Новости

Торговля в столице: сегодня и завтра
Снос самостроя, вызвавший вначале довольно разное отношение в обществе - от безоговорочной поддержки властей в очищении от засоряющих город построек до сетований по поводу очередного удара по малому бизнесу, получил неожиданный хеппи-энд.

Собственники трех крупных незаконных построек вдруг решили разобрать их добровольно. Перед праздником на глазах у москвичей съехали арендаторы царя-ларька, как называют в столице стеклянную пирамиду у подножия зданий "Известий" возле станции метро "Пушкинская". А в субботу шесть экскаваторов уже сносили само здание. Что стоит за этим? На этот и другие вопросы на "Деловом завтраке" в "Российской газете" ответил руководитель департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк.

Алексей Алексеевич! Пока москвичи обсуждали, хорошо это или плохо для столицы, что тяжелая техника в одну ночь снесла с лица земли уродовавшие город два десятка лет незаконные постройки, их владельцы словно ушли в подполье. Их не было видно ни на экранах телевизоров, ни возле городских судов, куда бы они обратились за защитой от властей, посягнувших на их собственность.

И вдруг появились желающие добровольно демонтировать свои павильоны. До сих пор решил сам разобрать свою автозаправку лишь предприниматель в Зеленограде. Но ведь правительство Москвы с самого начала предлагало сделать это всем. Но бизнес шел, как говорится, в отказ, и вдруг согласился. Что случилось?

Алексей Немерюк: Очевидно, собственники незаконных построек надеялись, что пронесет, как проносило не раз за два десятка лет. А когда за одну ночь были снесены 97 павильонов из 104, решение о сносе которых было принято правительством Москвы 8 декабря 2015 года, то поняли: пожалуй, не пронесет. Настала пора принимать разумные решения.

Почему не пошли в суды - тоже понятно. Они же прекрасно понимали, что их бизнес строился на незаконной легализации самостроя. Зачем им было себя проявлять? Так можно было лишь вызвать к себе интерес правоохранительных органов.

К примеру, если вы купили угнанную машину, вы же все равно будете нести ответственность - за то, что не пробили, не поинтересовались, откуда она у продавца? Или взять квартиру. Если она у кого-то была незаконно отнята, а вы - купили...В любом случае останетесь без квартиры.

Вот и эти господа прекрасно знают, каким образом превращались их временные ларьки в капитальные объекты. У большинства из них хозяева те же самые, что и в 90-е годы, когда это происходило. Мало кто перепродал их. Помещения в этих торговых павильонах сдавались в аренду. Арендный бизнес несет золотые яйца в любой кризис - так было 1998 и в 2008 году, так происходит и сейчас. Имея этот самострой, они смогли хорошо заработать. Эксперты утверждают, что например, тот же Владислав Васнев, хозяин "Пирамиды" имел от нее по 250 тысяч долларов в месяц доходов. На такие деньги можно было приобрести крупную недвижимость. У Васнева есть торговый центр "Западный" на Рублевском шоссе. Да и вообще, если внимательно посмотреть, практически у всех снесенные павильоны - не последнее имущество, после которого они пойдут по миру.

Москвичи, в большинстве своем соглашаясь, что незаконные постройки, облепившие как ракушки станции метро, портили облик Москвы, в то же время уже привыкли пользоваться ими. Привыкли покупать там продукты, лекарства, цветы, зонтик, когда неожиданно хлынет дождь. При решении судьбы каждого из объектов самостроя власти смотрели на то, не принесет ли его исчезновение дополнительных неудобств горожанам?

Алексей Немерюк: Внесу ясность. В Москве сносили не торговые павильоны, а объекты самостроя. Процентов 80-90 из них находились в непосредственной близости от метро и были небезопасны для жителей и тех, кто там работал. Я долгое время жил на улице Долгоруковской возле станции метро "Новослободская" и помню, как там в свое время сначала появился маленький павильончик метро на 20 метров площадью. Город действительно согласовал его, учитывая, что вес сооружения, который будет стоять над пешеходным переходом, не будет более 5 тонн. Но спустя какое-то время павильончик превратился в огромное строение с весом гораздо больше любых нормативов. Между тем эта махина нависала над пешеходным переходом! Представляете, сколько могло быть жертв, если бы она рухнула?

Иногда ваши коллеги меня спрашивают: как же так? Вот в торговых центрах "Европейский" или "Крокус" станции метро прямо вмонтированы в здание и ничего, стоят!Но эти комплексы построены по специально разработанным проектам, где это обстоятельство учитывалось. Были проведены все необходимые расчеты, замеры, экспертизы...А тут чаще всего коробку ставили прямо на асфальт, безо всяких заглублений. Смонтировали металлоконструкции, обложили кирпичом, всеми правдами и неправдами провели туда свет и воду. И назвали это капитальным объектом! Поэтому вопроса: сносить или не сносить такие объекты, на сей раз даже не стояло. Однозначно нужно было сносить!

Справедливости ради замечу: город пытался и раньше город очистить от самостроя. Порядка 100 судов мы выиграли. Но когда были приняты поправки в статью 222 Гражданского кодекса РФ, давшие право местным властям сносить без судов объекты, угрожающие безопасности города, те, которые стоят на инженерных коммуникациях, вблизи станций метро и на приезжей части, правительство Москвы ими воспользовалось.

Пострадавших нет

Вернемся к вопросу. Что все-таки заменит москвичам исчезнувшие торговые точки? Кое-кто из горожан переживает, что цены на продукты вырастут...

Алексей Немерюк: А вот это совершенно напрасно. Покупая по дороге домой булку хлеба или бутылку кефира в магазинчике, размещенном в одном из снесенных павильонов, вряд ли кто особо задумывался, что в магазине по соседству с домом их покупка обошлась бы значительно дешевле. И это действительно так! Вот лишь некоторый анализ цен. Хлеб в нестационарных объектах дороже, чем в сетевых магазинах до 63, 6%, на столько же дороже там апельсины, картофель - на 55,8%, мандарины - на 40,3, соль - на 46,3, сахар-песок - на 23, 3, тот же кефир - на 25,5, сметана - на 27,7, молоко - на 14,5%.

Но всегда ли их можно там купить?

Алексей Немерюк: Когда в 90-е годы под палатки, позже превратившиеся в незаконные торговые павильоны, выделялись площадки, предполагалось, что спустя время в городе появится нормальная торговая инфраструктура и нужда в них отпадет. Так и случилось. Давайте выйдем на любое место, освободившееся от самостроя. Что увидим? Самую высокую насыщенность торговлей в данном районе. Мы, например, довольно долго судились по поводу сноса павильона рядом с филармонией, где находился небольшой магазинчик, обменный пункт и аптечный киоск. Наконец, его не стало. Зато прямо в арке жилого дома на Тверской открылась шаурма - достаточно цивилизованная точка, с подведенной водой, кафелем отделанная. Рядом еще метрах в 15 - маленький сетевой магазинчик с неплохим ассортиментом. В соседнем доме разместился уже сетевой магазин, площадью метров 200. Причем не крутой, а по ценам среднего уровня.

Или еще пример. В "Фейсбуке" я прочел, что на 9-й Парковой улице снесли пять павильонов и теперь вокруг - мертвое поле. Поехали туда, посмотрели. Выяснилось, что и там в радиусе 50-100 м от снесенных объектов есть буквально вся инфраструктура. Рядом - торговый центр Первомайский с тем же набором услуг, который был в демонтированных помещениях, начиная от приемного пункта химчистки, прачечной, общепита и прочих. К тому же в ТЦ имеются свободные площади и его администрация говорит арендаторам, оставшимся без места: "Добро пожаловать"! Готовы разместить все небольшие форматы. Правда, площади могут предоставить размером только побольше, но в денежном выражении они стоят даже дешевле. В снесенных павильонах квадратный метр обходился арендаторам в 2 до 6 раз дороже, чем сейчас стоят свободные помещения на московском рынке аренды.

И такая картина практически везде. В снесенном павильоне возле той же филармонии аренда "квадрата" стоила 10 тыс. руб. в месяц. А по соседству - мы пробили через риелторов, оказывается, можно снять нежилое помещение по 5400. На Тверской-Ямской стоил 18 000, а ближе к метро - 6500, на Воздвиженке в самострое, который перегораживал выход из метро, метр сдавали по 9200, а на Новом Арбате, 15 000, в одной из высотных "книжек" можно снять по 5700.

