Новости

10.03.2016 00:04
Рубрика: Культура

Дверям закрытым - грош цена

Когда откроется дом-музей Булата Окуджавы в Нижнем Тагиле?

Песенка об открытой двери

Когда метель кричит как зверь -

протяжно и сердито,

не запирайте вашу дверь,

пусть будет дверь открыта.

А если ляжет дальний путь,

нелегкий путь, представьте,

дверь не забудьте распахнуть,

открытой дверь оставьте.

И, уходя в ночной тиши,

без долгих слов решайте:

огонь сосны с огнем души

в печи перемешайте.

Пусть будет теплою стена

и мягкою скамейка...

Дверям закрытым - грош цена,

замку цена - копейка!

Булат Окуджава,

1950-е

Детство Булата оборвалось 18 февраля 1937 года. В этот день в Нижнем Тагиле арестовали его отца Шалву Степановича Окуджаву.

Газета "Уральский рабочий", 4 апреля 1937 года: "Состоялся пленум Тагильского горкома ВКП (б). Пленум обсудил вопрос о роспуске бюро горкома, проглядевшего японо-германских троцкистских шпионов, проникших в бюро горкома (секретарь горкома Окуджава и начальник Уралвагонстроя Марьясин)..."

В апреле Булата уже не было в Тагиле - мать увезла его. Вдогонку полетел донос на мальчишку: "Сын разоблаченного троцкиста, первого секретаря Нижнетагильского горкома партии Шалвы Окуджавы, 12-летний Булат ведет с одноклассниками крамольные разговоры..."

Исчезновение и гибель отца, арест матери в 1939 году, потом война, на которую Булат ушел из девятого класса, - вот откуда вышла поэзия Окуджавы. Вот почему даже самые светлые его стихи полны грусти и с трудом сдерживаемых слез.

А Тагил он вспоминал не только с печалью, но и с любовью: "В детстве, до 12 лет, у меня был нормальный дом, но тогда я этому не придавал значения. А сейчас упорно вспоминаю подробности того быта..."

Письмо в редакцию

Дорогая редакция!

Булат Окуджава оказался в Нижнем Тагиле в 1935-м, когда будущему поэту было одиннадцать лет. За три года до этого его отца Шалву Степановича направили руководить строительством Уралвагонзавода. Два года Булат жил вместе с родителями в доме N 20а на улице 8 Марта (сегодня это улица К. Маркса).

Дом сохранился, и вот уже не первый год обсуждается идея создания в нем музея, который сохранил бы память и об отце, и о сыне. После прибытия на Уралвагонстрой Шалвы Окуджавы завод был построен за четыре года. Арестовали его по абсурдному обвинению в покушении на наркома тяжелой промышленности Орджоникидзе. 4 августа 1937 года Ш.С. Окуджава был расстрелян.

В 1964 году, приехав в Нижний Тагил, Булат увидел во Дворце культуры фотографию первостроителей Уралвагонзавода, и на ней - своего отца, но имя Шалвы Степановича не было упомянуто в подписи к снимку. Перед своим выступлением в тот приезд Булат сказал: "На этой фотографии не обозначено имя моего отца и других. А эти люди прибыли из благоустроенной Москвы в бараки и землянки поселка. Когда-нибудь вы захотите вспомнить этих достойных людей, организуете музей, но в нем, кроме костей мамонта, не окажется ничего примечательного".

В 2014 году дом Окуджавы был передан в сферу культуры, но на создание музея средств у города нет.

Мы уверены, что среди читателей "Российской газеты" найдутся те, кто поможет в достойном завершении проекта "Дом Окуджавы в Нижнем Тагиле".

Важна и личность будущего руководителя музея. Мы предлагаем министерству культуры провести открытый конкурс на эту должность.

Скоро 9 мая - День Победы и день рождения Булата...

Вячеслав Грузман, профессор кафедры металлургической технологии Нижнетагильского института;

Юрий Исупов, краевед

Булат Окуджава: из раннего и позднего

Убили моего отца

ни за понюшку табака.

Всего лишь капелька свинца -

зато как рана глубока!

Он не успел, не закричал,

лишь выстрел треснул

в тишине.

Давно тот выстрел отзвучал,

но рана та еще во мне...

1966 г.

* * *

Давайте придумаем деспота,

чтоб в душах царил он один

от возраста самого детского

и до благородных седин.

Усы ему вырастим пышные

и хищные вставим глаза,

сапожки натянем

неслышные,

и проголосуем все - за.

Давайте придумаем деспота,

придумаем, как захотим.

Потом будет спрашивать

не с кого,

коль вместе его создадим.

И пусть он над нами

куражится

и пальцем грозится из тьмы,

пока наконец

не окажется,

что сами им созданы мы.

1970-е

* * *

Я обнимаю всех живых

и плачу над умершими,

но вижу замершими их,

глаза их чуть померкшими.

Их души вечные летят

над злом и над соблазнами.

Я верю, что они следят,

как плачем мы и празднуем.

1990-е

* * *

Осудите сначала себя самого,

научитесь искусству такому,

а уж после судите врага своего

и соседа по шару земному.

Научитесь сначала

себе самому

не прощать ни единой

промашки,

а уж после кричите

врагу своему,

что он враг и грехи его тяжки.

Не в другом, а в себе побеждайте

врага,

а когда преуспеете в этом,

не придется уж больше валять

дурака -

вот и станете вы человеком.

Мое поколенье

Всего на одно лишь

мгновенье

раскрылись две створки

ворот,

и вышло мое поколенье

в свой самый последний поход.

Да, вышло мое поколенье,

усталые сдвоив ряды.

Непросто, наверно, движенье

в преддверии новой беды.

Да, это мое поколенье,

и знамени скромен наряд,

но риск, и любовь, и терпенье

на наших погонах горят.

Гудят небеса грозовые,

сливаются слезы и смех.

Все - маршалы, все - рядовые,

и общая участь на всех.

* * *

...Давайте понимать

друг друга с полуслова,

чтоб, ошибившись раз,

не ошибиться снова.

Давайте жить во всем

друг другу потакая, -

тем более что жизнь

короткая такая.

1970-е

Культура Литература Календарь поэзии Персона: Булат Окуджава