Новости

17.03.2016 22:00
Рубрика: Культура

Разговор о сущности любви

Три поколения голландской школы балета в Большом
Сегодня Большой театр показывает первую балетную премьеру сезона - на Исторической сцене выходит вечер современной хореографии. Он включает три одноактные постановки, которые объединены местом рождения: Нидерланды - плодоносная для современного балета земля. В Москве ее представляют классики трех поколений - Ханс ван Манен ("Вариации на тему Франка Бриджа"), Иржи Килиан ("Симфония псалмов") и Соль Леон и Пол Лайтфут ("Совсем недолго вместе").
Большой театр пытался заполучить Пола Лайтфута, нечасто ставящего за пределами Нидерландов, на протяжении нескольких сезонов.  Фото: Донат Сорокин / ТАСС Большой театр пытался заполучить Пола Лайтфута, нечасто ставящего за пределами Нидерландов, на протяжении нескольких сезонов.  Фото: Донат Сорокин / ТАСС
Большой театр пытался заполучить Пола Лайтфута, нечасто ставящего за пределами Нидерландов, на протяжении нескольких сезонов. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Соль Леон и Пол Лайтфут сегодня являются художественными лидерами великого Нидерландского театра танца (NDT), который во второй половине ХХ века стал для хореографии источником новых идеи и гнездом ведущих постановщиков. Все свои спектакли на протяжении почти 30 лет эта пара создает в дуэте и почти не покидает родной коллектив. Большой театр добивался сотрудничества с ними несколько лет. До этого хореографы работали в России лишь однажды - год назад они поставили в Екатеринбурге свой дебютный балет "Осторожной поступью". Этот спектакль стал своеобразным анонсом премьеры Большого - двумя днями раньше он был с успехом показан в конкурсе "Золотой маски".

- Насколько я знаю, вы не любите покидать родной Нидерландский театр танца и редко его оставляете. Тем не менее, ваши спектакли идут в ведущих балетных театрах мира. Но в такой гигантской компании, как Большой, вы работаете впервые. Легко ли было перестроиться?

Пол Лайтфут: Мы работали, конечно, с большими компаниями. Но что обычно значит большая компания? 70-80 артистов, а здесь - больше двухсот. В NDT все мы очень связаны друг с другом, если не физически в залах, то, по крайней мере, в самом пространстве. Здесь все совсем иначе. Эта система совсем не для меня, но я ее уважаю. Для меня это удивительный опыт. И подлинное удовольствие - контакт с танцовщиками. Все они - большие артисты.

Соль Леон: В процессе этой работы много понимаешь сам про себя - и позитивного, и негативного. Тут, во-первых, очень сильна своя традиция. Во-вторых, вся система функционирования труппы, планирования - не понимаешь, как с ней взаимодействовать, как в ней работать. В-третьих, то, что в нашей маленькой труппе делает один человек, здесь делают пять. Ты теряешься в этой махине. Как вы здесь работаете? И перевод - он создает отдаленность от артистов, постоянно слышишь параллельные голоса… Для меня все это было очень трудно. Но на третий день мучений я поняла: я абсолютно верю в то, что хочу донести, у меня есть чем поделиться с артистами. И раз вы тоже заинтересованы в том, чем я обладаю, пусть при этой постановке все будет по-моему. Тогда мы сможем дать лучшее. И сейчас, мне кажется, все выстроилось. На Исторической сцене непередаваемое ощущение. Я это почувствовала, еще когда мы приезжали сюда в 2003 году получать приз "Бенуа де ла данс" за нашу хореографию и сами танцевали, а потом в прошлом году во время гастролей NDT. В атмосфере этого места есть нечто особое. Здесь как будто с тебя сходят покровы и твой танец судит нечто божественное. Я знаю, что несколько лет назад в Большом театре была реконструкция, но его дух сохранился, я это чувствую.

- Как из двухсот человек вы выбрали семерых, которые стали участниками вашего балета?

Пол Лайтфут: У нас было на это всего три дня. В первую очередь, мы смотрели на ведущих солистов, потому что наш балет технически очень сложен. Мы также искали характеры. Некоторых танцовщиков мы знали и хотели с ними работать. Но сейчас, попадая на спектакли или другие репетиции, часто думаю: "Вот же! Ты бы нам подошел! И ты!" Здесь много талантливых людей, не только среди солистов, но и в кордебалете. Я чувствую себя стоящим под деревом: и та ветка хороша, и другая, но далеко не до всех можно дотянуться.

Соль Леон: Поиск танцовщиков - это алхимия. Не думаю, что кто-то смог бы за меня правильно выбрать того, кто мне нужен. У меня есть свои секреты, как это сделать. И не всегда мне для этого нужно видеть их в танце. Я счастлива, что я точно попала с выбором Кати Крысановой, Дениса Савина, Влада Лантратова. В работе они оказались точно такие, какими я их увидела, хотя совершенно ничего про них не знала. Дениса я увидела во время спектакля. Мы были на каком-то балете, нас посадили в верхнюю ложу, из которой видны кулисы. Денис не был занят в спектакле, он сидел за какой-то колонной и смотрел. Я просто увидела, как он смотрит спектакль. Влада заметила во время репетиции "Легенды о любви". Он был травмирован, но пришел посмотреть, как репетирует его девушка. Он сидел где-то в темноте, я его даже ясно не видела, но по тому, как он переживал, почувствовала его сущность. Мы не знали, кто это, что это премьер театра - я просто почувствовала в нем все, что нам нужно. И он оказался действительно прекрасен. А Катю мы выбрали на репетиции. Она была как фея, а нам нужна в спектакле женщина-воспоминание. Такая, как парфюм: его нет, но вы чувствуете их шлейф - и все!.. Она в этом идеальна.

- Для Большого театра ваш балет - совершенно новый опыт, не похожий на освоение хореографии Форсайта, Макгрегора, Майо. А для вас в этой работе есть нечто особенное?

Пол Лайтфут: Любое место, где работаешь, многому учит. Эта работа помогла отстоять мою личную индивидуальность. Я немного эксцентрик, и мне нравится быть таким, какой я есть. Но для меня важно было почувствовать твердую этику, которая здесь существует. Это не моя этика, но мне она нравится. И мне важна возможность интегрировать мои идеи, мечты, энергию в людей, с которыми я работаю. В NDT мы шутим, что мы как маленькая ООН, где у каждой страны свой представитель и права. В Большом все четко: мы делаем это, и мы делаем это так. И я учился коммуницировать с людьми, которые совсем не похожи на меня. Нам трудно, но мы с каждым днем подходим все ближе и ближе друг к другу, на каждой репетиции какие-то вещи углубляются. То же самое я чувствовал в Екатеринбурге. Там совсем другая труппа, у которой есть Слава Самодуров, настоящий хореограф-лидер, приучивший артистов к постоянной творческой работе. У Большого театра, конечно, шире спектр интересов. Но сам процесс сближения, создания пространства любви, в котором мы работаем, в обеих труппах оказался очень похож. Любое путешествие не может быть абсолютно гладким, иначе будет скучно. Мы приехали сюда не для того, чтобы написать в CV, что работали в Большом театре. Мы видим, что здесь хотят освежить танец, хотят чувствовать, что это искусство о вас сегодня, а не только смотреть на то, что было сделано кем-то когда-то. У артистов балета есть определенный голод. Им нравится их история, но они хотят еще и чего-то другого. Мне кажется, в нас они чувствуют другой ментальный подход. И я надеюсь, что результат будет прекрасным, потому что мы все отдаем этому всю нашу энергию.

- Как вы ощущаете себя в одной программе с Хансом ван Маненом и Иржи Килианом?

Соль Леон: Как дома. Вся моя жизнь танцовщицы прошла между Хансом и Иржи, мы с Полом их дети.

Пол Лайтфут: Я танцевал пятнадцать балетов Ханса, а Иржи восемнадцать лет был моим директором.

Соль Леон: В работе они противоположны. Иржи бросал нас в воду и смотрел, выплывем мы или нет, считал, что ты должен выдать лучшее, что можешь, тогда он это оценит. Ханс ему полная противоположность, он всегда вдохновлял: "Ты лучшая, ты звезда". Меня он считал одной из трех муз, которые есть в его жизни, и стал крестным отцом нашей с Полом дочери. И его "Вариации на тему Фрэнка Бриджа" посвящены нам с Полом, вы знали?

Культура Театр Танец
Добавьте RG.RU 
в избранные источники