Новости

09.03.2016 20:45
Рубрика: Власть

Торговля с выездом

Российский экспортный центр ищет "агентов влияния" в регионах и за рубежом
Уральские турбины находят своих покупателей за рубежом. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Уральские турбины находят своих покупателей за рубежом. Фото:
Правительство РФ 1 марта утвердило план поддержки экономики на 2016 год. Общую стоимость стабилизационных мер оценили почти в 900 миллиардов рублей. В частности, более 200 миллиардов пойдет на софинансирование 168 экспортных контрактов. Общая стоимость этих сделок составит 310 миллиардов рублей, прогнозное поступление налогов от них - 18,7 миллиарда.

Кроме того, самый молодой институт развития - Российский экспортный центр (РЭЦ) - получит госсубсидии на международное патентование и сертификацию на внешних рынках 1600 товаров, продвижение высокотехнологичной и инновационной продукции 600 компаний-экспортеров.

Экономическая конъюнктура и валютный курс благоволят поставкам за границу не нефти и газа, а высокотехнологичной продукции, однако многие субъекты Федерации оказались к этому не готовы: бизнес плохо информирован, власти не могут оценить потенциал своих производителей, подсказать, куда и что лучше продавать. Поддержкой экспорта в стране занимаются до десятка структур, но действуют они разрозненно.

Чтобы упорядочить эту работу, 1 июля 2015 года был создан РЭЦ. Перед ним поставлена задача диверсифицировать поставки уже существующих экспортеров, создать условия для появления новых, а также взять на себя роль "единого окна", где компаниям помогут структурировать проекты и довести до конкретного рынка. В группу РЭЦ, помимо собственно центра, вошли Росэксимбанк и Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР).

Порядка 85 процентов объема российского экспорта приходится на субъекты РФ. РЭЦ планирует работать с ними по трем направлениям: напрямую, через инфраструктуру (региональные центры поддержки экспорта, отраслевые и бизнес-объединения), а кое-где и через собственные представительства. Первое уже функционирует в Дальневосточном федеральном округе, на очереди - Южный и Северо-Западный. Тем самым РЭЦ охватит азиатско-тихоокеанское внешнеторговое направление, ближневосточное, страны СНГ и Восточную Европу. Кроме того, новый институт развития готов взять на себя методологическую, координирующую роль, например, централизовать исследования зарубежных рынков и предоставлять информацию регионам, формировать сборные бизнес-миссии.

Чтобы наладить контакты на местах, представители центра отправились в инфотур по стране. Первые сессии уже состоялись в Нижнем Новгороде и Екатеринбурге, на очереди - Краснодар, Хабаровск, Москва, Санкт-Петербург. А в апреле в 15 пилотных регионах, в том числе в Свердловской и Челябинской областях, стартует образовательный проект для экспортеров и инфраструктурных организаций. Проведут семинары эксперты по продвижению товаров за рубежом, таможенным и административным процедурам, международному патентованию.

В Екатеринбурге предприниматели буквально закидали вопросами Андрея Полякова, директора по региональному развитию РЭЦ.

- УрФО для нас стратегическая площадка, поскольку Свердловская и Челябинская области - одни из лидеров по высокотехнологичному экспорту, - признается он.

В регионах местных производителей знают не только по торговой марке, но и по имени-отчеству, могут отличить проект от прожекта

Есть ли в вашем негласном рейтинге регионы, которые вообще не нуждаются в поддержке? В частности, Татарстан имеет представителей в 18 странах и собственную корпорацию экспорта.

Андрей Поляков: Даже у сильных регионов не всегда получается повлиять на федеральную законодательную базу, а у нас такая возможность есть, инструментов у РЭЦ больше. Кстати, в Татарстане за последние полгода мы уже поддержали проекты на 300 миллионов долларов.

Так все-таки РЭЦ - "костыль" для отстающих или партнер для активных?

Андрей Поляков: Наша задача - максимально помочь сильным, чтобы они получили качественный скачок, и подготовить тех, кто пока варится в собственном соку. Сегодня работать на экспорт выгодно, если бы все регионы подготовили базу заранее, сейчас имели бы совсем другой результат.

Прежде всего оказывать содействие будем высокотехнологичным производствам (автомобилестроение, энергомашиностроение, тяжелое машиностроение, наземный транспорт, IT), но, когда речь идет о малом бизнесе, не вижу ничего зазорного в том, чтобы поддержать торговых посредников, ведь на них держится половина внешнеэкономической деятельности МСП. Мы не раз наблюдали, как небольшие компании, начав с перепродажи, превращались в производителей.

Допустим, приходит предприятие без опыта и нужно оценить его шансы на внешних рынках...

Андрей Поляков: Очень хочется, чтобы этот потенциал оценивался именно в регионах. Они своих производителей знают не только по торговой марке, но и по имени-отчеству, могут отличить проект от прожекта. Если качество заявок повысится, нам проще будет доводить их до логического завершения. Другой вопрос, что для передачи этой компетенции в регионы в полном объеме еще многое нужно сделать. Например, аналитика по зарубежным рынкам только формируется.

Как лучше обращаться в РЭЦ - напрямую, через региональные органы власти или региональную инфраструктуру?

Андрей Поляков: Там, где они есть, - лучше через центры поддержки экспорта, министерства внешнеэкономической деятельности, ТПП. В Свердловской области, например, эту роль выполняет подразделение фонда поддержки МСП.

Крупному бизнесу имеет смысл с вами сотрудничать?

Андрей Поляков: Конечно. Если с "малышами" мы работаем через региональную инфраструктуру, то с крупными компаниями - индивидуально. Им нужны эксклюзивные меры поддержки: включение проектов в межправительственные соглашения, решение сложных таможенных вопросов, покрытие политических рисков. А малый бизнес в основном делает упор на нефинансовые инструменты (консультации, рыночная аналитика, поиск контрагентов) и доступ к ресурсам, адекватным по скорости принятия решений и стоимости. Поэтому для некрупных экспортеров мы создаем пакетные предложения в увязке с кредитно-страховыми решениями.

Как это влияет на цену контракта?

Андрей Поляков: Все нефинансовые услуги для экспортеров бесплатны. При страховании мы обязаны взвешивать возможные риски, оценивая комплексно страну экспорта, условия поставки, отсрочку по платежам контрагентов. При этом, поскольку покрытие ЭКСАР Центробанком отнесено к обеспечению первой категории, это позволяет не только быстрее получить финансирование, но и несколько дешевле, так как банки практически не создают по таким кредитам резервы. Еще два-три года назад банкиры даже не задумывались, сколько экспортеров в их кредитном портфеле. В 90 процентах случаев разговор заканчивался, когда на вопрос: "Что предлагаете в качестве обеспечения?", в ответ звучало: "Будущая выручка по экспортному контракту". Нам удалось разорвать порочный круг: сегодня экспортер сегмента МСБ вполне может получить деньги еще до подписания экспортного контракта при наличии соответствующего покрытия от ЭКСАР. Для крупного бизнеса контракт в этом случае обязателен.

Более того, в прошлом году благодаря федеральной программе поддержки экспорта высокотехнологичных товаров и услуг удалось снизить ставки по кредитам, что положительно сказалось на конкурентоспособности российских компаний. С августа по декабрь Росэксимбанк подписал кредитных соглашений на 27 миллиардов рублей, стоимость профинансированных по ним контрактов составляет порядка 100 миллиардов.

Какими странами интересуются российские экспортеры?

Андрей Поляков: Основные запросы поступают на СНГ, Китай, Латинскую Америку и Африку. Мы выбрали пять стран, в которых видим основной потенциал для российского экспорта: Таджикистан, КНР, Вьетнам, Аргентина, Иран. Там планируется организация торговых домов. Сначала они будут находиться на базе торгпредств, но в перспективе могут развернуться и предоставить широкий спектр услуг: виртуальный офис, аренда выставочных площадей, складов.

Сколько заявок уже поступило в РЭЦ и сколько воплотилось в реальные проекты?

Андрей Поляков: По сути, мы начали работу с октября 2015 года. С того момента пришло 633 запроса, из них 212 в формате проектной поддержки, по 53 сформированы индивидуальные планы содействия. Конечно, много было и спама.

В качестве удачного примера могу привести "ВИСТ Групп", которая поставила автоматизированную систему управления для БелАЗа. При содействии РЭЦ им удалось подписать трехстороннее соглашение с заводом и министерством промышленности Беларуси.  Другое российское предприятие - Воронежсельмаш - при участии РЭЦ нашло контрагентов в Казахстане, подписало контракт и поставило оборудование. И все это буквально за два месяца.

Метровагонмаш выиграл тендер на модернизацию двух сотен вагонов метро для Будапешта. Сделка крупная, так что с получением финансирования поначалу возникли сложности. На сегодня все они сняты, первый транш уже получен. Также эксперт РЭЦ помог в решении вопросов с таможней, связанных с согласованием разрешения на временный ввоз.

Если говорить об Урале, то здесь мы сотрудничаем с ЕВРАЗом, ОЦМ, компанией СибЕК. Прежде всего в поиске партнеров на новых рынках.