Что же торговцы так рвались туда, за такие-то деньги? Причем весьма солидные фирменные магазины, как например, сети Л Этуаль?

Алексей Немерюк: И не только эта сеть, но и "Рив Гош", "Шоколадница", "Сбарро" и многие другие...Объясняли они это так: да, арендная ставка непомерно высокая, но зато проходимость какая! Отлично зная, что здание стоит незаконно и аренда в нем когда-нибудь кончится, шли на риск. Бизнес есть бизнес.

Уверяю вас: никто из них без крыши не останется. Мы провели анализ и выяснили: сейчас только город выставляет на продажу и сдачу в аренду порядка 60 тыс. кв. м площадей с самым разным функционалом, да еще на рынке имеется примерно полмиллиона "квадратов" свободной недвижимости. Любой бизнес может снять эти площади и в любой момент заехать туда. Повторюсь: при этом еще и сэкономить, так как всем известно, что сейчас в Москве арендный рынок не арендодателя, а арендатора. Да и в переходы метро маленькие магазинчики на площади 6,5 тыс. кв. м в этом году вернутся после того, как метрополитен проведет их реконструкцию.

Кроме того, сетевые компании готовы представить малому бизнесу в своей прикассовой зоне очень высокопроходимые места для работы. Там легко можно разместить аптеку, обменный пункт, приемный пункт химчистки, магазинчик по продаже сотовых телефонов и так далее. Мы направили более 200 писем собственникам торговых павильонов с просьбой донести до арендаторов эту информацию. Подключился и департамент науки и промышленности - предлагает принять торговцев в технопарки и технополисы, там тоже есть свободные площади. Работает "горячая линия".

Инфографика РГ/Мария Пахмутова/Любовь Проценко

Ларькам на улицах Москвы ничто не угрожает

А потом за ларьки возьметесь, за их ликвидацию со столичных улиц?

Алексей Немерюк: Киоски стояли и будут стоять на городской земле, так как это некий формат нестационарной торговли, нужный москвичам. Да, в 2011 году мы провели первую реформу по их размещению, упорядочив в итоге размещение 8,5 тысячи торговых точек. В основном - с социальными функциями - печать, мороженое, хлеб, овощи. Мы даже увеличили тогда их количество на 600. Но сейчас работает около 5 тысяч. И совсем не потому, что кто-то их закрыл, просто не везде одинаково складывается экономика, какие-то оказываются нерентабельными, какие-то не выдерживают конкуренции.

5 тысяч - это, по-вашему, оптимальная цифра для Москвы?

Алексей Немерюк: Жесткой цифры нет и быть не может, ибо ситуация каждый день меняется. Расширяется город, строятся новые улицы-магистрали, вводятся новые жилые микрорайоны. Часто на первых порах там нет ничего - ни магазинов на первых этажах, ни ресторанов. Поэтому приходится развивать мелкую розницу, но и она не всегда приживается. Например, в районе Стрешнево есть райончик - с одной стороны огражден железной дорогой, с другой рекой, с третьей улицами. Жители просили поставить им палатки. Поставили три киоска - под хлеб, молоко и овощи. Трижды меняли арендаторов, все уходят. Ну нет там проходимости, нет заинтересованности в торговле!

Ларьки, казалось бы, уж точно предмет интереса малого бизнеса. А у нас и ими владеет крупный бизнес, если верить СМИ, которые пишут, например, что 300 киосков по продаже мороженого принадлежат Александру Жукову, тестю миллиардера Романа Абрамовича...

Алексей Немерюк: Мороженое - особый формат. Летом его нужно распродавать мгновенно, чтобы не потерять товар. И понятно, что наиболее конкурентоспособны на этом рынке 5 комбинатов по производству мороженого, которые сами и торгуют своей продукцией. Тем не менее недавно впервые на этом рынке у нас появились краснодарские предприниматели. Выиграли на аукционе несколько павильонов мороженого и торгуют им. Крупные хлебокомбинаты предпочитают работать в основном с сетевыми магазинами. Хотя недавно ушел к небольшому частнику и первый павильон возле Новодевичьего монастыря. Совхозу им. Ленина, который все время критиковал Москву за то, что не даем возможности ему продавать на своей территории клубнику, выделили 211 площадок. Предстоящим летом он там сможет разместить свои нестационарные объекты и торговать выращенной ягодой. Специально в прошлом году ввел такой формат киосков - клубника-земляника.

