Новости

24.02.2016 21:30
Рубрика: Общество

Мы слишком многого ожидаем от жизни?

Тема с академиком РАН Юрием Бузиашвили
 Фото: Александр Корольков/ РГ
Фото:
Лучший способ избежать разочарований - не требовать от жизни многого. Верить, что жизнь будет всегда к вам милосердна, окружающие добры, обстоятельства благоприятственны - даже опасно для здоровья. Люди, питающие необоснованные иллюзии (а обоснованных иллюзий не бывает), особенно склонны к меланхолии и депрессии. Но, с другой стороны, много ли можно добиться от жизни, если многого и не требовать от нее? Обсудим тему с академиком РАН, руководителем клинико-диагностического отделения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева Юрием Бузиашвили.

Я разделил свою жизнь на авансы и долги

О чем вы мечтали в младые годы?

Юрий Бузиашвили: Не знаю, была ли это мечта, но я все время старался заглянуть вперед, в будущее, пытался увидеть, чем я, став взрослым, смогу быть полезен своим любимым людям, подарившим мне в детстве сказку, в которой я вырос. Принципы воспитания в 60-70-х годах в Грузии, во времена моего детства, предполагали, что настоящий мужчина обязан обеспечить на достойном уровне семью, помогать родственникам, иметь круг друзей с обязательствами в их адрес. Примером для меня служили мой дедушка и мой отец. Я не знал, каким образом смогу дотянуться до них в способности создать своим близким достойные условия жизни, но твердо понимал, что это моя обязанность. И я разделил свою жизнь на авансы и долги. Все, что мне давали авансом в детстве, я хотел отдать в том возрасте, когда смогу это сделать.

Вы строили какие-то планы? Вынашивали мечту?

Юрий Бузиашвили: Да. В детстве я хотел быть летчиком. Но когда папа привел меня в секцию легкой атлетики, я плохо подтянулся на турнике, и меня осмеяли. О том, чтобы стать летчиком, уже не могло быть и речи. Папа у меня был практикующий врач-невролог, знаменитый на всю Западную Грузию. В какой-то момент я начал присутствовать на его приемах. И к окончанию школы решение стать врачом было твердым.

Стать врачом? Всего-то?

Юрий Бузиашвили: Нет, не "всего-то". Я поставил себе цель стать знаменитым врачом. Как папа. Именно знаменитым.

На мой взгляд, эта цель достигнута. А сами вы как считаете?

Юрий Бузиашвили: Думаю, у меня есть некоторые основания считать так же.

Ваши амбиции менялись в течение жизни?

Юрий Бузиашвили: По мере того, как менялся я сам, менялись и мои амбиции. Знаете, Оскар Уайльд писал себе письма, в которых фиксировал свое сегодняшнее мироощущение, свои взгляды на жизнь. Запечатывал эти письма в конверт, а ровно через десять лет вскрывал и читал. А, прочитав, смеялся: какой дурак это написал. Мы очень меняемся с годами. Я сегодня и я в сорок лет - абсолютно разные люди. Надо жить так, чтобы не стесняться себя в прошлом.

Чудо должно быть заработано

От чего рождаются разочарования? От завышенных ожиданий? От переоценки своих возможностей?

Юрий Бузиашвили: Мне кажется, они рождаются от гипертрофированных ожиданий чуда, которого на свете не бывает. Каждое чудо должно быть заработано в поте лица. И когда оно происходит, у вас подчас уже не остается сил насладиться им. Разве не чудо, что мне, простому грузинскому парню с еврейскими корнями, приехавшему из Кутаиси, удалось преуспеть в России и стать академиком?

Все это потому, что ваши ожидания были соразмерны вашим возможностям?

Юрий Бузиашвили: Не знаю, потому ли. Главное - эти ожидания оправдались. Свою семью я обеспечил уже давно, теперь моей семьей является коллектив отделения, которое я возглавляю. Это сто человек. И за каждого из них я болею, говорю это совершенно искренне. Нельзя быть счастливым руководителем среди несчастных подчиненных.

Каждой женщине в ЗАГСе я выдавал бы "Сказку о рыбаке и рыбке"

Есть такой понятие - синдром завышенных ожиданий. Это уже едва ли не психический недуг?

Юрий Бузиашвили: Я думаю, это просто невроз. Невроз людей, которые выглядят не очень приглядно из-за того, что хотят казаться лучше, чем они есть, и требуют больше, чем заслужили.

Сказка о рыбаке и рыбке"?

Юрий Бузиашвили: Да. Каждой женщине в ЗАГСе я выдавал бы "Сказку о рыбаке и рыбке". Мало того, я бы заставил их перечитывать эту сказку хотя бы раз в три месяца. Поверьте, у нас было бы много больше счастливых семей, если бы женщины помнили, что их необузданные желания, как правило, кончаются "разбитыми корытами". Впрочем, то же касается и мужчин. Не надо переоценивать себя и свои возможности. Не надо требовать от жизни больше, чем ты заслуживаешь. Все неврозы - от этого.

Завышенные ожидания может, наверное, формировать у кого-то и глянцевый журнал?

Юрий Бузиашвили: Отвечу так. Собрались как-то еврейские мудрецы обсуждать три вопроса - кто самый умный, кто самый сильный и кто самый богатый. Долгая дискуссия развернулась по поводу того, кто самый умный. Кто-то говорит - химик, кто-то - физик, кто-то - биолог. Старый еврей спал, потом проснулся и говорит: самый умный человек на свете тот, кто хотя бы раз в день задает себе вопрос, откуда он пришел и куда идет. Затем стали обсуждать, кто самый сильный. Кто-то говорит - каратист, кто-то - штангист, кто-то - боксер. Старый еврей опять проснулся и говорит: самый сильный человек тот, кто может обуздать себя в гневе. Потом давай они спорить, кто самый богатый. Тот, кто спал, к концу спора проснулся и снова сказал свое слово: самый богатый человек тот, кто на момент, когда задает себе этот вопрос, доволен тем, что у него есть. Что такое глянцевый журнал? Это генератор желаний. Ведь 80 процентов информации мы воспринимаем глазами, а на остальные органы чувств - осязание, обоняние, вкус, слух и т.д. - приходится лишь 20 процентов. Глянцевый журнал рассчитан на сиюминутную реакцию. Это своего рода "25 кадр". Но глупо, когда некоторые женщины, начитавшись "глянца", начинают краситься под Мэрилин Монро, а некоторые мужчины пытаются изобразить из себя Шварценеггера. Я понимаю, что глянцевый журнал, женский или мужской, не может обходиться без информации о новинках косметики или о том, как накачать красивый торс, но рекламироваться должны в первую очередь достоинство, ум, образование. "Наука и жизнь", "Техника молодежи", "Крокодил" - даже сейчас переиздать эти журналы было бы актуально и полезно для нашей молодежи.

Завышенные ожидания чем-нибудь опасны, кроме разочарований?

Юрий Бузиашвили: Они могут создать невроз. Такие люди невротически неадекватно ведут себя. Известно, например, что для боксера промахнуться на ринге гораздо хуже, чем пропустить сильный удар. И с людьми происходит нечто подобное. Когда не оправдываются завышенные ожидания, возникает невроз. В человеческой психике постоянно конкурируют два процесса - торможение и возбуждение. Если возбуждение преобладает над торможением, то человек неадекватен.

А заниженные ожидания могут быть чем-то опасны?

Юрий Бузиашвили: Заниженные ожидания - это тоже своего рода болезнь, симптомы которой неуверенность, суетливость, подозрительность. Если бы у меня была возможность передать миру послание на все времена, для всего человечества, я бы сказал: нет ничего лучше, чем чувство меры во всем: в желаниях, в еде, в нагрузках, даже самых сокровенных чувствах, в работе. Некоторые кичатся тем, что они трудоголики, а ведь это патология, любой фанатизм - это патология.

Может, завышенными ожиданиями человек пытается компенсировать свою несамодостаточность?

