Новости

15.03.2016 19:22
Рубрика: Власть

Крым останется русским

Сенатор от Севастополя Андрей Соболев - об итогах воссоединения с Россией
Сегодня, 16 марта, исполняется два года с момента референдума о статусе Крыма и Севастополя. Это событие навсегда вошло в историю нашей страны. Тогда подавляющее большинство - почти сто процентов - крымчан и севастопольцев высказалось за воссоединение с Россией. О том, как проходил референдум, и об изменениях, которые произошли на полуострове, "Российской газете" рассказал член Совета Федерации от Севастополя Андрей Соболев.

Андрей Николаевич, какие царили настроения в Севастополе и Крыму непосредственно перед референдумом?

Соболев: Не буду лукавить: мы реально понимали, что дальше - по условиям, что навязывала нам Украина - жить нельзя. Однако у нас не было возможности предугадать, какие действия предпримет Россия. Конечно, мы знали, что за нас заступятся, но каким образом? Когда же мы увидели людей в зеленой форме, сомнений больше не осталось: надо брать власть в свои руки, организовывать собственные органы власти на местах, и это было сделано очень профессионально и быстро. Вообще, события разворачивались стремительно, и настроения царили оптимистичные. Люди испытывали настоящую радость.

Вы не боялись резких движений со стороны Киева?

Соболев: Нет, потому что мы знали, что находимся под защитой. К тому же украинская сторона вообще никак не реагировала. Киев просто не знал, что ему делать. Военнослужащие Украины либо оставляли свои посты, либо переходили на нашу сторону. Я сам активно убеждал многих офицеров не делать глупостей, не следовать за страной-банкротом. Говорил ребятам: оставайтесь с Россией, вас никто не разжалует и не расстреляет. Кое-кого убедил, сейчас они служат и очень рады, что послушали меня.

Как проходила подготовка к референдуму?

Соболев: В Севастополе участвовал практически весь город. Люди жертвовали средства на организацию самообороны и всего необходимого, ничего не жалели. У нас были места сбора на всех центральных площадях, где находились сценические площадки. Никакой развлекаловки не было и в помине. Люди в основном пели патриотические песни. Я все дни перемещался туда-сюда. Помню, написал песню, которая мгновенно приобрела огромный резонанс, - "Мы возвращаемся домой". Ее и другие песни я исполнял, стараясь поддержать, приободрить земляков, создать общее настроение.

И с таким настроем люди отправились на референдум?

Соболев: Да, потому что они были глубоко убеждены, что делают правильный выбор. Да и не надо было, по правде говоря, ничего объяснять ни нашим мальчишкам, ни девчонкам, не говоря уже о взрослых и стариках. Все понимали, что наши мертвые нас не оставят в беде. Эта фраза материализовалась. Мы не могли предать своих могил, забыть ту кровь, которая лилась 200 лет, не имели права выбросить из головы завоевания, которые были сделаны со времен Российской империи. Все знали: Севастополь - русский город и навсегда останется русским.

Вы, конечно, помните, как противники воссоединения Крыма с Россией говорили: мол, сейчас эйфория пройдет, наступят суровые будни, и крымчане с севастопольцами поймут, какую ошибку они допустили. Поняли? Какие вообще изменения произошли на этих территориях за два года?

Соболев: Если бы после марта 2014 года вообще ничего не произошло и мы бы оказались в более тяжелом материальном положении, чем до этого, уверяю, что абсолютно никто не разочаровался бы. Никто из людей не ждал, что завтра мы начнем намазывать масло на бутерброд с обеих сторон. Материальные блага были для нас на пятнадцатом, если не пятидесятом месте. Все прекрасно понимали, что в той стране, которую мы оставляли и которую нам навязали, жизнь будет хуже. Вернувшись в родную гавань, мы не чувствовали себя капризным ребенком, который требовал срочно решить свои вопросы. Конечно, брожения существуют, люди на бытовом уровне говорят разные вещи. Но есть такие серьезные обстоятельства в жизни, которые переступить нельзя. Представьте: человек заходит в храм. Можно думать все что угодно о Боге, о религии, но когда ты стоишь у алтаря, то вся бытовая шелуха с тебя мгновенно слетает. И ты говоришь с Богом один на один, ведешь себя соответственно. Примерно так же происходит у нас: мы приучены критиковать страну, порядки, чиновников, реже - хвалить. Но как только речь заходит о русском сознании крымчан, русской истории Крыма, то понимаешь, что это как раз та черта, которую никогда не переступить. И поверьте: если бы сегодня мы провели такой же референдум, то получили бы те же самые цифры.

Что касается непосредственных изменений, то, безусловно, есть немало позитива. Развивается туризм, идет активная застройка полуострова, решаются вопросы с энергетикой и водными ресурсами. Вместе с Россией Крым доказал свою самостоятельность. И если бы не эти драконовские экономические и политические санкции, мы бы двигались намного более быстрыми темпами. Но мы их обходим - и, я уверен, обойдем.

Что же изменилось за два года в настроении людей?

Соболев: Мы повзрослели, стали более мудро подходить ко многим вещам. Поняли, что, только созидая, можно добиваться каких-то результатов. Мы все 23 года сопротивлялись Украине, выискивали всякие лазейки, копили негатив. Поймите, люди не могут остановиться, баррикадное прошлое постоянно толкает их куда-то. Сегодня надо искать конструктивные пути как в нашем российском государстве, российском обществе, в нашем российском Крыму что-то решить. А не кричать, что тигру не докладывают мяса, как это делал Хазанов в своей известной юмореске... Отношение к нам в России не только благоприятное, оно родственное. Мы практически не получаем никаких отказов, если обращаемся за объективной помощью. Когда Крым перестанет быть местом экзотического отдыха, когда мы станем совершенно обычным для россиян регионом, только тогда я испытаю настоящее облегчение. Начало положено хорошее. Дай Бог, чтобы и дальше было так.