Новости

Третейские суды займутся не только бизнес-конфликтами, но и спорами граждан
Алексей Кравцов: Третейского судью отличают внушительные знания в определенной отрасли экономики. Фото: Олеся Курпяева/ РГ
Алексей Кравцов: Третейского судью отличают внушительные знания в определенной отрасли экономики. Фото:
Принят закон, по которому уже этой осенью в России начнет действовать наряду с судами общей юрисдикции и арбитражем новая ветвь судебной власти - третейский суд.

Новый закон значительно расширяет полномочия таких судов, устанавливает новые правила деятельности и лицензирования и при этом особо подчеркивает обязательность исполнения их решений и право привлекать для этого судебных приставов.

Третейские суды действуют в современной России уже более шести лет.

Это самая закрытая для широкой публики ветвь судебной власти. Она имеет дело с многомиллионными конфликтами, участники которых оберегают коммерческую тайну.

Однако в последнее время - и новый закон развивает эту тенденцию - третейские суды все активнее участвуют в улаживании конфликтов самых обычных граждан.

О том, почему возникла необходимость поднимать статус третейских судов, какие проблемы бизнесменов и не бизнесменов приходится решать таким судам, а также о том, как стать третейским судьей, корреспонденту "РГ" рассказал председатель Арбитражного третейского суда Москвы, президент Союза учредителей третейских судов Алексей Кравцов.

Алексей Владимирович, что сегодня входит в компетенцию третейских судов?

Алексей Кравцов: Рассмотрение всех договорных споров. То есть тех споров, где есть договор. Не входят в компетенцию третейских судов дела административного характера - штрафы, налоги. Также такие виды споров, как публичные споры (отношения с неопределенным кругом лиц, например, самострой, оскорбления), признание организации банкротом, трудовые споры, корпоративные.

Все остальные споры, прописанные в Гражданском кодексе по договорам купли-продажи, аренды, лизинга и т. д., подведомственны третейским судам.

Ваши клиенты - это граждане или организации, фирмы?

Алексей Кравцов: Третейские суды могут рассматривать споры как с участием юридических лиц, так и физических. Также в третейских судах рассматривают споры, вытекающие из брачных контрактов по разделу имущества.

Какие задачи государство ставит перед третейскими судами?

Алексей Кравцов: Третейские суды не входят в систему государственных судов, и они не подчиняются государству. Это основное отличие третейских судов от судов государственных. Каждый третейский суд самостоятелен. Он работает на самоокупаемости. И он является коммерческим. Сравнить эту систему можно с нотариальной системой. Нотариус - это коммерческая структура, осуществляющая государственные полномочия. То же самое и с третейскими судами.

Мировая система третейских судов была утверждена в 1961 году "Европейской Конвенцией о внешнеторговом арбитраже". К документу присоединились практически все страны.

Во всех европейских странах сегодня все экономические споры рассматриваются в третейских арбитражах. К примеру, в Италии зарегистрировано 650 третейских судов, во Франции - 530. В России их зарегистрировано 1,5 тысячи.

При этом в европейских странах отдельных государственных арбитражных судов не существует вообще. Государственные суды, конечно, рассматривают экономические споры, но в рамках одного гражданского дела при условии, что коммерческий спор из дела выделить нельзя в отдельное производство. Поэтому основная функция по рассмотрению экономических споров в Европе передана третейским судам.

В России, по сути, создана отдельная система госсудов, которая дублирует суды третейские. В этих условиях государство ставит задачу перед третейскими судами разгрузить перегруженные арбитражные и районные суды в части рассмотрения экономических споров.

Так, на сегодняшний день один судья Арбитражного суда города Москвы рассматривает в день до 40 коммерческих споров. Если это разделить на 8-часовой рабочий день, получается, что он затрачивает на разрешение спора по 12 минут. Это если без перерыва. За это время не то что рассмотреть, прочитать дело невозможно. Поэтому государство призвало на помощь третейские суды. Президент в Послании Федеральному Собранию в 2014 году объявил о необходимости поднять авторитет третейских судов. Если говорить дословно, президент сказал: "Механизмы разрешения хозяйственных споров по-прежнему далеки от лучших мировых практик. Нам нужно серьезно повысить авторитет третейского судопроизводства". Тем самым он обозначил путь развития третейских судов в России, которые, развиваясь, должны помогать государственным судам.

Что вы бы назвали главным в работе таких судов?

Алексей Кравцов: Главное быть независимым. Государственные суды, как ни крути, встроены в систему чиновничьей иерархии, что не дает им быть полностью самостоятельными. Третейские же суды принадлежат только тем лицам, которые его учредили. Если у третейского суда в числе учредителей много организаций, то такой суд больше подвержен внешнему влиянию этих же самых учредителей и их руководителей. Образцовый третейский суд должен иметь минимальное количество учредителей, и лучше, чтобы это были физические лица. А лучше, чтобы это было одно физическое лицо. Тогда вопрос о независимости этого третейского суда не будет подниматься.

Второе, чем должен обладать третейский суд, это открытость сведений о своих учредителях. Несколько лет назад ЦБ обязал банки раскрывать сведения о своих бенефициарах, что очень хорошо повлияло на вывод банков из тени. На сегодня такой обязанности закон для третейских судов не предусматривает. Хотя обязательность раскрытия такой информации серьезно бы повлияла на очистку системы третейских судов.

Добросовестные третейские суды сегодня сами публикуют информацию о своих учредителях, показывая свою открытость и прозрачность.

Третье, что должен иметь третейский суд, это наличие судебной практики и признание этих третейских судов государственными судами. Такое признание происходит, когда государственный суд выдает исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

Четвертое. Третейский суд должен иметь рекомендации бизнес-ассоциаций. Бизнес-сообщество очень внимательно отслеживает работу третейских судов, и так как третейский суд является институтом гражданского общества, то ассоциации рекомендуют те или иные третейские суды своим членам, чтобы они использовали в работе возможности третейских судов.

Пятый пункт - третейский суд должен работать больше одного года, что дает ему возможность приобрести минимальную судебную практику, способность грамотно рассмотреть экономический спор.

Последний пункт является новаторским. Когда шесть лет назад я начал развивать третейский суд, я пошел по пути развития третейского суда при Торгово-промышленной палате, которая рассматривает споры и выдает судебное решение. За основу была взята именно эта модель работы.

Об этом последнем пункте можно подробнее?

Алексей Кравцов: Когда я начал предлагать услуги третейского суда бизнесу, бизнес-сообщество сказало: "Вы знаете все это очень хорошо. Хорошо, что у вас споры рассматриваются быстро, но нам решение третейского суда как таковое не нужно. Нам нужен документ, который позволит исполнить решение в принудительном порядке.

И тогда я понял, что действительно нужно бизнесу, так как если надо, бизнес и сам разрешит спор в досудебном порядке, в ходе переговоров. Нужно помочь исполнить решение третейского суда. И тогда в перечне услуг, которые оказывает Арбитражный третейский суд города Москвы, появилась услуга бесплатного получения исполнительных листов на решения АТСМ.

Вот с этого момента бизнес, в том числе крупный, уже всерьез заинтересовался третейскими судами, стал перенаправлять споры из госсудов в третейские, зная, что третейский суд не только вынесет решение, но и исполнит его. На обкатку модели ушло около двух лет. Главный результат: отказов в выдаче исполнительных листов не стало вообще.

Это придало нам уверенности, и услуга была дополнена финансовой гарантией. Если суд не получит исполнительный лист на свое решение, то он вернет третейский сбор, который истец оплачивает за рассмотрение иска. Это в свою очередь укрепило доверие бизнеса к третейским судам.

В 2012 году был образован Союз третейских судов. Что вызвало его появление?

Алексей Кравцов: Начало положили звонки из разных уголков страны. Председатели региональных третейских судов интересовались, как АТСМ удалось добиться успехов в работе и составить конкуренцию государственным арбитражам. Я охотно делился с коллегами по цеху, каким путем шел суд, чтобы этого добиться. Вот эти советы стали тем объединяющим началом, которое сплотило десятки третейских судов в Союз третейских судов. Первое профессиональное сообщество третейских судов в стране.

Впоследствии, совершенствуя систему, я как председатель суда стал понимать, что бизнесу и исполнительные листы не очень-то нужны. Они важное, но промежуточное звено. Ведь, по сути, государство, организуя судебное разбирательство, должно обеспечить и исполняемость решений. У нас в государстве этим занимается другое ведомство - Федеральная служба судебных приставов.

В этой системе есть свои проблемы, что порождает претензии бизнеса, который после многолетних судебных тяжб в госсудах получает исполнительный лист, но ничего не может взыскать с должника. Есть старая басня "Лебедь, Щука и Рак". Когда в процессе восстановления справедливости участвуют несколько структур с разными задачами, формами отчетности, то понятно, что и работа будет пробуксовывать.

Чтобы не допустить такого же результата в системе третейских судов, нам удалось проработать возможность сопровождения исполнительных листов у судебных приставов. Это административное сопровождение, контроль за действиями приставов на местах, эффективная система жалоб в надзорные органы. Таким образом, третейский суд сегодня предлагает не только рассмотреть спор, но еще и обеспечить принудительное исполнение своего же решения. Это и есть главный секрет, почему бизнес уже предпочитает судиться в третейских судах.

Какие проблемы чаще всего встречаются при рассмотрении споров?

Алексей Кравцов: При рассмотрении споров проблем обычно не возникает. Наши третейские судьи не только профессиональные юристы, как обычные государственные судьи. Третейский судья отличается внушительной практикой работы в определенной отрасли экономики: банковской, строительной сфере, в сфере госзакупок и так далее. Человеку, который отработал в банковской сфере больше пяти лет, не надо заново объяснять, что такое факторинг, лизинговые или выкупные платежи. А государственный судья, он хороший юрист. Всего лишь хороший юрист, но он не обладает практикой, и в этом их большая проблема.

Трудности встречаются на этапе получения исполнительных листов в государственных судах. Срок разбирательства в третейском суде 10 дней. Проходит все в одно судебное заседание на десятый день со дня подачи искового заявления. Всего десять дней, а срок выдачи исполнительного листа в государственном суде месяц-полтора.

Мы с этой проблемой боремся на разных уровнях. В самих государственных судах, обсуждаем в Совете судей Российской Федерации, в Верховном суде. Ведем разъяснительную переписку. Проводим рабочие встречи. Периодически свет в конце тоннеля появляется, но потом пропадает.

Какие дела запомнились больше всего?

Алексей Кравцов: После того как чиновникам запретили иметь имущество за границей, а это было в 2013 году, у нас очень резко выросло количество исков по брачным контрактам. Чиновники стали резко разводиться со своими женами, делить имущество, оставляя им все нажитое непосильным трудом и размещенное за рубежом. В этом плане третейский суд обеспечил им оперативность при рассмотрении дела, так как законодатель дал чиновникам немного времени для избавления от своего заграничного имущества.

Также запомнились дела по валютной ипотеке. Это сегодня больная тема для нашей страны. Иски, которые нам сегодня подают банки по кредитным договорам, обеспеченным ипотекой, поступают регулярно. С одной стороны заемщиков жалко, они попали в неприятную ситуацию из-за резкого роста курса валют, но, с другой стороны, суд не может принимать свои личные переживания за основу при вынесении судебного решения. Ведь есть договор, подписанный сторонами, который нужно исполнять. Поэтому суд должен вынести решение о признании столь внушительного долга.

Хорошо запоминаются те дела, а их у нас примерно 20 процентов, которые заканчиваются мировым соглашением. Контрагенты рано или поздно понимают, что третейский суд - это очень быстрое привлечение к ответственности недобросовестных партнеров. Более того, третейский суд взыскивает неустойку в полном размере, установленном в договоре. Не срезает ее, как государственный суд. Поэтому неотвратимость и величина ответственности очень внушительна. Поэтому 20 процентов дел в нашем суде заканчиваются тем, что люди идут на мировую.

Что, на ваш взгляд, необходимо внести в законодательство для более качественного разрешения третейских споров или такая проблема не стоит?

Алексей Кравцов: Проблемы качественного разрешения споров в третейских судах нет. Стоит проблема принудительного исполнения этих решений, проблема получения исполнительных листов.

Необходимо установить минимальные сроки для государственных судов для рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда.

Как изменилась работа третейского суда в условиях антироссийских санкций?

Алексей Кравцов: Санкции в первую очередь повлияли на деятельность бизнеса. Повысилось количество неисполняемости условий договоров. Усложнил положение рост курса валют. Трудности в работе с зарубежными партнерами. Все это вкупе приводит к нарушению договорных обязательств между партнерами.

Логично, что увеличилось количество исков в третейские суды. Многие организации уже не первый год включают в договора и контракты третейские оговорки и таким образом переводят рассмотрение споров в третейские суды. И без этого большой объем работы в государственных судах также увеличился. Мы совместно решаем вопрос рассмотрения вот этого вала экономических споров.

Третейские суды лишили права рассматривать споры по госконтрактам, но есть ли возможность у государственных учреждений обращаться в третейские суды?

Алексей Кравцов: Действительно, действующий закон запрещает третейским судам рассматривать споры, вытекающие из государственных контрактов, заключенных в соответствии с положениями Закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных услуг". Однако у госучреждений остается Закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", которого данный запрет не коснулся и который позволяет рассматривать споры по госконтрактам в третейских судах. Закон активно используют ГУПы, акционерные общества с участием государства.

Как изменится работа третейских судов после вступления в сентябре этого года в силу закона "Об арбитражном (третейском) разбирательстве в Российской Федерации"?

Алексей Кравцов: Работа третейских судов изменится кардинально. Во-первых, из полутора тысяч третейских судов в России останется 30 - 40. По задумке правительства РФ новым законом предусматривается, что третейские суды должны быть образованы только при некоммерческих организациях. Нам известно, что сегодня реально работающие некоммерческие организации можно пересчитать по пальцам. Все остальное - это организации, которые образованы на бумаге.

Законом вводится лицензирование третейских судов. Это функция возложена на минюст. При этом условия лицензирования размыты настолько, что даже авторы законопроекта не могут внятно объяснить, какими критериями должна обладать некоммерческая организация, чтобы получить лицензию третейского суда.

Это может привести к искусственному делению третейских судов на угодные и неугодные. Государство, исходя из норм нового закона, устанавливает жесточайший контроль и надзор за третейскими судами в России.

Какую подготовительную работу проводят сейчас третейские суды, чтобы начать работать по-новому?

Алексей Кравцов: На сегодняшний день говорить о проведении подготовительной работы рановато. Так как с 1 сентября, когда новый закон вступит в силу, дается еще три месяца на разработку подзаконных актов, которые конкретизируют требования закона по подаче заявлений для перерегистрации действующего третейского суда или для регистрации создаваемого третейского суда. Третейские суды сегодня не знают, какие требования будут им предъявлены для того, чтобы получить лицензию в минюсте.

По сути, новый закон не сильно отличается в плане деятельности третейских судов от действующего Закона "О третейских судах в Российской Федерации". Несколько пунктов - это устоявшаяся судебная практика. И новый блок в этом законе как раз вопрос лицензирования третейских судов, общие требования к этому процессу.

Новый закон также запрещает создавать третейские суды при госкорпорациях. У нас сегодня очень много госкорпораций создали "карманные" третейские суды и направляют споры в эти третейские суды, что негативно влияет на саму систему, на отношения к этим организациям. И поэтому закон вводит такое ограничение, не дает госкорпорациям разрешать споры, что называется, не вынося сор из избы, направляет их в независимые третейские суды.

Проанализировав новый закон, можно сделать вывод: лицензирование третейских судов приведет к очистке системы третейских судов, но при этом среди третейских судов, которые подмочили репутацию и не получат лицензии, могут оказаться третейские суды, которые работали на совесть.

Кстати

На конференции Петербургского международного юридического форума выступавшим там представителем Сбербанка было заявлено, что Сбербанк в прошлом году передал на рассмотрение в третейский суд 10 тысяч споров.

Большая часть касается взыскания просроченных или проблемных задолженностей. Представитель банка заявил, что третейский суд Сбербанком воспринимается как способ разрешения спора с государственным контролем.

история вопроса

Когда и для чего появились в России третейские суды?

Алексей Кравцов: В России третейские суды берут начало с 16 века. В те времена купцы закрепляли договор рукопожатием. И всегда призывали третьего купца, чтобы тот был свидетелем сделки. Отсюда пошел обычай разбивать рукой рукопожатие. Когда один из купцов нарушал условия сделки, другой шел к третьему купцу, который был назначен третейским купцом, и тот своим авторитетом пытался повлиять на недобросовестного партнера.

1,5 тысячи третейских судов зарегистрировано сегодня в России. В Италии - 650, во Франции - 530

А если не получалось?

Алексей Кравцов: Если не удавалось, то третейский купец шел к князю и князь выделял слуг для того, чтобы они помогли третейскому купцу исполнить обязательства, которые он взял на себя при заключении сделки, - быть судьей. Со временем князь образовал государственный суд и всех принудил судиться в государственных судах. Однако форма третейского суда, которая принималась сторонами по заранее согласованному принципу, так и осталась родоначальницей всей судебной системы. Она сохранилась и до дня сегодняшнего. Есть только две разницы. Первое - личное присутствие третейского судьи и разбивание рукопожатия - не требуется. Для этого есть письменный договор. А княжеские слуги превратились в судебных приставов.

Двадцать процентов дел в третейских судах заканчиваются мировыми соглашениями. Фото: PhotoXPress.ru