5 минут до магазина

В 2010 году в городе не хватало 600 магазинов шаговой доступности. Удалось ликвидировать этот дефицит?

Алексей Немерюк: За последние два года мы открыли 8830 новых магазинов, причем большинство из них именно недорогие. Даже на улице Тверской появилось три магазина "Перекрестка". И если взять за точку отсчета обеспеченность объектами торговли по нормам минпродторга, утвержденным для всех регионов страны, то Москва сегодня на 10-15% даже превышает эти нормы. Но мы понимаем, что этого мало, так как в том же Тверском районе превышение по площадям даже вдвое, а купить носки, к примеру, проблематично, так как большая часть магазинов в центре Москвы - крутые бренды. Поэтому мы создали свой норматив, по котором магазин с товарами повседневного спроса должен находиться для всех москвичей в пяти минутах ходьбы от дома. Этому нормативу в городе пока не отвечают порядка 180 территорий. Таких зон, в которые входят иногда два, иногда три дома и их жителям приходится идти в магазин 10, а то и 15 минут. К счастью, ситуация меняется прямо на глазах. Недавно выхожу из дома, и вижу: буквально по его периметру за последнее время появилось целых три магазина "Дикси"!

Но где гарантия, что завтра они так же быстро не исчезнут, как появились? Это в Лондоне если должен быть на этом месте магазин, то собственник никогда не сможет его переделать в аптеку или гостиницу. Почему бы у нас такой закон не принять? Глядишь, в центре Москвы не было бы проблемы, где купить поесть, которая возникла потому, что многие прежние магазины в 90-е годы перепрофилировали.

Алексей Немерюк: Для этого придется сначала переписать Конституцию РФ, которой предусмотрено, что собственник вправе распоряжаться своей недвижимостью без ограничения.

А чего не хватает Москве сейчас для того, чтобы открыть нормальные булочные, которые у нас практически вымерли как класс? - задает вопрос читатель "РГ" Антон Павлович Голубев.

Алексей Немерюк: Какие-то вымерли, а сколько новых появилось! Правда, я не уверен, что все с такой же ностальгией вспоминают времена, когда в Москве нужно было идти в один конец района за хлебом, потом в другой - за морковкой и далее - в третий - за молоком. Я с 7 лет такие путешествия совершал и вовсе не хотел бы, чтобы и мои дети занимались таким же фитнесом.

Еще один вопрос от читателей. "Было много разговоров о мобильной торговле. Вы участвовали в разработке этого проекта. Так где эта торговля или хотя бы закон о ней"?

Алексей Немерюк: Проект закона по моей информации почти полностью готов и в ближайшее время будет внесен в Госдуму РФ. Думаю, что в новых районах столицы, где пока не хватает стационарных предприятий торговли, мобильная торговля была бы очень уместна.

Каждую осень, когда закрываются ярмарки выходного дня, москвичи с опаской ждут, что больше они никогда не откроются. Развейте наши опасения.

Алексей Немерюк: С удовольствием. Сообщаю: придет весна и 109 ярмарок выходного дня откроются. Случится это как и всегда, 1 апреля.

визитная карточка

Алексею Алексеевичу Немерюку 40 лет. Он родился 28 апреля 1975 года во Владикавказе. С 1976 года проживает в Зеленограде. В 1996 году окончил Московский государственный институт международных отношений МИД России, в 1997 году - Высшую школу международного бизнеса Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Трудовую деятельность начал в коммерческих структурах. С 2003 по 2012 год работал в структурах правительства Москвы. Сначала - замглавы управы района Крюково по вопросам экономики и потребительского рынка, позднее - зампрефекта Зеленоградского административного округа Москвы, где курировал вопросы потребительского рынка и услуг, развития физкультуры и спорта, рекламы и оформления города, занятости населения.

С 20 апреля 2012 года назначен руководителем департамента торговли и услуг Москвы. Свободно владеет английским языком. Мастер спорта по парашютному спорту. Женат. Воспитывает двоих сыновей.