Новости

22.03.2016 18:15
Рубрика: "Родина"

Могли ли губернаторы спасти Николая II в 1917 году?

Текст: (кандидат исторических наук)
Губернская власть и революционная ситуация в России
Граф Петр Васильевич Гендриков с супругой. Фото: Родина
Граф Петр Васильевич Гендриков с супругой. Фото:
По мере приближения столетнего юбилея революции внимание ученых все чаще обращается к событиям вековой давности в попытке постичь их суть и причины, связь с сегодняшним днем, усвоить уроки истории. Одним из острых вопросов, связанных с осмыслением опыта революции, является вопрос о степени лояльности старой власти провинции в целом и "хозяев губерний" в частности. Мог ли император Николай II рассматривать губернаторский корпус как опору для сохранения собственной власти?

Губернаторы военного времени

Первая мировая война оказала значительное влияние на систему местного управления. Требовалось организовать работу промышленных и ремесленных предприятий, бороться с дефицитом, спекуляцией и ростом цен, обеспечить лечение раненых и устройство беженцев. На основании Положения чрезвычайной охраны, введенного после объявления мобилизации, губернаторам предоставлялись права главноначальствующих губерниями. Они могли издавать обязательные постановления, регулировавшие как экономическую, так и общественную сферы жизни губерний и имевшие на их территории силу закона. Основной задачей губернаторов стало поддержание социального спокойствия и нивелирование негативного воздействия военных обстоятельств на жизнь обывателей, что осуществлялось губернатором и подчиненным ему аппаратом полиции совместно с местным самоуправлением. У губернаторов имелся опыт сотрудничества с начальниками гарнизонов по использованию войск для поддержания общественного порядка. Действия губернаторов, продиктованные остротой момента, не будучи объединенными общегосударственной политикой, порождали регионализацию и повышали влияние личности губернатора на жизнь вверенной ему губернии.

В военные годы возросла частота ротации губернаторского корпуса, средний срок пребывания в должности губернатора сократился. Только за 1916 г. состоялось 43 новых назначения1. Активное перемещение губернаторов, их малая связь с губерниями дестабилизировали обстановку, хотя социальная однородность губернаторского корпуса, его включенность в состав элиты империи гарантировали стабильность в условиях кризиса центральной власти.


Перипетии кадровой политики

Эти тенденции нашли свое яркое воплощение на примере Орловской губернии и ее последнего "хозяина". Начало войны встретил на посту орловского губернатора действительный статский советник С.С. Андреевский, к тому времени занимавший свою должность уже восемь лет. За этот срок он сумел наладить тесные контакты с местной элитой. В декабре 1915 г. Андреевский был назначен сенатором и отбыл в Петербург2. Губернию возглавил А.В. Арапов, до того служивший симбирским губернатором. По сравнению со своим предшественником, Арапов шире использовал административные меры для наведения порядка на рынке, придерживался более жесткого стиля управления, неоднократно обращался к населению с воззваниями. В конце 1916 г. Арапов был переведен на должность вологодского губернатора3. Губернское дворянское собрание подало просьбу об оставлении его в губернии4, но усилия оказались тщетными.

Последний губернатор Орловской губернии разительно отличался от своих предшественников. Им стал 33-летний граф Петр Васильевич Гендриков. Его отличал не только удивительно молодой для высших должностей возраст (в 26 лет Гендриков стал курским вице-губернатором), но и принадлежность к высшей аристократии. Род Гендриковых происходил от родной сестры императрицы Екатерины I. Отец Петра Гендрикова был обер-церемониймейстером двора5 и заметной в высшем свете фигурой. В новелле Алексея Толстого "Похождения Невзорова, или Ибикус" петербургский мещанин Невзоров, мечтая о яркой жизни, воображает себя... внебрачным сыном Гендрикова, то есть как бы сводным братом героя нашего повествования6. После смерти в 1912 г. Гендрикова-старшего ко двору была приближена сестра Петра Гендрикова - Анастасия, ставшая фрейлиной императрицы.

Гендриков-младший начинал типичную для его круга военную карьеру. Окончив Морской кадетский корпус, он был зачислен в 18-й флотский экипаж, но прикомандирован при этом к Кавалергардскому Ее Величества полку, и в 1904 г. окончательно закрепился на суше, переведясь в кавалергарды. В 1909 г. Гендриков был зачислен в запас в чине поручика гвардии7. То, что он оставил флот, не принимал участия в военных действиях и рано вышел в отставку, может свидетельствовать о слабом здоровье.

Итак, в 1909 г. П.В. Гендриков начал гражданскую карьеру, будучи сразу же назначенным исполняющим должность курского вице-губернатора при губернаторе М.Э. Гильхене (1908-1912 гг.). Как правило, начальной ступенькой для гражданской службы становилась должность земского начальника или участие в сословном дворянском самоуправлении. Гендриков не имел подобного опыта, хотя одновременно со своим назначением на вице-губернаторский пост был избран уездным предводителем дворянства как харьковский помещик. При своем назначении на должность вице-губернатора Гендриков получил чин коллежского асессора (VIII класс Табели о рангах). Отметим, что в XIX - начале XX в. должность вице-губернатора обычно соответствовала V классу чинов, а губернатора - IV классу8. Однако формальное несоответствие чина должности не помешало началу гражданской карьеры Гендрикова. Одновременно с чином коллежского асессора Гендриков получил и придворный чин камер-юнкера (V класс). Лишь в 1913 г. Гендриков был произведен в надворные советники (VII класс) и утвержден в вице-губернаторской должности уже при губернаторе Н.И. Муратове (1912-1915 гг.).

Дом Губернаторов в Орле. / Родина

Шесть с половиной лет П.В. Гендриков прослужил курским вице-губернатором, неоднократно исполняя губернаторские обязанности (в 1915 г. - целых 33 недели)9. Только за 1915 г. в Курске сменилось четыре губернатора. На смену прослужившему без малого три года Муратову последовательно пришли: А.А. Катенин (23 февраля - 30 апреля), С.Д. Набоков (26 мая - 17 августа), Н.Л. Оболенский (15 сентября - 7 декабря). Замыкал список А.К. фон Багговут10. Вероятнее всего, в период смены первых лиц губернии их обязанности также исполнялись вице-губернатором.

В мае 1916 г. Гендрикову удалось получить должность курляндского губернатора, но к тому времени Курляндская губерния уже почти год была оккупирована немцами. Поэтому Гендриков был переведен на аналогичную позицию в Орловскую губернию. Этому предшествовало его двухмесячное пребывание в Петрограде11, занятое, очевидно, хлопотами о перспективном назначении. Любопытно, что последним "действующим" губернатором Курляндии был С.Д. Набоков, переведенный после отступления русской армии на пост курского губернатора. Напомним, что Гендриков исполнял при нем обязанности вице-губернатора.

Возможно, что пост губернатора, занятый в 33 года, рассматривался Гендриковым как промежуточная ступень на пути в высшие круги. Поспешное перемещение предыдущего губернатора Арапова, явное "освобождение" должности под нового соискателя, свидетельствовали, что к концу 1916 г. Орловская губерния воспринималась как спокойная. Однако долгожданный губернаторский пост оказался для Гендрикова не подарком судьбы, а ответственной должностью. Ему предстояло пробыть губернатором около двух месяцев, не будучи официально утвержденным, и встретить на своем посту Февральскую революцию.

Император Николай II в Ливадии. / РИА Новости


Февральская революция в Орловской губернии

Последние февральские дни 1917 г. Орел жил напряженным ожиданием новостей из столицы. До жителей дошли слухи о волнениях в Петрограде. 25 февраля прекратился выпуск столичных газет, а затем на два дня была потеряна связь со столицей. 28 февраля и 1 марта безмолвствовало Петроградское телеграфное агентство - поставщик новостей для орловской прессы12. Многие орловчане устремились на вокзал, жадно расспрашивая о столичных новостях приезжих и проезжих13. Губернская власть также оказалась в информационном вакууме.

К концу дня 28 февраля назначенный Думским комитетом комиссаром Министерства путей сообщения депутат-прогрессист А.А. Бубликов распорядился разослать по всей железнодорожной сети телеграммы, из которых страна узнала о произошедшем. Телеграфная связь МПС не контролировалась МВД14. Можно лишь согласиться с оценкой значения этого шага, данной Ю.В. Ломоносовым: "Эта телеграмма в мартовские дни сыграла решающую роль: к утру 1 марта, т.е. за два дня до отречения Николая, вся Россия, или, по крайней мере, та часть ее, которая лежит не дальше 10-15 верст от железных дорог, узнала, что в Петрограде произошла революция. ... Факт, что Бубликов нашел в себе смелость торжественно уведомить всю Россию о создании новой власти в то время, когда фактически еще никакой власти не было"15.

Той же ночью во все города были направлены телеграммы об образовании Временного комитета Государственной Думы16. В Орле к часу дня 1 марта такие телеграммы были получены городским головой и председателем губернской земской управы. Орловский губернатор получал судьбоносные известия "из вторых рук" - от начальника железнодорожного жандармского управления и от лидеров самоуправления17.

