставок товаров из Азии в Европу. А это, пожалуй, один из важнейших транспортных маршрутов для корейских производителей. Не забывайте, что наша страна - ведущая судостроительная держава мира, так что и с этой точки зрения полярные регионы важны", - сказал Чин Дон Мин, добавив, что на тему важности изучения Арктики и Антарктики можно написать десятки научных работ, а сам он готов рассказывать про это часами.

Уже давно не начинающие…

Как уже говорилось, Южная Корея достаточно поздно "пришла" в Арктику. Тот же Корейский институт полярных исследований, по которому мы гуляли с моим собеседником, стал отдельной структурой лишь в 2004 году. Однако корейцы быстро наверстывают упущенное. KOPRI разросся и превратился в полноценную научно-исследовательскую организацию, которая ведет активные теоретические и практические исследования полярных регионов, попутно принимая участие в самых разных международных программах сотрудничества. В институте сейчас трудятся около 350 сотрудников и, судя по бюджету и настрою правительства, штат организации, а также спектр задач будут расширяться.

В настоящий момент Южная Корея имеет три полярные станции: одна из них в Арктике, на территории Норвегии, а две в Антарктике - "Сечжон" и "Чанбого". "Чанбого" была открыта буквально пару лет назад, вобрав в себя самые последние достижения и технологии, попутно позволяя преодолевать суровые условия ледяного континента в достаточно комфортных условиях.
Корейцы также имеют свой собственный ледокол "Араон", который стал большим подспорьем как в научной работе, так и в условиях полярного быта. Это судно уже успело стать спасителем нескольких рыболовецких траулеров, которые оказались затертыми льдами.

Южная Корея ведет сотрудничество, пожалуй, со всеми арктическими державами, включая Россию. Так что корейцы действительно не значатся среди первых открывателей и исследователей полюсов, но благодаря активным усилиям, предпринятым в последние 10-15 лет, они уже уверенно распрощались со статусом "новичков", реализуя собственные программы и работы.

"Пойдем на материк, будем пробиваться сквозь льды"

"Судя по реакции правительства, мы достигли того, что руководство понимает важность Арктики и Антарктики для дальнейшего развития нашей страны по самым разным направлениям. Насколько я знаю, в ближайшем будущем будет заложен второй ледокол, который будет работать в районе южного полюса", - говорит Чин, описывая ближайшие перспективы полярной программы Южной Кореи.

Судя по планам, корейцы намерены обосноваться на полюсах основательно, а эти регионы получили статус стратегически важных.

"В Антарктиде ближайшая научная задача - начало работ по исследованию одного из подледных озер континента. В этой сфере, кстати, ваша страна имеет очень богатый уникальный опыт, - отмечает мой собеседник, показывая висящую у него в кабинете подробную карту Антарктиды. - На Южном полюсе у нас сейчас две базы, но одна находится фактически на острове, рядом с материком, а вторая хотя и на материке, но на побережье. В наших планах - продвижение вглубь континента, создание новой базы уже там. Это, конечно, непростая задача, потребует от нас новых усилий, да и условия существования там более суровые, чем в прибрежной зоне. Но такая цель поставлена. Если говорить про Северный полюс, то там наиболее актуальными являются изучение проблематики использования Северного морского пути, возможности создания для полноценного функционирования маршрута объектов инфраструктуры, а также изучение климата и многие другие вопросы. Актуально также и увеличение количества наших точек присутствия в Арктике", - добавил кореец, перейдя уже к карте Северного полюса.

Россия - среди важнейших партнеров

В ходе беседы южнокорейский полярник регулярно упоминал Россию, часто называя наших известных исследователей, ученых, со многими из которых он, похоже, был хорошо знаком лично. А потому естественно трудно было обойти тему возможного сотрудничества России и Южной Кореи в сфере полярных исследований.

