Новости

Верховный суд объяснит, что стихия и катастрофы не всегда отменяют обязательства
 Фото: Артем Коротаев/ТАСС
Фото:
Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления об ответственности за нарушения обязательств. Одно из ярких разъяснений, заложенных в проекте: форс-мажор не всегда отменяет обязательства.

В народе иногда ходит поговорка - "война все спишет". Или - пожар, наводнение, землетрясение, далее по списку бедствий. Мол, после них никто ничего не должен. Это и называется форс-мажор. Сейчас в проекте постановления заложена несколько иная правовая позиция: после отпадения обстоятельств непреодолимой силы (прекращение боевых действий, стихийных бедствий) обязательства не прекращаются, а должны быть продолжены - и продолжать исполняться. Поэтому долги не тонут.

В прошлом году были внесены большие поправки в Гражданский кодекс. В законе появились не просто новые нормы, но подчас новые правовые институты.

Как отмечалось вчера на заседании пленума, ряд разъяснений, содержащихся в проекте постановления, опережают еще не сформировавшуюся судебную практику и призваны указать судам подходы к правильному применению законодательства и предотвратить ошибки. Потому что новое часто вызывает вопросы.

- Очень интересен институт ответственности за недобросовестное ведение переговоров, - сказал "РГ" юрист Вячеслав Голенев. - Это полезно и в строительном подряде при обсуждении договоров на строительство, и в крупном бизнесе при осуществлении продаж (недобросовестная конкуренция, провокации конкурентов), так и простым гражданам, например, при сделке с недвижимостью.

Однако у практиков возникают сомнения, насколько реальны подобные нормы? Потому что главный вопрос здесь, как доказать, что другая сторона вела себя бессовестно? Ведь переговоры обычно ведутся устно, а не письменно. Для суда устное слово все равно, что воробей - улетело и не поймаешь. Может, стоит ввести в привычку аудиозапись переговоров?

В проекте постановления говорится, что по умолчанию предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно даже в том случае, если она впоследствии отказалась от заключения договора без указания мотивов такого отказа. Бремя доказывания недобросовестности контрагента в такой ситуации лежит на истце.

Он должен представить суду доказательства того, что ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом.

В то же время недобросовестность действий ответчика предполагается, если истцом доказано наличие таких обстоятельств, как предоставление стороне неполной или недостоверной информации или внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, когда другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В таких случаях обязанность доказывать добросовестность суд должен возложить на ответчика.

В проекте подчеркивается, что сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Еще один важный момент: исполнение обязательств в натуре. Допустим, когда надо запретить совершать определенные действия или требуется передать кому-то конкретную вещь. Здесь тоже бывают проблемы.

- Пленум отмечает, что суд должен при принятии иска оценить объективную возможность последующего исполнения судебного акта в случае удовлетворения иска, - поясняет Вячеслав Голенев. - Это противодействия "фантазийным искам", например, об обязании ответчика воспрепятствовать дождю в четверг вечером. В целом Верховный суд России в данном проекте подтверждает приверженность прогрессивным взглядам.

В постановлении, например, укрепляется позиция о том, что упущенную выгоду можно и нужно взыскивать. Нельзя отказать во взыскании убытков только на том основании, что размер потерь невозможно точно подсчитать. Если потери есть, надо разбираться, как их можно компенсировать.

- В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства, - говорит юрист. - Это полезно и бизнесу, и простым гражданам. Бизнес чаще сможет взыскивать неполученные доходы, а граждане, например - утрату товарной стоимости транспортного средства или арендные платежи, неполученные из-за недобросовестных действий третьих лиц.

Если кредитор не получил того, на что рассчитывал по договору, он может заключить замещающую сделку и приобрести нужный товар или услугу "на стороне", а потом взыскать разницу в цене с должника. При этом презюмируется добросовестность кредитора. Если договор расторгнут по вине должника, тот обязан уплатить разницу даже в том случае, если его контрагент не заключал замещающей сделки.

Готовящиеся разъяснения об упущенной выгоде, по мнению юристов, способны серьезно изменить практику.