Юрий Бузиашвили: Игорь Губерман написал: "Подобные слепым, несчастным нищим,/ вокруг себя руками жадно рыщем;/ не в том беда, что смысла жизни ищем,/ а в том беда, что изредка находим". Очень важно найти смысл, линию жизни, человека, с которым по жизни идешь. Не всем это удается, но к этому надо стремиться, чтобы в конце концов установить мир с самим собой, перестать мучить себя бесплодными мечтами и укорять за несбывшееся. Каждый решает для себя, посвятить ли жизнь тому, что будут о тебе говорить через много лет. Будучи не чужд этой мысли, я решил, что самый известный путь к этому - ежедневное добро, сделанное людям. Никакой оригинальности, но очень надежно и стабильно.

Неудачник - это человек со сжатым кулаком, из которого мало ушло из добытого

Кто такой неудачник, по-вашему?

Юрий Бузиашвили: Мне кажется, неудачник - это человек со сжатым кулаком, из которого мало ушло из добытого. Это человек, у которого от стяжательства, постоянного напряженного подсчета, сколько он отдает, много остается в руке. И он не знает, что с этим делать. Вспомните Александра Македонского, которого хоронили ладонями кверху в знак того, что он ничего не уносит из жизни в могилу. Или прочтите письмо, которое написал на смертном одре основатель Apple Стив Джобс. Могу в том же контексте процитировать выступление Шимона Переса в Киеве: "Мы мечтали о своей земле, но земля, которую мы получили, не была мечтой. Это был маленький клочок, одна тысячная часть Ближнего Востока... Там были болота, москиты, пустыня на юге, камни. Выбирать нужно было между комарами и камнями... Мы пришли туда и не знали вообще, что делать... И мы подумали: самое большое богатство природы - это человек. Люди обогатили землю, а не земля народ". Они создали в пустыне сказку. А мои земляки в Грузии сказку, созданную многими поколениями, не смогли удержать на уровне.

Если же говорить об удаче и неудаче... Человек не избежит своей судьбы. Все, что на свете дано нам, друзья, ни прибавить и не убавить нельзя. Помните рассказ, кажется, О Генри, как человеку надоела цивилизация, и он решил бросить все. Приехал к густым лесам, разделся и голым пустился в чащу, дабы избавиться от людских и общественных проблем. Первые шесть часов он был необыкновенно счастлив. Потому что тишина, никто не пристает с разговорами, никто никому не завидует, никто никого не обижает. Он расслабился, два часа поспал. Потом встает, идет к кустам малины, начинает срывать ягоды, и вдруг из-за кустов раздается рев медведя. Первая реакция человека - убежать. Но он понимает, что рано или поздно встречи с медведем не избежать. Тогда он, решив принять бой, хватает огромный сук и бросается в кусты. Каково же было его разочарование, когда в кустах он увидел такого же голого человека, как он сам. Они оба плюнули, оделись и уехали обратно в город. Нам никуда не деться от нашей цивилизации. Мы должны выработать правила игры, правила межчеловеческого общения. Если вы выходите утром с установкой сделать добро хоть кому-то, этот день уже идет вам в зачет. Нельзя в себе носить плохое. Нельзя копить обиды. Говорят, толстые люди - добрые, потому что они заедают свои горести и переживания. Заел - и стал добрее. Не зря же вместо "растолстел" можно сказать "раздобрел". Эти слова - синонимы.

Есть известный принцип, приписываемый Наполеону: требуй невозможного - получишь максимум. Именно так и надо относиться к жизни?

Юрий Бузиашвили: Я, как вы поняли, противник завышенных ожиданий, но иногда надо ставить перед собой недосягаемые, казалось бы, цели. Тот же Шимон Перес, которого я здесь цитировал, сказал примерно следующее: когда мы начинали строить свое государство, нам казалось, что мы мечтаем о невозможном. Этого "невозможного" мы достигли и, оказалось, что наши мечты были маленькие, надо было мечтать о большем. Мир делится на людей, которые не верят в невероятное, и на людей, которые делают невозможное.

Я инфантилен до сих пор

Привычка ожидать от жизни слишком много свойственна детям. Такие ожидания в зрелом возрасте - это инфантилизм?

Юрий Бузиашвили: В таком случае я инфантилен до сих пор. Потому что всю свою жизнь построил на доверии. Меня много раз обманывали, но если я потеряю доверие к людям, я потеряю сам себя. Любые отношения мне легче построить на доверии, чем начинать со скептицизма и подозрительности. Детские мечты взрослого человека, наверное, можно назвать инфантилизмом, но если их удается реализовать... Я уверен, что Королев был инфантильным человеком. Но свои детские мечты он триумфально осуществил. Мой отец был инфантильным, когда ушел из родительского дома. Мама говорит, что в ту пору у него была лишь одна смена белья, да и то заштопанного, но он мечтал создать для нас хорошие условия жизни. Папа сыграл роль первой ступени ракеты, вывел нас - меня, мою сестру, ее детей, мою дочку - на московскую орбиту. Все мы стали врачами. Мой племянник - один из лучших кардиологов в России и хорошо известный в Европе и в США. Признанный кардиолог европейского уровня - разве это не счастье?

Должен признаться, я инфантилен до сих пор. Потому что в каком-то смысле живу багажом и правилами, приобретенными в детстве.

После тридцати лет человек должен научиться жить удовлетворенным

Надо ли во избежание разочарований говорить "нет" своим мечтам?

Юрий Бузиашвили: Я думаю, надо улыбаться сюрреалистическим мечтам. Надо улыбаться тому, что ты не сможешь летать. Надо улыбаться тому, что ты не сможешь путешествовать по звездам. Вообще в жизни надо уметь удовлетворяться, потому что жить неудовлетворенным очень трудно. После тридцати человек должен научиться жить удовлетворенным. Не обязательно быть очень богатым или очень сильным. Удовлетворение можно найти и в малом, поверьте мне.

В чем разница между мечтой и целью? Мечта - это что-то возвышенное или даже недосягаемое, а цель должна быть реалистична?

Юрий Бузиашвили: Если человек может сформулировать цель, значит, он уже на дороге к ее достижению. А мечта - это когда вы, сидя на земле, тоскуете о крыльях. При этом даже понятия не имеете, где вы их возьмете и существуют ли они. Все-таки цель - это более приземленное. Это дорога к той мечте, которая у вас возникла.

В юные годы многие мечтают о славе. Мечтать о ней стоит, на ваш взгляд, или это прямая дорога к комплексу неполноценности?

Юрий Бузиашвили: Мечтать, как известно, не вредно. В том числе и о славе. Но хорошо бы помнить, что спутник славы - одиночество. Из-за чрезмерного внимания к ним прославленные люди порой становятся одинокими. Как врач скажу, что существует еще и синдром "бывших". Бывших знаменитых артистов, бывших олимпийских чемпионов, бывших больших начальников. Это когда всю оставшуюся жизнь человек живет с мечтой вернуться к былой славе, былому могуществу. Этот синдром неизлечим.

В жизни ты получаешь только то, что заслужил

У вас бывают моменты счастья?

Юрий Бузиашвили: Я счастлив, когда знаю, что все мои близкие живы-здоровы. Да, свое понимание счастья я сузил до того, что у меня все живы-здоровы.

Чего вы себе не прощаете?

Юрий Бузиашвили: Измены.

Измены кому-то или себе самому?

Юрий Бузиашвили: Это одно и то же. В первую очередь вы изменяете самому себе, а потом кому-то.

О чем вас бесполезно просить?

Юрий Бузиашвили: Предать друга. Никогда на это не подпишусь. Для меня дружба превыше всего.

У вас бывали в жизни большие разочарования?

Юрий Бузиашвили: Да. Самое большое разочарование я пережил в тридцать пять лет, когда понял, что в жизни нет места сказке.

Визитная карточка

Юрий Бузиашвили - заместитель директора Института кардиохирургии имени В.И. Бураковского Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, руководитель клинико-диагностического отделения, академик РАН, с 2011 г. по 2013 г. - главный кардиолог г. Москвы. Родился в 1954 г. в Кутаиси. В 1977 г. окончил 1-й Московский медицинский институт им. И.М.Сеченова. С 1977 г. по 1982 г. проходил клиническую ординатуру и аспирантуру в НЦССХ им. А.Н.Бакулева и остался в нем работать. В 1989 г. защитил докторскую диссертацию. С 1999 г. - заместитель директора по научной работе Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского; с 2004 г. - член-корреспондент РАМН. 27.03.2014 г. присвоено звание академик Российской академии наук

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке