Новости

10.03.2016 21:52
Рубрика: Власть

Такая вот Карелия

Для этой республики вековой юбилей - реальный шанс поднять экономику
О Карелии мы знаем немного. Составляет всего 1% площади Российской Федерации, на котором 60 тысяч озер и 27 тысяч рек. Здесь живут карелы, вепсы и финны. Еще там карельская береза. Там отличная природа и добродушные люди. Скоро Республике Карелия исполнится ровно век. Государственная комиссия по празднованию 100-летия образования уже создана. Меня пригласили посмотреть на республику своими глазами в преддверии юбилея.

Среди моих друзей все хоть разок или сплавлялись, или путешествовали на снегоходах, на собачьих упряжках по Карелии. Только я такой отсталый. По приезду в Петрозаводск, меня сразу повели на лесопилку. Лес - визитная карточка республики. Соломенский лесозавод гонит еловую доску на экспорт. Тут стоят немецкие и финские распилочные линии, сушильные камеры и упаковочные станки. От сушилок валит пар. В цехах визг и грохот. Конвейер круглосуточно насыпает терриконы опилок. Из них потом ДСП будут делать. Сказать честно - никого этим не удивить. Сейчас любое лесозаготовительное предприятие выглядит так же. Был бы лес... Но по дороге я видел брошенные цеха с покосившимися облезлыми буквами "Слава КПСС!". Мрачные 90-е тут славно потоптались. Переделы, захваты собственности. Банкротства. А Соломенский выжил. И дает "на-гора" не только опилки. Крупнейший импортер пиломатериалов, надежда бюджета.

Вот и Онежский судостроительно-судоремонтный завод пережил банкротство. Но не попал в частные руки. Как поделился со мной директор завода Владимир Майзус, случилось чудо: пошли заказы.

Под гигантским сводом главного цеха искрит сварка, визжат пилы. На стапелях строятся семь судов. Только вчера соединили секции и приварили хромированную табличку в честь закладки самоходной шаланды. Это как визитная карточка завода, только спрятана у самого киля.

- Раньше у нас работало до тысячи человек, - рассказывает директор Майзус. - Сейчас, на этапе выздоровления, 305 рабочих. Но мы, по мере продвижения заказов, набираем специалистов каждую неделю. Скоро достигнем прежних результатов. Еще два заказа получили от нашей головной организации "Росморпорт". Живем!

...В сравнении с гигантом карельского судостроения эта верфь покажется сараем. О ней ходит слава по Карибским морям. Да, да, здесь, на Онеге, был спущен на воду корабль, на котором бороздил кинематографический Джек-Воробей. Американцы заказали на верфи "Варяг" натурные макеты судов для своей картины "Пираты Карибского моря". В цехе пахло олифой, да так, что голодный желудок свело.

- У нас все натуральное, - смеется плотник Костя. - Олифа-то на подсолнечном масле.

Рядом стоял катерок с каютой и открытой кормой. Словно из мультфильма нашего детства. Обшивка из дуба, медные заклепки, тиковая палуба. Название даст заказчик. Но я бы нарек его "Чунга-чанга". Но больше всего мне понравилась реплика исторической шлюпки "Фофан". Легкая - всего 80 кг. Заклепка к заклепочке. На такой не ходить надо, а в музее показывать. Всего 200 тысяч рублей с веслами.

На "Петрозаводскмаше" снимать можно было не везде. Мне выдали каску с яркой надписью "Росатом". Понятно, какое направление. Скажу лишь, что я видел здесь уникальный карусельный станок размером с пятиэтажный дом. Стоит он 8 миллионов долларов. Рядом строится фундамент под еще один. Слух о кончине отечественного машиностроения оказался весьма преувеличенным. Среди прочего выпускают компоненты АЭС. Детали пойдут и в Индию. Ну, хватит, я и так приоткрыл слишком много...

Расскажу о единственном в России заводе пожарных роботов. ...На полигоне вспыхнуло пламя между скамеек. Это "учебные" фанаты зажгли файеры и "хулиганят". Из металлического короба на колесах высунулось жало с двумя глазами-камерами. Жало поводило, поводило, да как вдарит струей по пламени. Секунда - и нет огня. Такие установки уже работают на стадионе "Зенит-Арена", в ангарах Домодедово и, конечно, в заповеднике "Кижи".

А после "выступления" своих электронно-водяных подопечных руководитель предприятия "ЭФЭР" вручил пожарным "эферовский" инновационный ствол высокого давления. Спросил у бранд-майора, чем он лучше зарубежных, которые стоят на службе в МЧС?

- Если иностранный засорится - а это случается - его надо везти на фабрику через две границы. А этот разбирается простой отверткой. На коленях наш боец за пять минут соберет и разберет, как автомат Калашникова, - не без гордости ответил довольный бранд-майор.

Кто не любит собак? Даже аллергики тянутся к ним. А если это хаски? Да еще с разными по цвету глазами, что считается в Карелии большой удачей. Знаменитый путешественник Виктор Симонов (я его помню по Северному полюсу, встречались там) пригласил на прогулку на собачьих упряжках. У него питомник ездовых собак в поселке Матросы. Ударение можно ставить где угодно. Кто-то считает, что это в честь влюбленных Матти и Россы. А я думаю, что без наших матросов здесь не обошлось. Но давайте о собаках.

Питомник - это будочки в шахматном порядке. Там на цепи живет движущая сила северного транспорта. Почему на цепи? А чтобы не передрались. Зоозащитники возмутятся: как так можно! Ездить на собаках! А я скажу, что это просто необходимо для них. И хаски, и лайки выведены человеком для езды. Ну не переть же против природы! Какой недовольный вой поднялся на псарне, когда были отобраны счастливчики в шестерки, которых запрягали в нарты! Прямо как на "Оскаре". Кстати, моего вожака звали Ди Каприо. Надо было ему крикнуть "Алле, Каприо!", и он исправно тянул всю стаю навстречу вековым соснам, пухлому снегу и волшебному солнцу. А потом мне дали попробовать настоящих норвежских гончих. Это спортивные короткошерстные собаки, развивающие до 50 км/ч. Им, наоборот, надо было кричать СТОП! Но они в азарте не слышали. Алые языки чуть не задевали снег. Голова кружилась от восторга и единения с волшебной тревогой. В последнем заезде выступил сам Талви Укко - карельский Дед Мороз. А заезды мы проводили в его вотчине в поселке Ахо. Хотели здесь построить химзавод в перестройку, но денег не хватило. И слава Укко! Теперь здесь пасутся олени и приезжают детишки покататься на беговых собаках. Кстати, я впервые познакомился с самоедской собакой. Оба остались довольны.

Если Карелия не родина Деда Мороза, то одна из его законных вотчин. В Олонце вот уже много лет проводится традиционный общероссийский слет дедов морозов. Достаточно было иметь красную шубу, посох и мешок, и тебя принимали как родного. В программе были спортивные игры и марш по главной улице с оркестром. Но что делали деды морозы всей земли, включая соседского финского Йоулупукки? Конечно, принимались провожать старый год. И когда на марше они на глазах начинали таять, а криминальную хронику Олонца пополнила дуэль на посохах, было принято историческое решение. Вот уже четыре года на мероприятии сухой закон. Оно и к лучшему.

А самое интересное я увидел в глубинке Карелии - старинной деревне Кинерма. Это одно из семи чудес света финно-угорского мира. Там всего семь домов. Самому старому 260 лет. В нем живет дядя Ваня 84 лет от роду. Никогда не покидал свой дом. Держит семь коз. А напротив дом Надежды Калмыковой. Не дом - музей. Там и банька по-черному. И французы с немцами не переводятся. Был японский консул. Увидел, какой жар от бани, передумал. Всего 14 спальных мест. Кормят национальной кухней. На первом месте "калитки" - открытые пирожки из грубой муки со всевозможной начинкой. Их еще Путин пробовал. Это не реклама. На два года вперед все забито. Даже не пытайтесь.

Из металлического короба на колесах высунулось жало с двумя глазами-камерами. Жало поводило, поводило, да как вдарит струей по пламени!

А еще Карелия родина самого первого российского курорта. Один крепостной заметил, что после двухнедельного пития ржавой воды сердце совершенно перестало болеть. Сообщил барину. Тот депешу Петру I отправил. Вскоре высадился десант из медиков и ученых. Так в 1719 году появился курорт "Марциальные воды". Почему Марциальные? Имератор так нарек в честь бога войны Марса. Он же весь железом обвешал. А в воде местной этого двухвалентного железа как на руднике. Но вода тут же портится. Окисляется на воздухе. Пить надо прямо у источника. Как только ее не пытались сохранить! Но один местный умелец разгадал тайну консервирования марциальной воды. Правда, инвестиций для внедрения изобретения у него нет. Господа бизнесмены, телефон в редакции.

С главой Республики Карелия меня ненавязчиво познакомила пресс-служба на горнолыжном курорте "Ялгора". Три года назад взрывали горы, чтобы организовать достойный спуск. Получилось. И подъемник современный установили. И прокат, и все, что полагается, включая панорамное кафе. Александр Худилайнен, лихо срезав лыжами снег, остановился у штативов телевизионных коллег. Вопросы были разные. Не всегда лицеприятные. Но мастер спорта твердо стоял на снегу. А меня интересовал один вопрос: я впервые нацепил горные лыжи. Как буду спускаться?

- Поехали со мной, научу, - предложил Худилайнен.

На подъемник между нами уместился еще один отважный лыжник. Алексей. 5 лет от роду. Покорил все спуски, включая черный.

- Леша, а ты падал? - спросил мальца глава республики.

- Падал, - признался Леша.

- Ну и хорошо. Я тоже падал. Но ведь надо подниматься и идти вперед!

Худилайнен выбрал самую жуткую для меня систему тренировки. Из огня да в полымя. Прямо с подъемника и без передышки в самую круть. Говорят, глаза у меня были как калитки. Ну что же, я благодарен ему. Один раз только упал. Но ведь поднялся и продолжил движение.

Карелия занимает всего 1% от территории России. Есть регионы постарше. 100 лет это, конечно, повод. Повод поднять регион, подтянуть промышленность, развернуть туристические кластеры. Реки текут. Калитки пекутся. Станки крутятся, люди улыбаются. Обещал на столетие приехать. Приеду!