"Я всегда говорил и говорю, что Россия для нас в этом плане одна из важнейших стран. Ваш опыт, ваши возможности, знания бесценны. Ваша страна среди ведущих полярных держав, а потому, конечно, мы крайне заинтересованы в сотрудничестве с Россией", - подчеркнул директор Департамента стратегии будущего развития Корейского института полярных исследований. Чин с улыбкой вспомнил, как он и его коллеги, находясь на базе "Сечжон", активно общались с российскими исследователями с расположенной поблизости базы Беллинсгаузена, постоянно помогая друг другу. "Полярники - особая категория людей. Они прекрасно понимают, насколько сотрудничество важно. Стихия на полюсах очень суровая, а потому без взаимовыручки никак", - подчеркнул Чин.

Как в Антарктиде, так и в Артике очень много направлений для возможного сотрудничества. "Строительство базы в глубине Антарктиды, исследования подледных озер, действия ледоколов, изучение атмосферы - я могу долго перечислять те сферы, где нам очень пригодился бы российский опыт и где бы мы хотели сотрудничать", - сказал кореец.

Он также отметил, что в будущем будет расти сравнительная важность Арктики в общей программе полярных исследований Кореи. "Если сейчас приблизительно брать соотношение Антарктики и Арктики в нашей программе, то наверное 70 к 30 в пользу Южного полюса. Мы будет продолжать расширять работы, но арктическое направление будет расти опережающими темпами", - сказал он, отметив, что Артика крайне важна и с практической экономической точки зрения. "Россия ведет активную работу по своему "возвращению в Арктику", активному перенаправлению потоков морских перевозок на Северный морской путь (СМП). Это крайне интересно и нам. Наши компании могли бы принять активное участие в строительстве объектов инфраструктуры и портов на ключевых точках этого маршрута. Судостроители заинтересованы в новых заказах, в том числе и на судах ледового класса. Регион имеет огромные и еще пока не до конца изученные залежи полезных ископаемых, включая стратегические", - говорит Чин Дон Мин, очерчивая путь следования судов от южнокорейского Пусана по СМП до Европы.

Если же брать научный аспект, то корейцы хотели бы открыть свой второй арктический пункт в российском Тикси. "Мы очень активно сотрудничаем с расположенным в Санкт-Петербурге российским Институтом Арктики и Антарктики. Сейчас у нас есть точка для изучения Арктики из Норвегии, но мы бы хотели создать еще одну, на этот раз в России. Насколько известно, в Тикси работают иностранные ученые. Мы бы хотели работать там тоже", - отметил собеседник, сказав, что вопрос о южнокорейском научном сегменте в российском Тикси является одной из задач на самое ближайшее будущее.

Объединение Кореи начинается на полюсах?

Тема важности России для южнокорейской полярной программы получила свое неожиданное развитие в ходе нашей беседы, когда зашел вопрос о "больной теме" корейской нации - проблемы объединения Юга и Севера Кореи. Как оказалось, здесь РФ могла бы сыграть ключевую роль.

"Хорошо известно, что Антарктика является одним из символов мира. Я всегда это люблю подчеркивать в беседе с иностранными коллегами. На этом континенте имеют право работать любые государства, а потому было бы глубоко символичным, если бы межкорейское сотрудничество было осуществлено и в том регионе, - отметил Чин Дон Мин. - Мы готовы принять на наших базах ученых из КНДР, чтобы провести совместные исследования и наладить личные контакты. Думаю, это будет в интересах как Юга, так и Севера, позволив сделать шаг в сторону улучшения межкорейских отношений", - отметил южнокорейский полярник.

Чин при этом указал, что Россия является лучшей кандидатурой для того, чтобы стать посредником для подобного межкорейского сотрудничества. "Насколько я знаю, несколько лет назад на одной из российских баз в Антарктиде побывали двое ученых из КНДР. У России хорошие отношения с Пхеньяном и Сеулом, а потому именно ваша страна, как мне кажется, является лучшей кандидатурой на роль посредника для организации межкорейских контактов в сфере полярных исследований", - подчеркнул Чин, добавив, что формы сотрудничества могут носить как двусторонний характер "Юг-Север", так и трехсторонний формат "Россия-Юг-Север". "Тут можно говорить о самых разных вариантах, мы готовы к любым подобным контактам. Антарктида - территория мира, а потому было бы символично на "ледяном континенте" для единственной разделенной нации, коей являются корейцы, вести работу в сторону объединения. Мы готовы разместить представителей КНДР у нас на базах - сначала на летний период. Затем, если окажется, что полярники Юга и Севера находят общий язык, можно было провести и совместную зимовку. Если северянам сложно пойти на это, то можно, чтобы они были на российской базе, а к нам приходили для совместных исследований вместе с учеными из РФ", - отметил он. Впрочем, полярник подчеркнул, что для сотрудничества с Севером необходимы активные усилия и дипломатов, особенно учитывая непростую нынешнюю ситуацию.

