Новости

13.03.2016 23:20
Рубрика: Экономика

Этот кризис продлится еще три года

Текст: (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
 Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Фото:
Вопросы и ответы. В этом состоит наше бытие.

Главный вопрос: когда закончатся кризисы, и жизнь потянется по ровной колее?

Ответ: Никогда. Взлеты и падения, циклы, вечная тряска - так устроена жизнь в глобальной экономике, а мы - часть ее. В развивающихся экономиках, таких, как Россия, кризисы происходят 1 - 2 раза в 10 - 15 лет (расчеты по ста с лишним странам), и мы идем именно с этим темпом - то вверх, то вниз.

А когда придет конец сегодняшнему кризису? Когда мы увидим только плюсы в промышленном производстве, в строительстве и, наконец, в наших карманах?

Ответ: Скорее всего, через 3 - 3,5 года, в 2018 - 2019 годах. Это время, когда снова начнется циклический рост мировых цен на нефть и газ, на металлы, на продовольствие. Почему такие ожидания? Ответ уже давался "РГ". А дальше можем увидеть что-то, похожее на 2000-е годы, когда мировые цены на сырье задираются до небес, валюта обильно льется на нас и семейные доходы уверенно растут.

Что же этому может помешать? Какие шансы у этого прогноза?

Ответ: Он сбудется с вероятностью 60-70%. Не все темное, как и светлое, видится наперед. Европейский Союз делает всё, чтобы сократить долю России на своем рынке топлива (только по газу - больше 40%). Добыча сырья, по многим оценкам, удерживается методами "где что легко лежит". С такой низкой нормой инвестиций (у нас - в районе 20% ВВП) обычно не растут. Санкции, запреты на поставку оборудования в Россию могут жестко ограничить рост, особенно в добыче сырья (зависимость от импорта в тяжелом машиностроении и электронике - до 80 - 90%, в месяц производим 180 - 200 металлорежущих станков). Это значит, что в недалеком будущем потоки сырья из России могут начать сокращаться в физических объемах. А это - потери валюты, производства, рабочих мест, риски того, что 2010-е годы могут стать "потерянным десятилетием".

Но разве в стране не делается всё, чтобы поддержать внутреннее производство? Мы так зависим от импорта, что у нас в дефиците самые простые вещи.

Ответ: С поддержкой так себе. Максимум помощи - крупнейшим компаниям и банкам, вливания в ВПК, автомобилестроение. Попытка чуть-чуть облегчить регулятивное давление на малый бизнес. Девальвация рубля и эмбарго очень помогли аграриям и фармацевтике, они растут. В большом финансовом плюсе сырьевые компании. Они не снизили добычу сырья, а девальвация рубля дала им прибыль. У них рублевые издержки отстали от валютной выручки, пересчитываемой в "упавшие" рубли. Но в целом - в экономике очень холодно. Высока налоговая нагрузка (где-то на уровне ЕС). Она не снижается - наоборот, растет через "квази-налоги" (сборы, платежи). Сокращается насыщенность деньгами, доступность кредита. Сверхвысокий процент убивает бизнес. Регулятивное бремя, отчетность, надзор - просто неисчислимы. За 20 лет число ежегодно издаваемых федеральных нормативных актов выросло в 3 раза. Но самое главное - у бизнеса нет чувства длинной перспективы, всё кажется временным, сверхконфликтным, ощущение рисков - зашкаливает.

Почему тогда нам говорят, что "пик кризиса уже прошел", что положение дел в экономике улучшается?

Ответ: Вроде бы в этом легко убедиться. Хуже всего было в апреле - июне 2015 года. Падение промышленного производства - от 4,5 до 5,5% (все данные - к такому же периоду прошлого года). В январе 2016 года - минус 3,7%. Строительные работы падали на 13% (сейчас - 4,2%), розничная торговля - до -15,3% в декабре 2015 г. (сегодня -7,3%). Грузооборот доходил до минус 4,1%, потом ушел в стойкий плюс, в январе 2016 года - плюс 0,9%. Вроде бы чуть сбита инфляция. Доходила до 16-17%, в январе - 9,8%. И, наконец, реальная заработная плата. Ее снижение в декабре 2015 года - до 10%, но в январе - минус 6,1%. С ноября число безработных (4,4 миллиона человек) - константа.

Но ведь это все равно минусы? Причем - накопленные минусы, можно уже высчитывать потери за два года!

Ответ: В том-то и дело. Замедление падения. Все равно остаемся на отрицательной территории. И нет никакой гарантии в том, что не начнется новый наклон или что не прилетит какой-то новый геополитический, финансовый или ценовой шок, как это было в 2014 - 2015 годах. Чтобы снизить риски, на сильные внешние вызовы нужны очень сильные ответы в экономической политике.

А есть ли какая-то метафора, которая бы точно "схватила" эту ситуацию?

Ответ: Больной после сильнейшего удара. Его состояние стабилизировалось, но с постепенной динамикой вниз. Ему что-то дают стимулирующее и даже ставят капельницы, чтобы укрепить, но основной способ лечения - кровопускание и завертывание в холодные мокрые простыни. К нему временами прибегает доктор, удивляется, что он все еще жив, а потом убегает к главному доктору докладывать, что, ура - дела идут на поправку. Между тем, больной ждет нового удара, который может и не случиться. Но все-таки потихоньку живет, тянет, и имя его состоянию - стагнация, хотя, конечно, будут дни, когда ему станет хуже, а будут - лучше.

А повеселее метафоры не найдется?

Ответ: Конечно, есть. Это очень похоже на Латинскую Америку. Не зря нас глобальные инвесторы долгие годы держат за Бразилию. Можно книгу написать, насколько мы похожи даже по модели экономики, по структурам общества, по способу коллективного поведения. Это значит, что к жизни можно относиться как к романтическому приключению. Румба, карнавалы, то подбросит вверх, то вниз, вечная зона турбулентности и, конечно, маньяна. И нет никаких гадов, как в Латинской Америке. У этого состояния есть длительность, есть удовольствие, и такое отношение к тому, что у нас происходит, открывает впереди перспективу - длинный, с приключениями и рисками, может быть, неспешный путь.

И что нам всем делать на этом празднике жизни?

Ответ: Во-первых, расслабиться. Все системы работают, пусть и в зоне очень сильной турбулентности, но пока "страна накормлена", все более - менее сыты, хотя ряд регионов уже и подошел к опасной грани. В них пора бы объявлять зоны национального бедствия и срочно вливать туда силы и деньги.

Во-вторых, есть несколько простых правил. Как в авиации, это "инструкции, писанные кровью". В сложные времена семье не стоит брать слишком высокие финансовые обязательства. В банках это называют "кредитный рычаг". Все активы семьи должны работать. Всё, что может, должно приносить деньги, пусть самые малые, пусть только экономию расходов. Все, кто в состоянии делать хоть малейшие деньги, должны делать это. Без всяких исключений, сейчас - не тихие времена.

В семье должен быть "единый центр" управления имуществом, доходами и обязательствами. Ими нужно управлять, а не смотреть бессильно, как время уносит возможности и приводит к потерям. В семье стоит строить планы. Пассивные семьи всегда теряют.

Какие планы возможны, когда не знаешь, что будет завтра?

Ответ: Тысяча. В кризис многие семьи уходят в "сады и огороды", в то, что называется скучным словом "самообеспечение", в свой пусть самый мелкий бизнес, в любые умения, которые кому-то могут быть проданы. Грубо говоря, растет доля "серой экономики", доходов от личного хозяйства. В регионах этого всегда было очень много (низкие зарплаты), сейчас - перекидывается на столицы.

Что еще? Сдача в аренду квартир, земли, гаражей, автомашин, катеров - да мало ли что еще есть у семьи, что может пользоваться спросом. Покупка жилья. Когда-то в начале 2000-х годах, после кризиса 1998 г., цены на квартиры упали так низко, и в рублях, и в валюте, что даже не очень обеспеченные семьи смогли собрать деньги, купить их и потом очень выиграли.

А еще что? В кризис часто вкладывают в себя. Мы все - товары на рынке труда. Сделать себя и близких дороже - сегодня и в будущем. Деньги в образование, в здоровье, в имидж, в детей, в удовольствие сделать то, что откладывалось раньше. Меняют профессии. "Продать" себя, как актив, свое время как можно дороже.

В кризис рожают детей. В разгар деловой карьеры, когда все на подъеме, это часто откладывается. А в кризис - "все равно делать нечего" плюс материнский капитал, какие-то фиксированные доходы, гарантия от увольнения. К тому же в эти три года декрета можно еще чем-то заняться.

Есть ли какие-то еще общие правила "что делать"?

Ответ: Все зависит от "стратегии семьи" (что делать через 3-5 лет, где жить, как зарабатывать, какой уровень состоятельности, где будут дети). От региона, где она живет. У нас огромный разброс доходов внутри России. В Республике Тыва валовой региональный продукт на душу населения - 3,9 тысячи долларов, в Москве - 27,4 тысячи долларов. (Росстат, 2014). От профессии и рисков, которая семья может и хотела бы на себя принять. Семья, в которой есть финансист - профи, может себе позволить играть на валютных фьючерсах, а для обычной семьи это, скорее всего, может стать разорением.

Что еще? Всегда нужен какой-то запас наличности, в рублях и валюте. Не уходить в вечно дефицитный бюджет. Не делать в семье финансовые пирамиды, которые всегда кончаются крахом. Не перекредитовываться с нарастанием долгов. Не брать под ростовщический процент. Не поддаваться, когда обещают немедленно и сразу, и только миллионы. Вложения в свой бизнес и в себя всегда лучше других инвестиций. Не гнаться за доходностью - взвешивать, умничать, не торопиться. Иметь 3 - 5 видов активов. Если среди них есть валюта, следить за "дедолларизацией". Не будет ли она применена в таких формах (их много), что семьи потеряют. Не пытаться мелко спекулировать, следуя за движениями финансового рынка. Для этого есть профи и большие "слоны" - банки. Все остальные по-прежнему теряют.

Но самое главное - не суетиться, пытаться строить политику семьи (имущественную, финансовую) на 1-2 поколения вперед, просто понимая, что мы живем в интересное время и в интересной стране, полной приключений. Главное, приобрести, приумножить и сохранить семейную собственность. Она - всегда якорь.

Что ждать семье, собирающей и сберегающей активы, в 2016 году? Что-то изменилось в сравнении с началом года?

Ответ: Был финансовый шторм в глобальных финансах (январь 2016 года). Потом успокоение, "отскок". Рубль успел сходить туда - сюда на 20%, цены на нефть - на 30%. Пока прогноз не меняется. Нефть Брент - 33-43 доллара за баррель. Рубль/доллар - 75 - 90. Инфляция - 12-18 %. ВВП - минус 1-5 %. Но год - ветреный, когда деревья могут раскачиваться и даже ломаться. Много неожиданностей и рисков. Поэтому так важно для семьи то, что звучит скучно - риски, доходность, ликвидность, политика, имущество. Попросту говоря, каждодневное управление семьей как совместным бизнесом любящих друг друга людей