Новости

25.02.2016 14:56
Рубрика: Культура

Портрет на фоне Тадж-Махала

Фотопроект Оливье Кюльманна открылся в Москве
Проект Оливье Кюльманна - одна из выставок звезд современной фотографии, которые можно увидеть в Манеже в рамках Фотобиеннале-2016.

Здесь представлены работы блистательного репортера Жана-Пьера Лаффона, снимавшего демонстрации, уличные банды в Бронксе и закрытую тюрьму в Арканзасе… Здесь эффектная ретроспектива испанки Кристины Гарсии Родеро "Открыв рот", где сплетены экспрессия, юмор, страсти и энергия людей с пяти континентов. Здесь архив венецианского мэтра Грациано Аричи "Венеция. Мировая культура в лицах", насчитывающий более миллиона снимков, в Манеже - его малая (отнюдь не по значению) часть. Оливье Кюльманн - архивист, антрополог, художник и фотограф в одном лице. Его лицо гарантировало единство проекта "Другие", над которым он работал в Индии с 2009 по 2014 год.

Первое, что бросается в глаза, - большая фотография трех военных в форме индийской армии, позирующих на фоне белого экрана в окружении софитов. При ближайшем рассмотрении выясняется, что в роли трех друзей снялся один человек. Нет, это не военная хитрость. Работая над проектом "Другие", Кюльманн перевоплощался в жителей Дели, Ченнаи, Пондичерри, Мумбаи и их окрестностей. Тут можно найти знойного красавца в блестящем жакете, просветленного отшельника на фоне Ганга с цветочками и белыми лебедями, серьезного горожанина в очках на фоне однотонной занавески, взъерошенного бедняка в набедренной повязке или жителя гор, укутанного в накидку на фоне заснеженного пейзажа…

Идея очень напоминает работы американки Синди Шерман, японца Ясумасы Моримуры или нашего Владислава Мамышева-Монро. Но если, допустим, Синди Шерман имитировала в своих фотографиях кадры фильмов, которые были "узнаваемыми" для американцев, несмотря на то, что исходного оригинала никогда не существовало, то Оливье Кюльманна имитирует студийные снимки на память. Причем студии его интересуют не меньше персонажей. Более того, он еще и продемонстрировал весь набор наиболее ходовых компьютерных "фонов", в которые заказчики предпочитают включать себя или только свою голову. Словом, Кюльманн одним проектом убил двух зайцев: хотите увидеть фантастическое социальное, этническое и религиозное многообразие Индии - пожалуйста; вас интересует специфика массовой фотографии в студии - смотрите и наслаждайтесь.

О том, почему Гималаи на заднике похожи на Альпы, а торсы некоторых персонажей заимствованы от актеров Болливуда, рассказывает Оливье Кюльманн.

Вы социолог по образованию. Идея проекта связана как-то с Вашими социологическими интересами?

Оливье Кюльманн: Несмотря на то, что в проекте представлено 35 персонажей, вряд ли здесь стоит говорить о взгляде социолога. Индийское общество эти герои, конечно, далеко не исчерпывают. Это очень маленький фрагмент, скажем так, портрета индийского общества. Важнее фотографический аспект. Мне хотелось исследовать индийскую "народную", не авторскую фотографию. Посмотреть на нее с художественной точки зрения.

Речь о постановочной студийной фотографии в городе?

Оливье Кюльманн: Да. Таких фотостудий очень много повсюду, и в больших городах, и в маленьких. Мне было интересно, как люди представляют себя, какими они хотят себя видеть. Я использовал одежду, типичную для социального слоя. Но я пытался воспроизвести те позы, в которых люди обычно снимаются в студии.

Как вы отбирали типажи? Смотрели какие-то альбомы, снимки?

Оливье Кюльманн: Я провел в Индии, готовя проект, два с половиной года. Часто фотографировал людей на телефон прямо на улице, если они казались интересными. Я выбирал часто встречавшиеся мне типажи.