Из личного опыта корейского полярника: "Самое главное - занять людей"

Мой собеседник оказался одним из самых авторитетных полярников Южной Кореи. Помимо сезонных поездок на базы он уже дважды был руководителем экспедиций, которые оставались на зимовки. Причем руководил коллективами во время длительных нахождений на обеих базах - "Сечжон" и "Чанбого".

В советской и российской литературе хватает захватывающих рассказов и романов о нелегких буднях наших полярников, а потому было бы интересно узнать впечатления корейского эксперта. "Я не случайно сказал, что для сотрудничества с КНДР, если оно будет вообще, нам сначала надо посмотреть, как мы сможем взаимодействовать в более простых условиях сезонных вахт, а лишь потом, если убедимся, что сможем сработаться, уже вместе зимовать. Длительное нахождение на полюсе в тех условиях при морозе, в ограниченном пространстве и при нехватке развлечений - это серьезное испытание для любого коллектива, - сказал Чин, вспоминая свои вахты. - Приходится быть готовым к самым разным нестандартным ситуациям. Руководителю же крайне важно добиться хорошего психологического климата, когда вместе каждый день в замкнутом помещении работают люди с самыми разными привычкам, взглядами и характерами", - отметил он.  По словам Чина, одна из главных проблем на зимовках - обеспечение занятости подчиненных. "Распорядок дня на базах похож на обычную работу офисных служащих: с 9 утра до 6 вечера, а потом свободен. Суббота, воскресенье - выходной. Но проблема в том, что свободного пространства не так и много, люди всегда одни и те же, от них не сбежишь. Человек же по своей природе таков, что нуждается в постоянной деятельности, иначе начинает нервничать. Вот мне порой и приходилось идти на различные ухищрения, чтобы подчиненные не скучали и им в голову не лезли грустные мысли", - сказал он с улыбкой.

Впрочем, как и любому путешественнику и исследователю, и ему в итоге становится скучно в комфорте офиса института в городе Инчхон, где разместился KOPRI. "Конечно, как говорят, самая большая прелесть любого путешествия в возвращении домой. Но побудешь дома месяц-другой, посмотришь на зелень, а потом снова тянет ко льдам, на полюса. У нас тут все такие. Полярник -это призвание, бывает, что попадаются и посторонние люди, но они быстро отсеиваются, переходя на другие направления деятельности", - отметил Чин, практически повторив слово в слово абзац из одной советской книги про исследователей Арктики и Антарктики,

В качестве пожелания

Расставаясь, я предложил корейскому полярнику, пользуясь случаем, высказать пожелания к российским коллегам или России вообще. Немного замявшись, он сказал: "Мои слова про важность России и нашу нацеленность на сотрудничество с вами были искренними. Мы действительно хотим это делать и сделаем все возможное, чтобы эта работа была выгодной также и вам, а не только представляла одностороннюю передачу знаний и опыта… А пожелания… У нас хватает запланированных к реализации с россиянами различных программ взаимодействия как на Южном, так и Северном полюсах. Но, как правило, процесс получения одобрения со стороны правительственных структур РФ занимает много времени. Я прекрасно понимаю, что необходимо взвесить все аспекты, но если принятие решений будет более быстрым, то думаю, что от этого выиграют все - и Корея, и Россия. А в личном плане, если этот материал читают мои друзья и коллеги из РФ, кого я знаю, особенно те, с кем довелось встретиться в полярных районах, то хочу передать им большой привет и наилучшие пожелания. Надеюсь с ними работать и в будущем", - добавил корейский полярник, пригласив приходить в гости еще раз.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке