Популярное

Ди Каприо после получения "Оскара" напомнил об экологических проблемах

29.02.2016, 12:35
Впервые в истории главного события американского киногода основной интригой стало не кто получит заветные статуэтки, а - кто их не получит.

Конечно, и раньше бывали всплески неконтролируемой общественной активности: то Марлон Брандо откажется от участия в церемонии в знак протеста против дурного отношения к индейцам, то Джейн Фонда плечом к плечу с Ширли МакЛейн устроят парный протест против униженной роли женщин в Голливуде, но все это было, можно сказать, упражнениями внутри жанра и легко списывалось на артистическое бунтарство.

В нынешнем году ситуация, однако, резко изменилась. Недовольство чернокожих актеров тем, что второй год подряд никто из них не попал даже в списки номинантов, встряхнуло и Академию, и Голливуд в целом. Социальные сети, ставшие не только коллективным пропагандистом, но и коллективным организатором, переполнились призывами к бойкоту. "Расизм" - главная страшилка сегодняшней Америки -  угрожающе растекся по хэштэгам вместе с призывами бойкотировать праздник. Нельзя сказать, что обвинения были беспочвенны: чернокожие актеры стали неотъемлемой частью индустрии, и имена Лоуренса Фишбурна, Джеймса Эрла Джонсона, Вайолы Дэвис, Эдди Мерфи, Уилла Смита - давно и прочно вписаны в А-лист Голливуда, однако никто из них "Оскара" не получал никогда. Первой и последней обладательницей приза за лучшую женскую роль стала Хэлли Бэрри, и произошло это уже 15 лет назад. Мужчинам повезло больше: у них "целых" четыре лауреата в этой категории, но последний раз за статуэткой поднимался Форест Уитакер в 2006 году.

Академия засуетилась, стала на ходу менять правила голосования и, кажется, утихомирила страсти. Во всяком случае, церемония началась без инцидентов и покатилась по проторенной колее, а записной комедийный провокатор Крис Рок провел ее и смешно, и неожиданно тактично. Победители, покидая сцену, не устраивали пикеты, а послушно направлялись в пресс-центр, чтобы поделиться эмоциями и планами.

Мы беседуем с некоторыми из новых обладателей "Оскара".

Алисия Викандер, сыгравшая роль художницы Герды Вегенер в картине "Датская девушка" получила награду в категории "Лучшая женская роль второго плана" - ее героиня продемонстрировала очень широкую гамму чувств, когда узнала, что муж (Эдди Редмэйн) решил сменить пол.

Вы относитесь к тем счастливицам, которые получили статуэтку после первой же номинации. Изменит ли это ваши творческие планы?

Алисия Викандер: Судьбу - может и да, а планы... Какие могут быть планы у актера? Играть, работать, дай Бог, чтобы они реализовались.

Трудно было вам, шведке, играть в американской картине?

Алисия Викандер: Это не первый американский проект, в котором я работала, поэтому больших затруднений не возникало. Кроме того, Эдди Редмэйн оказался потрясающе щедрым партнером и был мне верной опорой.

Что бы вы посоветовали молодым актерам, которые начинают сниматься?

Алисия Викандер: Господи, да что я могу посоветовать, я еще сама в начале пути. Могу только пожелать удачи.

***

Оператор Эммануэль Любецки получил "Оскара" третий год подряд - и второй раз в сотрудничестве с Алехандро Гонсалесом Иньярриту.

Вы чувствуете себя на вершине профессии?

Эммануэль Любецки: Даже не знаю, как на такой вопрос ответить. Настоящим автором картины является режиссер, мы все - со своими амбициями и талантами - только инструменты в его руках. Наверное, я - неплохой инструмент.

Какова была ваша первая реакция по прочтении сценария "Выжившего"?

Эммануэль Любецки: Представьте себе - восторг. Было сразу понятно, какие возможности он дает для кинематографической работы. Там заложена идея о природе как едином живом организме, а это означает, что объектив это единство должен и уловить и подчеркнуть.

***

Хотя все дружно предрекали победу Сильвестру Сталлоне, заветную фигурку в номинации "Лучшая мужская роль второго плана" получил один из самых выдающихся деятелей британского театра Марк Райлэнс.

Скажите по чести - вам, с вашим авторитетом, так уж нужна эта награда?

Марк Райлэнс: Честное слово, не помешает! Уже после номинации меня стали гораздо активнее приглашать сниматься, а это, знаете, очень приятно во всех смыслах.

Вас не травмировала разница между британским театральным и американским кинопроцессами?

Марк Райлэнс: Так я же не просто играл в американском фильме, а снимался у самого Спилберга. Об этом может мечтать любой артист, потому что так, как рассказывает свои истории Стивен, мало кто может рассказать. Он наделил советского шпиона Рудольфа Абеля такими привлекательными чертами и таким глубоким характером, что играть было одно удовольствие.

Это правда, что Спилберг однажды уже предлагал вам работу, но вы отказали ему?

Марк Райлэнс: Было дело. В 1986 году, если не ошибаюсь, он предложил мне маленькую роль в "Империи солнца", и мне она не показалась интересной. Нынешняя - другое дело.

Какой момент был для вас самым интересным?

Марк Райлэнс: Когда мы снимали в лютый холод на берлинском мосту Гленске, и к нам подъехала канцлер Меркель - без головного убора, без перчаток. Она обратилась ко мне по-русски и была очень разочарована, что я русского не знаю. Ей казалось, что если я играю русского разведчика, то обязан владеть языком.

***

Кажется, в Голливуде появляется новый король. Алехандро Гонсалес Иньярриту второй год подряд признается лучшим режиссером - история сама по себе беспрецедентная, а, учитывая, что Алехандро - иммигрант, выходец из Мексики, разговаривающий с сильным испанским акцентом - для самовлюбленной американской киноиндустрии вообще неслыханная.

Что вы почувствовали, когда услышали свое имя?

Алехандро Гонсалес Иньярриту: Что я хорошо поработал. И что эту работу оценили.

В прошлом году ваш приятель Шон Пенн, вручая вам статуэтку, пошутил: "Кто этому ублюдку дал постоянную визу?" В этом году уже таких шуток не было - похоже, вы стали своим?

Алехандро Гонсалес Иньярриту: Вы знаете, это настолько серьезный вопрос, что я не хотел бы сводить его к шутке. Племенные ограничения, эти все "свой-чужой" - чреваты очень неприятными последствиями. Страна, где обращают внимание на принадлежность к племени, неизбежно разрушится, и мы, художники, с нашими чуткими нервами, чувствуем эту опасность раньше других. Еще не поздно выправить ситуацию, еще не поздно перестать различать людей по цвету кожи, но уже пора начинать лечиться.

По общему мнению, вы сняли эпос...

Алехандро Гонсалес Иньярриту: Я снял картину о человеке, в котором его качества по мере нарастания трудностей становятся эпичнее. Что поделать, я верю в людей.

***

Вот уж для кого "Оскар" был не только ожидаемым и желаемым, но, кажется, безвариантным, то это для Леонардо Ди Каприо. Принадлежащий к самой вершине актерской элиты, многократно номинированный и многократно обойденный кем-то, на тот раз более удачливым, Леонардо просто обязан был получить награду, и академики на этот раз не подвели.

Вы, конечно, знаете, что интернет буквально трещит от пожеланий, доходящих до грозных требований, наградить Ди Каприо. Порой казалось, что в случае прокола грядет народное восстание...

Леонардо Ди Каприо: Конечно, я чувствовал и поддержку, и напряжение, и представьте, они меня в восторг не приводили - я уже человек закаленный и опытный, и возможный проигрыш не вверг бы меня в глубокую депрессию, но вот это глухое давление на спину могло, в случае проигрыша, довольно сильно травмировать.

К счастью, сейчас об этом уже поздно говорить: "Оскар" у вас в руках. Что бы вы хотели сказать тысячам ваших поклонников теперь?

Леонардо Ди Каприо: Если они действительно прислушиваются ко мне, то я еще раз с настойчивостью Кассандры хочу напомнить, что планета в опасности. Правительства, купленные нефтедолларами, либо не хотят замечать, либо ограничиваются болтовней, когда дело касается всемирного потепления. У нас в Калифорнии многолетняя засуха, сейчас январь, а температура зашкаливает за тридцать градусов, ледники тают и пастбища в Африке выгорают. Если мы все вместе не будем давить на наши правительства, дело закончится катастрофой. Когда мы снимали "Выжившего", мы много говорили с Алехандро, что без диалога человека с природой Земля нас просто отвергнет.

***

Бри Ларсон, победившая в категории "Лучшая главная женская роль", не выглядела особо взволнованной, скорее - собранной и весьма уверенной.

Вы были явным фаворитом гонки, но пример Сталлоне показывает, что и фавориты могут оступиться перед финишем. Как вы себя готовили к возможному проигрышу?

Бри Ларсон: Я о нем не думала. Много лет я шла к этому моменту, и поверьте, это были очень нелегкие годы. Мне советовали сменить специальность, я буквально держала себя в сжатом кулаке, идя на пробы и зная, что эти пробы опять закончатся ничем, я бралась за любую работу, веря в рассветную полоску на горизонте. И в конце концов, судьба дала мне шанс. Я просто не имела права дать слабину ни в работе, ни в промоушен, ни в процессе подготовки к церемонии. Даже мысли не хотела допускать, что могу проиграть.

И что же вы чувствуете сейчас?

Бри Ларсон: А сейчас я влюблена в свою жизнь. Она оказалась такой прекрасной (смеется), что в нее нельзя не влюбиться.

"Комната" - фильм тяжелый, как вы психологически вышли из него?

Бри Ларсон: Слава богу, у меня сильный рассудок. После окончания работы я всю себя продумала, просчитала, что нужно сделать, чтобы отыгранный характер не висел на плечах. Работа в "Кинг-Конге" - картине, как вы понимаете, совсем уже другой, очень помогла.

Когда у вас будут собственные дети, пригодится ли материнский опыт, полученный в картине?

Бри Ларсон: Не знаю. Вряд ли, опыт уж больно специфичный. Вот что мне пригодится -  так это общение с моим партнером Джейкобом Трембли. Вы даже не представляете, как много мне дал этот девятилетний мальчик, как много он мне помог понять.

Верите, что ваша картина поможет пострадавшим от насилия?

Бри Ларсон: Нет, я в это не верю. Если бы кино могло помочь, то на земле уже давно наступил бы рай. К сожалению, каждый из нас должен сам воевать со своими несчастьями.

***

Майкл Шугер, один из продюсеров признанного лучшим фильма "В центре внимания", на вопрос о значимости картины ответил:

- Важна значимость не картины, а проблемы. Мы будем добиваться, чтобы фильм посмотрело как можно больше зрителей, и чтобы он добрался до Ватикана. С этой мерзостью (растлением детей - МО) должно быть покончено раз и навсегда, а виновные должны сидеть в тюрьме. Для меня было сюрпризом, что картина так легко прошла путь от монтажного стола до "Оскара" - мы ожидали сопротивления, торможения. Эту легкость еще нужно обдумать - чтобы она не стала предвестником легкости в восприятии, этого мы категорически не хотим.

Подписывайтесь на основные новости "РГ" в Telegram telegram.me/rgrunews

Другие материалы по темам

Читайте также