Лысоватый товарищ в очках и в шерстяной жилеточке и на фоне пальмы, например, кто?

Оливье Кюльманн: Это типичный чиновник в Нью-Дели. В желтых одеждах - кришнаит. Он стоит на фоне задника со священной рекой Ганг…

Почему с лебедями? В России когда-то были очень популярны в народе коврики с лебедями.

Оливье Кюльманн: Про лебедей трудно сказать. Но вообще в индийских фотостудиях охотно используют фон местностей других стран. Разумеется, часто снимаются на фоне Тадж-Махала или других местных достопримечательностей, но встречаются иностранные пейзажи. У меня был смешной случай. Я снимался в Индии в фотоателье на фоне гор, был уверен, что это Гималаи. Гордо показал своему приятелю, который хорошо знает Швейцарию, и он в моих Гималаях опознал одну из швейцарских вершин! Оказалось, индийцы очень любят использовать в качестве задника швейцарские пейзажи.

Возможно, причина в том, что студийная съемка пришла из Европы. И какие-то задники по традиции, видимо, рисуются, как прежде. Вообще, очень интересно наблюдать, как как те или иные вещи несколько видоизменяются, попадая в другую культуру. Так что, возможно, и лебеди "приплыли" из российской традиции. А может, к вам из Индии?

Кстати, у вас студии везде разные. Где с античными колоннами, где с тяжелыми портьерами, где с облупленной стеной… Вы снимались по всей стране? Или это реконструкции?

Оливье Кюльманн: Нет, это реальные студии. Для меня было очень важно их показать. Фотограф же обычно снимает клиента и кусочек фона задника. Я же отступал подальше, чтобы показать все пространство целиком. Но, конечно, я не мог провести там много времени. Мне же нужно было сделать более 100 фотографий одного типажа, чтобы быть уверенным, что я правильно воспроизведу и позу, и одежду. А в Индии в фотоателье люди сменяются каждые пять минут. Там работа идет очень энергично. Поэтому я фотографировал пустые студии. Дальше с помощью ассистента делал свои снимки - сотни фотографий на каждый типаж. Смотрел что получилось в компьютере. Проверял, правильно ли у меня все получается. Потом совмещал портрет и снимок пространства ателье.

Другая часть проекта - портреты на "цифровом" фоне. Какой фон востребован?

Оливье Кюльманн: Все зависит от человека. Отец семейства не так будет сниматься, как молодой человек. Некоторые почему-то хотят позировать с телефоном. Но все хотят выглядеть лучше, чем на самом деле. Молодежь очень хочет походить на героев кино.

Индийского кино?

Оливье Кюльманн: Именно. Например, на этой фотографии на компьютерном фоне не только Тадж-Махал, но и торс очень известного индийского актера. Люди фотографируются на нейтральном фоне, а потом их голову "приставляют" к торсу актера. Когда я показываю этот снимок в Индии, все знают, кому принадлежит это мускулистое тело.

А кому оно принадлежит?

Оливье Кюльманн: Салмону Хану, одному из самых популярных звездных актеров Болливуда. Но у меня, к сожалению, нет его номера телефона.

Почему вы выбрали Индию? Был бы возможен этот проект где-то в Европе?

Оливье Кюльманн: Я прожил в Индии 10 лет, когда работал над другим своим проектом. Меня вдохновило восхитительное богатство традиции "народного фотоателье" в Индии. Конечно, фотостудии есть и в других странах, но нигде эта практика не предстает столь колоритной и общепринятой, как там. Недавно я побывал в Южной Корее, в Сеуле, и меня потрясло, что все ходят с селфи-палочками для съемки. Просто поголовно! Это тоже интересно было бы изучить. В каждой стране фотографируют по-своему.

В Индии селфи с палочками не распространены?

Оливье Кюльманн: Нет. По крайней мере, четыре года назад не были распространены. Сейчас, наверное, тоже бум селфи начинается.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке