Новости

Как губернатор Сахалина Олег Кожемяко закрывает схемы для коррупции
Олег Кожемяко: Беру на работу тех, в ком уверен. Мне нужны надежные и опорные люди. Фото: Сергей Красноухов / ТАСС
Олег Кожемяко: Беру на работу тех, в ком уверен. Мне нужны надежные и опорные люди. Фото:
Третьего марта прошлого года Сахалин вздрогнул: неожиданно арестовали губернатора Александра Хорошавина. Миллионы людей смотрели по телевизору, как "хозяина острова", стыдливо прячущего лицо под капюшоном, в наручниках ведут силовики.

Стране была продемонстрирована длинная "дорожка" из банкнот, изъятых у главы региона и его приближенных. Мир увидел десятки дорогущих часов, золотые авторучки ценой с двухэтажную гостинку и прочие атрибуты роскоши. Вскрылся коррупционный фурункул невиданного масштаба...

Президент России назначил исполняющим обязанности губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко, который руководил соседним Приамурьем.

Спустя год в кабинете главного чиновника острова мало что изменилось, разве что стало больше света: светильники поменяли.

Виновата власть

- Почему на Сахалине коррупция достигла таких масштабов? Сама власть виновата в этом. Отсутствие контроля за распределением денежных средств, отсутствие контроля за ценообразованием в сфере строительства, безнадзорность в закупках на фоне солидных доходов регионального бюджета.

Для меня предложения о "процентах" и "долях" просто оскорбительны. Со мной это дело не пройдет

Средства в областном кошельке сосредотачивались большие, но не было стратегии, которая бы упорядоченно направляла их на необходимые нужды, начиная с первоочередных. Это позволяло создавать все условия для того, чтобы коррупция здесь зрела и цвела.

Вскоре она со скоростью быстрорастущей злокачественной опухоли стала распространяться на всех уровнях. Механизмов для ее успешного прорастания во все сферы было придумано множество от примитивных до мудреных.

Примеры? Делали так, чтобы объект стоил в полтора раза дороже своей реальной цены, этот "хитрый" контракт отправлялся в муниципалитет. Там его "отыгрывали" соответствующим образом, чтобы его исполнением занималась нужная компания.

Часто применялась порочная практика так называемых отложенных контрактов. Что это такое? Например, муниципалитет должен построить стадион. Спрашивают, кто желает его построить? Близкая к власти компания проявляет инициативу и начинает строительство объекта. Почему обязательно приближенная компания? Потому что она уверена, что власть его обязательно выкупит. Иначе кто будет рисковать?

Кто не связан с властью, никогда не будет рисковать собственными деньгами. Прежде чем строить авансом, нужно быть уверенным, что объект в итоге выкупят. Все стройки по отсроченным контрактам возводились по "сырым" проектам, которые власть никак не контролировала, потому что это не ее объект на этапе строительства. Потом все выкупалось по цене, которую назначал собственник. Никаких конкурсов и торгов! Выкупали и все... Это все тоже взращивало коррупцию.

Со всей ответственностью говорю, что со стороны министерства финансов Сахалинской области не было ни малейшего контроля за уровнем бюджетной обеспеченности муниципалитетов.

Никто не проверял, как тратятся деньги в муниципалитетах, проще говоря, не было даже речи об эффективности использования денежных средств муниципалитетами.

Деньги давали, и никто не отслеживал, как эти деньги работали и какая была от них отдача. Подумать только, 2,7 миллиарда в год выделялось на сельское хозяйство, а сельского хозяйства как такового не было.

Знаю, что во многих субъектах существует правило: если регион тратит в год миллиард-полтора на аграрные нужды, то он уже считается территорией с высокоразвитым сельским хозяйством.

Стройиндустрия была загнана в угол. Практически полное отсутствие собственных стройматериалов.

Безмерно была завышена стоимость квадратного метра новостроек, муниципалитеты по неоправданно высоким ценам покупали здания, которые ранее уже эксплуатировались. Бэушные объекты шли по 120 - 130 тысяч рублей за квадратный метр, хотя дешевле было построить новые.

Сейчас мы строим за 60 - 65 тысяч за квадратный метр. Понимаете, вдвое дешевле!.. В жизни же все просто, если максимально сужен диаметр вхождения в различные структуры, там будет меньше маневра для коррупции.

Бюджет для проедания

Должны быть прописаны верхние границы в цене, будь то строительство или закупки. Обязательно должна быть стратегия, куда нужно тратить деньги, на какие нужды. Сейчас мы организовали корпорацию развития региона, только целевым порядком будем тратить деньги на экономические проекты, которые дадут импульс развитию Сахалина не только от нефтегазовых доходов. Жизнь показывает, что доходы от продажи нефти и газа вещь весьма ненадежная. Должно быть свое производство.

Почему весь этот негатив происходил? Считаю, что несколько запутан 44-й Федеральный закон и ловкачи очень хорошо научились прикрываться этим законом. Прописал техническое задание и объявляй, что ты выполнил 44-ФЗ. Некоторые условия, прописанные в этом законе, как раз и предопределяют составляющие коррупции. Возьмем, к примеру, строительство. В этом законе нет границ стоимости квадратного метра. Пропиши красиво техническую часть, отыграй аукцион - и все внешне будет прилично и почти логично. Но ниш там для коррупции немало.

Те же отложенные покупки или, проще говоря, покупки готового объекта. Как на практике получается? Я провожу аукцион на покупку готового объекта. Много ли вариантов мне предложат здесь, на острове?..

Умудрились, даже ту бюджетную подушку безопасности из областного кошелька планировали потратить на проедание в 2016 - 2017 годах.

Я спрашиваю: а как 2018 год будем жить? "Я не знаю..." - говорит мне министр финансов. Я понимаю, почему она не знала, человек собирался спокойно уходить на пенсию.

Какая была цель? Простая до цинизма: всюду добавить денег, еще больше раздуть бюджет, чтобы потом окончательно грохнуть...

2,7 млрд в год выделялось на сельское хозяйство, а сельского хозяйства как такового не было

А жить нужно так, как зарабатываем, по-другому не получается. Аппетит должен быть не больше доходов, но при этом нельзя останавливать экономику, нельзя останавливать те проекты, которые дают рабочие места, которые сами являются катализаторами экономических процессов. Нельзя уповать на нефтедоллары.

Это же путь в никуда, и он когда-то должен был закончиться. Вот он и закончился. Он позволил развить коррупционные процессы, когда люди получали сомнительные заказы, когда никто ничего не считал. Самое печальное, что руководство региона позволяло это делать. За определенные услуги давали бюджетные деньги... Давали и не считали, и не спрашивали за них...

Сегодня этот финансовый конвейер остановлен, им очень серьезно занимались правоохранительные органы.

Мы со своей стороны создаем институты, которые не позволяют слишком размахиваться. Ввели ограничения по стоимости квадратного метра в строительстве. Всю систему строек проводим через центр ценообразования и теперь видим, за какие средства все строится и ремонтируется. Создали министерство по закупкам. Все закупки отслеживаем, от многого приходится отказываться. Начали запускать контрольную группу проверки межмуниципальных, межбюджетных отношений в муниципалитетах и других ведомствах.

Скрывать нечего, перекосов было много. Как пример - зарплаты. Они разнились в разы. Вроде люди исполняют примерно одинаковые обязанности, а разница в оплате их труда составляла два-три раза. Зарплаты не были привязаны к результатам. Много было почти невидимых трат, которые совсем не шли на пользу общества.

От бюджетного "пирога" отщипывали все, кто мог, деформировалось сознание у многих чиновников. Многие главы муниципалитетов, руководители учреждений привыкли, что деньги на них валятся просто так.

Конкурсы для своих

Были ситуации, которые годятся для начинки анекдотов и монологов для сатириков. Если в аэропорт Южно-Сахалинска прилетал чиновник федерального масштаба, то за то, чтобы встречающая его машина проехала на территорию аэропорта, из бюджета платились деньги. Аэропорт, на минуточку, государственный.

Управделами регионального правительства выставляла какие-то надуманные счета областному бюджету. Которые безропотно оплачивались.

В это трудно поверить, но в некоторых наших ведомственных структурах создавались депозиты, в которых умудрялись хранить бюджетные деньги. Ловкачи не стеснялись еще на этом и зарабатывать! Уму непостижимо!

Это говорит о чем? О том, что задания по госзаказу выдавались несоизмеримо увеличенные, что позволяло держать деньги в депозитах. Но в то же время на решение определенных социальных проблем денег недоставало. А проблем было много. И с благоустройством городов, и с муниципальным транспортом. Не хватало многих вещей, которые реально нужны людям.

Было хорошо только тем, кто попадал в эти хитро выдуманные схемы, остальным, что называется, не повезло.

Знаете, я не первый день и год работаю во власти. Казалось бы, видел многое, но даже у меня некоторые вещи вызывали оторопь.

Как пример, муниципалитет покупал здание у коммерческой структуры, которая за две недели до этого купила это здание у этого же муниципалитета в два раза дешевле.

Покупали по 130 - 160 тысяч за квадратный метр, потом еще столько же денег тратили на ремонт этого самого "метра". На Курилах ветряные генераторы по документам числились 2013 года выпуска, а на них висели бирки, говорящие о том, что произведены они были еще в 1991 году. Ну это же за гранью!

Подобные вещи были видны просто невооруженным глазом. Сахалин - это же остров, где все друг друга знают, где все видно и понятно. Тем не менее люди шли на эти нарушения и еще сегодня пытаются идти.

Большие деньги при отсутствии контроля беда еще большая, чем их недостаток. Годовой бюджет Сахалинской области доходил до 190 миллиардов рублей, а не было главного - чувства меры и понимания, как эти деньги использовать. Бесконтрольные деньги развращают!

Доходило до того, что люди не хотели переселяться в новые дома, которые им строили по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Не хотели потому, что новостройки были отвратительного качества, но построенные за сумасшедшие суммы. Человек считал нужным остаться жить в ветхом доме, чем менять его на подозрительный новострой.

Между тем каждая копейка в государственном кошельке должна давать результат. Это не красивые слова, а истина. Государство должно инвестировать в малый и средний бизнес, он важная часть экономики. Инвестировать, а не раздавать знакомым.

Еще о конкурсах. Островные предприятия: колхозы, совхозы, рыбаки не могли выйти на конкурс на поставку продуктов в сеть региональных социальных учреждений. Почему? А по условиям конкурса вместе с рыбой нужно было поставить чай, сахар и лавровый лист. Кто это может сделать? Только предприятия торговли. На деле торговля брала все продукты у тех же колхозов, хорошенько накручивала цену, а затем поставляла социальным, бюджетным учреждениям. Уже с лаврушечкой.

Бюджетные деньги даются не для того, чтобы на них наживался узкий круг лиц.

Человек без охраны

Предлагали ли мне за минувший год "процент"? Знаете, это пустая затея.

Со мной это дело не пройдет, и для меня подобные предложения о "процентах" и "долях" просто оскорбительны.

Я всю жизнь живу на Дальнем Востоке, сам работал в крупном бизнесе, этот бизнес, кстати, и сейчас работает, уже без меня. Я человек обеспеченный, думаю, что мысли по поводу "отката" ни у кого из здравых людей в отношении меня не должно возникнуть.

Как власти на Сахалине вернуть утраченный авторитет? Да просто - быть честными с народом.

Для этого мне пришлось заменить часть команды. Кто был замешан, замаран - до свидания. Беру на работу тех, в ком я уверен. Мне нужны надежные и опорные люди. Которых не надо учить. Времени-то на учебу просто нет...

Примерно две трети прежней команды осталось, это трудяги от власти, которые честно делали и делают свое дело. Не надо думать, что все коррупционеры. Часть верхушки, безусловно, сгнила. Доходило то того, что на ту часть этажа, где расположен кабинет губернатора, беспрепятственно могли зайти только его замы, министры не могли - у них даже электронных ключей не было. Это же в корне неправильно! Министры - это те люди, которые стоят на передовых позициях по большинству вопросов.

Костяк команды не должен быть подвержен коррупционным влияниям. Иначе опять беда. Главное, чтобы чиновники понимали, что государственные деньги нужно использовать для народа. По-другому не будет.

Когда год назад я сюда пришел, то чувствовал холодок недоверия, люди были напряжены и осторожны. Их можно понять.

Стало легче, когда в минувшем сентябре на выборах большая часть избирателей области сказала мне "да".

Народ здесь дружный и дружелюбный, не злой. Это дух острова. Тут моральный климат отличается от материкового. Остров - это как маленькая лодка, где все на виду и локоть от локтя рядом...

Беспокоюсь ли я о своей безопасности? Я не думаю об этом. Понимаю, что на многие мозоли приходится наступать. Но у меня есть помощник, есть водитель. Я один гуляю с собакой и отправляюсь на пробежки. Ходить с утра до вечера с охраной - это не для меня. Хулигана я и сам смогу остановить. А в остальном... Дело же не в Кожемяко. Страна меняется, и дальше вольготно жить по правилам 90-х становится все сложнее. Кроме того, силовые структуры у нас на острове очень даже силовые...

Убежден, что сейчас более опасно и неприлично заниматься коррупционными делами.

Они все чаще проваливаются. Они ломают судьбы нечистоплотным людям. Поверьте, никакие деньги не стоят доброго имени твоих детей, родственников и близких. Эти миллионы не принесут пользы. Ну, пример моего предшественника очень говорящий. Жизнь-то сломана не только у него. А как жить его семье? Тебе дали такие возможности, работай, и все будет. И достаток, и уважение, и почет. Смысла нет воровать!

Это вредно прежде всего для себя любимого. Слишком большие риски, слишком большие потери. Нет таких денег, чтобы были дороже твоей судьбы.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке