Новости

15.03.2016 16:08
Рубрика: Происшествия

Разошлись с миром

В Калужской области завершился громкий процесс над священником, защищавшим свою жену и детей от пьяного дебошира
 Фото: Ольга Тараканова/РГ
Фото:
Батюшка, которого обвиняли в рукоприкладстве, и сельский хулиган, получивший перелом челюсти, подписали мировое соглашение и попросили друг у друга прощения.

...В суде уже завершился допрос свидетелей обвинения, на очередном заседании должен был начаться допрос свидетелей защиты. На процессе в защиту настоятеля храма Воскресения Христова села Трубино иерея Максима Белоножкина готовились выступить двадцать человек. Все явились в суд в боевом настроении. Да и у священника к этому моменту появились уже три адвоката.

Судья, открыв процесс, в очередной раз предложила сторонам примириться. Отец Максим и раньше высказывал согласие, но его оппонент был категорически против. На сей раз ночной визитер Валентин Прунов вдруг сразу согласился подписать мировое соглашение, заявив, что ему достаточно извинений. Батюшка даже оторопел от неожиданности. Когда отца Максима и Валентина оставили в зале заседаний одних, парень попросил у него прощения.

- Я тоже попросил у него прощения, - рассказал "РГ" священник. - Обиды не держу. Какой смысл? Да и Валентин понял, что не прав был изначально.

Теперь история, произошедшая год назад в селе Трубино, получила счастливый финал. Когда отец Максим звонил супруге, чтобы сообщить радостную весть, у него даже слезы выступили. Не секрет, что случаи, когда наказывают именно оборонявшегося, - далеко не редкость. Напомним, несколько лет назад было принято постановление Верховного суда России, разъясняющее, что человек может защищать свою жизнь всеми возможными способами. Но ведь можно "не заметить" этой самообороны и возбудить дело по статье о причинении вреда здоровью. Так и получилось в истории со священником.

- Ситуация с юридической точки зрения возмутительная, - прокомментировал "РГ" адвокат Павел Шевчук, также приехавший защищать отца Максима. - Со стороны батюшки здесь была адекватная самооборона. Это всем очевидно, но полиция по неким причинам возбуждает против него уголовное дело. Даже если бы осудили священника, это решение не устояло бы в судах высшей инстанции. Мы готовились идти до конца.

Адвокат Оксана Сафарова, защищавшая священника с самого начала, считает, что причиной всему стала работа полиции "по старинке", стремление поскорее закрыть дело и "спихнуть в суд". В практике такое часто случается. Для следователей это малозначительное дело, не случайно же в свое время со стороны прокуроров прозвучало предложение священнику: быстренько его осудить, освободить по амнистии и никому об этом не рассказывать. ..

Когда священника и хулигана оставили в зале заседаний наедине, парень попросил у батюшки прощения

- Если суд будет за нарушение процессуальных норм во время проведения следствия выносить частные определения о привлечении к ответственности, то это заставит систему МВД набирать грамотных сотрудников. Но система работает так: если следователь работал тяп-ляп, то судья его все равно прикроет. Сколько раз адвокаты видят, как суд просто вытягивает из ямы следователей и сотрудников полиции, - поясняют защитники.

К слову, в деле отца Максима адвокаты выявили семь грубейших нарушений. Даже дошло до смешного: подняли указания прокурора следователю, что надо сделать и чего не было сделано.

- Какую ответственность понес следователь? Никакой! - подчеркивает Оксана Сафарова. - Если за нарушение закона не предусмотрено наказание, то как заставить его исполнять?

К слову, все адвокаты защищали батюшку безвозмездно. Он рассказал, что прихожане собрали десять тысяч рублей для оплаты их услуг. Но когда он предложил добровольным защитникам деньги, те посоветовали направить их на восстановление обители. Отец Максим стал настоятелем старинного (1642 года постройки) храма Воскресения Христова семь лет назад. За это время сумел полностью его восстановить, а теперь готов приступить и к реставрации расположенного рядом Знаменского храма. Нашел людей, готовых внести пожертвования на реставрацию церкви, но пока здание находится в госсобственности.

Прихожане считают, что эта активность священника раздражает кого-то из местных чиновников, вот и выживают всеми способами.