Новости

Из Ростова-на-Дону передают корреспонденты "РГ"
...Таксист, узнав, что нам надо в аэропорт, буркнул: "Самолеты не летают. Вы что, не в курсе?" Узнав, что журналисты, по дороге рассказал, что живет в микрорайоне Александровка, который от аэродрома разделяет только роща.

- Взрыва не слышал. За окнами только ветер ревел. Такого сильного давно не припомню, - вздыхает таксист и рассказывает, что услышал о гибели известного врача Игоря Пакуса. - Его ж весь город знает. То есть знал...

Главврач ростовской областной клинической больницы N 2 и депутат Законодательного собрания Игорь Пакус возвращался из Дубая вместе с супругой Галиной.

- Он будто что-то предчувствовал, - вспоминает Людмила, соседка семьи Пакус. - Перед отпуском доктор говорил, что уже был в Эмиратах и в этот раз почему-то совсем не хочет лететь.

- Скорблю. Игорь Альдорадович столько жизней спас, себя не уберег, - написала в социальных сетях наша коллега, которая долгое время лично знала Пакуса.

- Я должен был встречать мою знакомую Людмилу Гончарову, летевшую этим рейсом, - говорит Анатолий Котляров, депутат гордумы. - Но срочно выехал в Луганск, договорились встретиться уже днем. И вот...

Из переговоров видно, что паники на борту нет. "Захожу на второй круг. Пока-пока", - голос летчика и дальше - взрыв

- В авиакатастрофе погиб наш друг, очень добрый и светлый человек Виталик Веремеевский. Не стало целой семьи, с ним были и жена Наташа, и сын Саша. Когда ты в списках погибших видишь своих близких друзей, восприятие происходящего переворачивается кардинально, - рассказывает ростовчанин Олег Урецкий. - Виталий всю жизнь был связан с авиацией, сам летал и очень боялся летать пассажиром. Когда мы ехали вместе на отдых, он усаживал всех в хвост самолета, потому что считал, что там самые безопасные места, и даже в качестве пассажира обязательно следил за показателями погоды и состоянии взлетной полосы на каком-то своем, специализированном сайте для летчиков.

С женой и пятилетним сыном погиб директор областного центра пластической хирургии областной клинической больницы N 1, умница-хирург Олег Чистяков. Жена Виктория была на седьмом месяце беременности.

На борту находился директор департамента ЖКХ и благоустройства Новочеркасска Сергей Безгласный вместе с женой Юлией. В понедельник Сергей должен был выйти из отпуска на работу.

Ольга Клименко не дожила до своего 20-го дня рождения три дня. Она возвращалась из путешествия вместе со своим женихом Александром Божко и его сестрой Ольгой.

В международный сектор аэропорта все прибывали и прибывали родственники пассажиров злосчастного рейса. Родственников размещают в вип-зале. Тут страшно тихо. Люди молчат. Психологи объясняют такую реакцию шоковым состоянием. Это самое страшное. Глубокий стресс вызывает впоследствии психические и соматические расстройства. В воскресенье в больницы госпитализированы трое человек.

- Сейчас самое главное - не позволить человеку остаться наедине со своим горем, - говорит начальник Южного филиала Центра психологической помощи МЧС России Александр Джандубаев.

В помещении стоят иконы Спасителя и Богородицы. К ним несут свечи, молятся, о спасении души, о чуде - вдруг МОЙ - выжил, опоздал на самолет, не полетел?

- Некоторые ждут, что сейчас выйдут представители аэропорта и объявят, кого удалось спасти, - делится с нами отец Евгений. - Мы осторожно объясняем, что их близких уже нет. Это надо принять.

- Это какая-то ошибка. Этого не может быть! - срывается в крик женщина.

Михаил Гамов в авиакатастрофе потерял сына Валерия.

- Он с женой не первый раз путешествовал, - рассказывает он. Валера занимался ремонтом автомобилей. Копили специально на эту поездку. А утром меня разбудила внучка: папа разбился...

Следователи не скрывают, что процедура опознания тел будет долгой и тяжелой.

- По тем фрагментам, что остались, невозможно идентифицировать останки, - делится с нами сотрудник МЧС, вернувшийся со взлетно-посадочной полосы.

По словам замглавы МЧС России Сергея Воронова, результаты по идентификации будут через 2 недели.

Одна из основных версий авиакатастрофы - ошибка пилотирования.

- Почему экипаж не ушел на запасной аэродром? Сколько людей осталось бы в живых, - написала в своем блоге ростовчанка Ирина Томина. И этим вопросом задаются многие.

- В августе 2006 года под Донецком во время грозы потерпел катастрофу самолет Ту-154. Погибло 167 человек. Тогда мой папа, Павел Толченов, будучи командиром международной эскадрильи, написал стихотворение "А я уйду на запасной", - рассказала нам ростовчанка Ольга Сидорова.

Мы нашли Павла Толченова. Опытнейший летчик, 32 года общего летного стажа, 18 лет был командиром Ту-154.

- Я предполагаю, что произошел сдвиг ветра, - говорит он. - Ветер резко поменял скорость и направление. Упор исчез, и самолет рухнул. Я никогда не считал, что непогода может стать причиной авиакатастрофы. Роковой ошибкой может стать неправильное решение командира. Зачем при плохом прогнозе ждать улучшения погоды? Тогда как рядом три запасных аэродрома - до Краснодара полчаса лету, до Сочи и Минвод - час...

Летчики долго обсуждали с ростовскими диспетчерами скорость ветра, видимость, слабое обледенение в облаках и так далее. Из опубликованных переговоров видно, что паники на борту нет. "Захожу на второй круг. Пока-пока", - предупредил летчик. Дальше был взрыв.