Так закончился февраль и наступил март 1917 г. После консультаций с начальниками различных ведомств губернатор решил по возможности сохранять статус-кво. Около всех значительных учреждений были расставлены армейские караулы. Была отслужена традиционная панихида по императору Александру II[18]. Позиция П.В. Гендрикова отражена в его обращении к жителям, которое было подготовлено 1 марта и обнародовано на следующий день. Главным мотивом воззвания был призыв "спокойно и трезво выжидать разрешения происходящих в Петрограде событий, пока сам государь император не укажет нам, кому мы должны подчиниться". Губернатор уверял орловчан, что приняты решительные меры по обеспечению личной и имущественной безопасности, снабжению продуктами19.

Равновесие было нарушено на следующий день начальником орловского гарнизона генерал-лейтенантом Никоновым, который предложил подчиниться Временному правительству. Идея не была поддержана, но к трем часам дня 2 марта начальник гарнизона направил телеграмму о признании власти Временного правительства. 38-тысячный гарнизон перешел на сторону оппозиции. Тогда же Орловская городская дума сформировала Комитет общественной безопасности, в состав которого вошли губернский предводитель дворянства князь А.Б. Куракин и председатель губернской земской управы С.Н. Маслов. Комитет принял на себя управление губернским центром, заявив о своем подчинении Временному правительству.

Третьего марта в Орле закипели митинги. Генерал Никонов объявил о подчинении войск городского гарнизона Комитету общественной безопасности и возглавил шествие частей "на извозчике и с огромным красным флагом". Губернатор распустил полицию.

На следующий день было получено известие об отречении императора и отказе великого князя Михаила Александровича вступить на престол до решения Учредительного Собрания. Огласив последний Манифест на собрании начальников различных ведомств, губернатор признал власть Комитета общественной безопасности и телеграфно уведомил Петербург о поддержке Временного правительства. Получив свидетельство о лояльности губернатора, Комитет и Орловский Совет рабочих депутатов выразили готовность к совместной работе, но уже через день во главе местного управления были поставлены губернские комиссары Временного правительства. Вскоре, как сообщили орловские газеты, П.В. Гендриков отбыл для лечения на Кавказские минеральные воды.

События Февральской революции в Орловской губернии можно рассматривать как типичные, по крайней мере для европейской части России. Разница могла заключаться в уровне стихийного насилия. Так, толпой был убит тверской губернатор Н.Г. Бюнтинг, отказавшийся признавать полномочия местного Комитета общественной безопасности и подвергнутый аресту. Но все же мы не встретим примеров самостоятельных действий губернаторов по защите существующего строя. Немалую роль в этом сыграли внешне легитимные формы перехода власти от самодержца к Временному правительству, состав которого был утвержден последним императорским указом.


Примечания
1. История государственного управления России. Ростов-на-Дону, 2003. С. 301.
2. Орловские губернаторы. Орел, 1998. С. 212.
3. Там же. С. 214-217.
4. Орловский вестник. 1917. 3 января.
5. Якобий И.П. Император Николай и революция. М., 2005. С. 662.
6. Толстой А.Н. Собрание сочинений в восьми томах. Т. 2. М., 1972. С. 461.
7. Орловские губернаторы. С. 219.
8. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. Л., 1991. С. 156.
9. Подсчитано по: Государственный архив Орловской области (ГАОО). Ф. 4. Оп. 2 л/д. Д. 87. Л. 2об.- 8об.
10. Степанов В.Б. Наместники и губернаторы Курского края (1779-1917). Исторические очерки. Курск, 2005.
11. Якобий И.П. Указ. соч. С. 667.
12. Октябрьское вооруженное восстание (Семнадцатый год в Петрограде). Кн. 1. Л., 1967. С. 55.
13. Мусатов И.Д. Записки и воспоминания. Ч. 1-2. Орел, 1959. С. 114.
14. Бубликов А.А. Русская революция (ее начало, арест царя и перспективы). Впечатления и мысли очевидца и участника. Нью-Йорк, 1918. С. 21.
15. Ломоносов Ю.В. Воспоминания о мартовской революции 1917 года. М., 1994. С. 230.
16. Октябрьское вооруженное восстание... С. 83.
17. Якобий И.П. Указ. соч. С. 668.
18. Там же.
19. Орловские губернаторы. С. 220.|
20. Якобий И.П. Указ. соч. С. 681.