Новости

Михаил Пиотровский: Пальмира должна быть восстановлена
Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Фото: Алексей Даничев/РИА Новости
Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Фото:
Сирийская армия вплотную подошла к знаменитой Пальмире. Это произошло благодаря поддержке оставшегося контингента Воздушно-космических сил России, заявил посол Сирии в Москве Рияд Хаддад. Если Пальмира будет освобождена, возможно ли ее восстановление? Об этом "РГ" беседует с директором Государственного Эрмитажа Михаилом Пиотровским.

Мы продолжаем помогать Сирии в освобождении Пальмиры. Это имеет особую, теперь уже культурную символику?

Пиотровский: Если Пальмиру удастся освободить, мы будем иметь совершенно потрясающую историю войны за освобождение Пальмиры. Игиловцы (ИГИЛ - террористическая организация, запрещенная в России - прим. авт.) шли к Пальмире долго. И было ясно, что идут они именно туда, рассчитывая, что из-за опасений разрушить памятник всемирного наследия, их там бомбить никто не будет. Но шли они через пустыню, где их можно было разбомбить. Европейские страны на это не решились, потому что это была бы помощь Асаду, которой они не хотели.

Наших войск тогда в Сирии еще не было. Они появились потом. Не думаю, что Генеральный штаб и президент планировали всю операцию в связи с Пальмирой, но так получается - и в этом есть своя мистика - что если бы наши войска там были, они бы фанатикам к Пальмире подойти не дали. И конечно, наши войска помогли и помогают тому, чтобы Пальмира - уже сейчас - могла быть освобождена. Если все это получится, то мы лишний раз получим указание на то, что права культуры важнее всего. И что мы все, в конечном счете, воюем за культуру.

Если результатом всей нашей операции будет освобождение Пальмиры, то ничего более красивого в анналах всей русской истории на Ближнем Востоке и в районе Святой земли, нам не отыскать. Извините за пафос, но это действительно так. Но нужно, конечно, дождаться, чтобы Пальмиру освободили, а освободить ее очень трудно. Памятники памятниками, но там целая крепость со своей системой обороны.

Можно ли будет восстановить разрушенную фанатиками Пальмиру?

Пиотровский: Знаете, я живу в городе, который восстановил многие свои дворцы с нуля. Конечно, от Пальмиры мало что осталось, но ее обязательно нужно и важно восстановить. Это можно сделать, ведь кое-что в ней и раньше восстанавливалось, реконструировалось. А нам сейчас прежде всего нужно восстановить знание о ней. Создать какие -то новые музеи, рассказывающие о Пальмире. Восстановить ее для начала виртуально.

Что мы делаем? Наши ребята-волонтеры придумали компьютерную игру "Пальмирский рынок". У нас, в Эрмитаже, находится Пальмирский таможенный тариф - большая плита с надписями на греческом и арамейском языках - он сохранился только потому, что когда-то был передан нашему музею. Историю с ним тоже можно превратить в игру из жизни древней Пальмиры на тему, что сколько стоило, и какие караваны приходили в этот город. Обязательно будут сделаны голографические реконструкции пальмирских памятников.

В мае у нас открывается Интермузей, и там целый этаж Эрмитажного раздела будет посвящен Главному штабу и Пальмире. Дело в том, что Арка Главного штаба - точно такая же, как арка в Пальмире, соединяющая вместе два разных направления… Санкт-Петербург не только носит название "Северной Пальмиры", но у нас есть с ней и архитектурное сходство.

В рамках Интермузея мы придумали акцию "Раскрась льва аль-Лат" - знаменитого пальмирского льва, уничтоженного фанатиками. Дети будут раскрашивать макет этого замечательного памятника. Сейчас нужны самые разные формы рассказа о Пальмире. Пальмира должна войти в этакий набор художественных знаний всего мира.

И, конечно, ее надо восстановить, как мы восстановили Пушкин и Царское село, проведя там самую серьезную реконструкцию и реставрацию. Это необходимо для поднятия духа не только жителей Сирии, но, на самом деле, всего человечества.

В истории Пальмиры теперь есть страшная трагедия ее разрушения. И эту трагедию нужно использовать на благо человечества, как использовали мы трагедию разрушения Царского Села, Павловска, Петергофа. В этих дворцах люди до сих пор плачут, глядя на фотографии ужасных разрушений.

Наша обязанность - не просто отвоевать Пальмиру и восстановить всю ее красоту. Но сделать ее этаким уроком для людей, доказывающим, с одной стороны, что разрушать красоту нельзя. А с другой - что красота все равно побеждает. И не только она спасает мир, но и мы ее. И она сама себя все равно спасает. И мы все, в конечном счете, воюем за культуру. И когда это война за культуру - это справедливая война. А когда она против культуры -  это несправедливая война.

Справка "РГ"

Расположенная в оазисе Сирийской пустыни, Пальмира была одним из богатейших городов поздней античности. В современности на ее месте сохранялись развалины величественных сооружений, принадлежащих к числу лучших образцов древнеримской архитектуры и признанных ЮНЕСКО памятником Всемирного наследия.

В мае 2015 года экстремистская группировка "Исламское государство" (запрещенная в России) взяла под контроль почти всю территорию Пальмиры. Они взорвали древний храм Бэла, храм Баал-Шамина II века нашей эры, уничтожили знаменитую древнюю статую льва аль-Лат, датирующуюся I веком до нашей эры. Также были подорваны две древние мусульманские усыпальницы.

Кстати

Памятники Пальмиры в Эрмитаже

Пальмира, как и многие памятники древних цивилизаций, получила мировую известность в XVIII веке. Интерес европейцев - историков, археологов - сделал город объектом вожделения для собирателей древностей. Систематические раскопки Пальмиры начались в 1920-х годах. Найденные на территории города и его некрополя памятники находятся как в музее самой Пальмиры, так и во многих мировых музейных собраниях. Коллекцией пальмирских древностей обладает и Государственный Эрмитаж.

Его Пальмирская коллекция включает десять погребальных рельефов, несколько фрагментов скульптуры, большую плиту с надписью на греческом и арамейском языках - Пальмирский таможенный тариф, а также мелкие предметы - тессеры и монеты. Пальмирский таможенный тариф - четыре блока с надписью, общим весом более 15 тонн, является дипломатическим даром. Рельеф был найден археологом-любителем, князем С.С. Абамелек-Лазаревым, во время его поездки в Пальмиру в 1882 году.