Новости

10.03.2016 14:58
Рубрика: Спорт

Слово крепче кулака

Боксер-профессионал Сергей Ковалев намерен собрать все пояса в своем весе
Подавляющее большинство боев на профессиональном ринге Сергей Ковалев выиграл нокаутом.  Фото: Александр Зайцев/ РИА Новости
Подавляющее большинство боев на профессиональном ринге Сергей Ковалев выиграл нокаутом. Фото:
Чемпион мира по боксу в полутяжелом весе Сергей Ковалев провел мастер-классы в Новокузнецке и Барнауле. В Западную Сибирь он прилетел через несколько дней после того, как в Монреале отправил в технический нокаут Жана Паскаля. Победа над канадцем позволила Сергею защитить чемпионские титулы по трем версиям престижных боксерских организаций - IBF, WBA, WBO.

По версии сайта boxrec.com тридцатидвухлетний Ковалев на данный момент считается лучшим российским боксером-профессионалом. Нашему соотечественнику дали за океаном весьма звучное прозвище - Сокрушитель. Уроженец Челябинской области действует в зрелищной, агрессивной манере и буквально крушит одного соперника за другим. В любительском спорте его карьера успешной не была, но Сергей не опустил руки и бросил судьбе вызов - в 2009 году уехал в Северную Америку, чтобы начать все сначала уже на профессиональном ринге. Ключом к успеху стало огромное, воспитанное с раннего детства трудолюбие, несгибаемый уральский характер и умение держать обещания. Мужик сказал - мужик сделал.

Пришлось проучить Паскаля

Сергей, в прошлом году в Новокузнецке в сентябре вы открыли первую в России боксерскую школу вашего имени. А теперь с чем к нам пожаловали?

Сергей Ковалев: Тогда я пообещал приехать на следующий год и показать ребятишкам свои чемпионские пояса, а для этого их надо было еще отстоять. Школа в Новокузнецке хорошо развивается - в зале появилось много новых тренажеров, снарядов. Радует и то, что занимающихся в школе стало больше. Ребята заняты серьезным делом, а не на улице болтаются. Проект "Krusher" ("Сокрушитель") на этом не закончился - наша команда надеется открыть подобные школы в ряде других городов. Предложений поступает много, но мы придерживаемся жестких критериев. Должны быть уютные и просторные специализированные залы, а не какие-нибудь полутемные подвалы.

Конечно, можно назвать зал в свою честь и забыть о нем. Но мне важно общаться и с пацанами, и с тренерами. Подбодрить, посоветовать, ответить на вопросы. На мастер-классах стараюсь поделиться и технико-тактическими деталями, и мотивационными моментами. Говорю им, что нужно всегда верить в себя и мечтать о больших победах. Никогда не стоит опускать руки после поражений. Неудачи нужно воспринимать как полезный опыт, анализировать их и работать над ошибками. Ссылаюсь и на собственные примеры: где-то меня засуживали, а где-то и сам проигрывал, недорабатывал.

Я благодарен тем неудачам, которые случились со мной в любительской карьере. Они подвигли меня тренироваться еще усерднее и искать свой шанс. Был момент, когда я понял, что устал долбиться в закрытую дверь чемпионатов мира и Олимпийских игр, - в сборную в моей весовой категории брали то Матвея Коробова, то Артура Бетербиева. "Раз дверь не открывается, полезу через окно", - решил я и отправился в Америку на профессиональный ринг. Боксера Ковалева за океаном никто не знал - и это было самое главное для меня. Я выбрал новый путь без многочисленных подводных течений и рифов, связанных с коррупционной составляющей.

С Жаном Паскалем за достаточно короткий промежуток времени вы встретились дважды. В этом была дополнительная сложность?

Сергей Ковалев: Я сразу принял предложение канадца о матче-реванше, потому что в первом бою, скажем так, не добил его, не доработал на ринге, не сделал то, что хотел. Он хорош как боксер, однако никакого уважения к нему как к личности не испытываю. Такие люди не должны долго оставаться в боксе - в спорте, где за свои слова надо всегда отвечать. Он меня в чем-то только не обвинял - вплоть до расизма, а у меня тренер Джон Дэвид Джексон - темнокожий. Жан договорился до того, что все русские бездари и принимают допинг. Лично я все антидопинговые тесты прошел успешно. Пришлось проучить Паскаля на ринге.

Хочу постоянно прогрессировать

В целом для бокса допинговая проблема актуальна?

Сергей Ковалев: Конечно. Я не могу утверждать со стопроцентной уверенностью, но в отношении того же Паскаля высказывалось немало подозрений. И он столько ударов пропускал, что сразу возникал вопрос: "Как же у него голова-то все это выдерживает?". Имеются запрещенные препараты, которые позволяют боксеру не чувствовать последствий после пропущенных ударов в голову. Паскаль до первой встречи со мной - в марте 2015 года - ни разу за десять лет выступлений не знал, что такое нокдаун. Я его в шестом раунде туда отправил. Во втором бою ему прилетело уже в первом раунде, но рефери не начал отсчет. Был момент, когда я его чисто достал левым джебом. Паскаль был потрясен, а судья посчитал, что он всего лишь споткнулся. Но я-то понимал, что он упал от удара, и был уверен: раз Паскаль упал - упадет и еще, это дело времени.

После семи раундов вашего тотального доминирования знаменитый тренер Фредди Роуч снял Паскаля с боя от греха подальше. Вы в последних поединках демонстрируете завидную физическую готовность.

Сергей Ковалев: Во-первых, это накопленный опыт подготовки к боям. Во-вторых, сказываются каждодневные усердные тренировки и правильное сбалансированное питание. К предыдущему бою с претендентом на титул IBF - французом Мохаммеди - я готовился самостоятельно. А теперь мне помогал тренер по физподготовке - наш соотечественник. С помощью специальной компьютерной программы он тщательно отслеживал и оптимизировал мои нагрузки. Я хочу постоянно прогрессировать, к каждому бою стараюсь в команду, которая со мной работает, привнести элемент новизны. Я не жадный: если специалист хороший, готов ему дать возможность заработать. Но не хочу, чтобы на мне кто-то наживался. Деньги в боксе тяжело даются, а семья у меня в Челябинске большая.

В Челябинске спорт хорошо развит, но, в первую очередь, этот город ассоциируется с хоккеем. Почему не пошли по стопам знаменитых земляков - братьев Макаровых, Старикова, Мыльникова, Войнова, Кузнецова?

Сергей Ковалев: Я занимался хоккеем, в дворовой команде играл, потом в "Трактор" пошел. Но однажды часть моей формы украли из раздевалки. У родителей не было возможности купить новый комплект. Мама с отчимом работали на заводе, воспитывали троих детей. С развалом Союза мы забыли о колбасе, фруктах, пирожных. Если чай, то просто с хлебом, без масла и печенья. Ходили стакан сахара занимать у соседей. Мама все жилы тянула из себя, чтобы чем-то нас изредка побаловать.

В декабре 1994 года я записался в секцию бокса. А в марте следующего года умер отчим, и для меня это было настолько сильным ударом, что я бросил бокс. Спасибо тренеру, Сергею Владимировичу Новикову - несколько месяцев уговаривал вернуться в зал, присылал моих друзей из боксерской школы.

Значит, нужные фильмы я в детстве смотрел

Есть черты, отличающие именно российских боксеров?

Сергей Ковалев: Наш менталитет, конечно, сказывается. Мы более жесткие, росли в суровых условиях. В Америке чемпионами тоже становятся парни из неблагополучных районов, из гетто. Из детей, выросших в тепличных условиях, никогда не дравшихся за выживание, настоящие боксеры не вырастут.

Наверное, я был самым упертым из сверстников. Во всех играх старался быть первым. В детстве посмотрел немало фильмов, в которых Добро побеждало Зло, и они мотивировали, заставляли трудиться, приучали не отступать и не сдаваться. Приходил в зал, яростно молотил мешок и мечтал - о победах, путешествиях, обеспеченной жизни.

Среди ваших знакомых знаменитый режиссер Люк Бессон. Предложений сняться в кино не поступало?

Сергей Ковалев: Для этого нужно в совершенстве владеть английским. А я его знаю пока на твердую "троечку". Но учусь. Перед боем с Паскалем выяснил специально, как по-английски "наказать". Сказал журналистам: "I want to punish Pascal" (он, кстати, после последнего боя пожал мне руку, но так и не извинился). Практика постоянного общения, конечно, очень помогает. Репортеры к тому же часто одно и то же спрашивают. Много sms на английском приходится писать. Люк очень позитивный человек, интересный, но всему свое время.

Сейчас время бокса. Мне особенно интересен бой за четвертый чемпионский титул - по версии WBC. Пока он принадлежит Адонису Стивенсону. Однако на сегодняшний день этот бой, похоже, невозможен. У меня эксклюзивный контракт с одним телеканалом, который сделал мне имя, а у Стивенсона - с другим. Менеджер Стивенсона оберегает его от опасных соперников, подсовывает откровенных "мешков". У меня три чемпионских пояса, у Адониса один - по справедливости, гонорар объединительного боя следует делить в пропорции 3:1. Но мы готовы поделить его поровну - давай, парень, люди ждут этого боя. Но команда Стивенсона все равно отказывается. Так что пока в моих планах - защита имеющихся титулов. В ноябре предстоит мега-бой с американцем Андре Уордом. Очень сильный оппонент, в прошлом олимпийский чемпион. Поединок пройдет либо в Нью-Йорке, либо в Лас-Вегасе.

Ключевой вопрос

В одном из интервью вы подчеркнули, что привыкли отвечать за свои слова. Это тоже идет из "спартанского" детства?

Сергей Ковалев: Отчим умер, когда мне еще двенадцати не было, мама много работала, поэтому меня в значительной степени воспитала улица. Мы заправляли бензином машины и мыли их, сдавали пустые бутылки, торговали газетами. Все друзья были старше меня. У них я учился пониманию ценностей и правил жизни. Половину тех денег, которые я зарабатывал, старался всегда отдавать матери. Когда мне было пятнадцать-шестнадцать лет, улица тонула в наркотиках. Но меня от этого уберег бокс. И я понимал, что только спорт вытянет нашу семью из бедности.

Справка "РГ"

Сергей Ковалев родился 2 апреля 1983 года. Весовая категория полутяжелая - до 79,4 кг. Чемпион России 2005 года, чемпион мира среди военнослужащих. Чемпион мира среди профессионалов по версиям IBF, WBA, WBO. В любительской карьере провел 215 боев, одержал 193 победы, в профессиональной карьере из 30 боев выиграл 29 (26 нокаутом), в одном поединке судьи признали ничью. Женат. Воспитывает сына.