Новости

23.03.2016 23:00
Рубрика: Культура

Трудности переплета

Как реставраторы спасают раритетные издания
Под реальной угрозой разрушения - сотни тысяч документов времен Первой мировой и Гражданской войны. Фото: Ксения Колесникова
Под реальной угрозой разрушения - сотни тысяч документов времен Первой мировой и Гражданской войны. Фото:
Почему книги начала XIX века прекрасно сохранились, а более поздние издания рассыпаются в труху? Плесень, пыль, кислота... как спасти от них редкие исторические документы? Корреспондент "РГ" побывал в мастерских Российской государственной библиотеки и узнал, где трудятся люди редчайшей профессии - реставраторы книг.

Орудовать кисточкой, скальпелем, иглой с ювелирной точностью? Легко! Работать с вредной "химией" и реагентами плюс - с бумагой, кожей, металлом, деревом. И это они умеют: с одной стороны, реставрация - почти искусство, с другой стороны, к делу нужен строгий научный подход.

Вот две дамы в лабораторных халатах склонились над небольшим литературным сборником начала ХХ века. Заподозренный "диагноз" - грибок - им нужно подтвердить: взять мельчайшие образцы бумаги на анализ. А в соседней мастерской девушка лет 20 разглаживает старые советские газеты ручным утюжком, похожим на треугольный шпатель. Чуть дальше - станок для переплета, прессы, сушильная камера, антигрибковая очищающая установка.

- Каждое издание требует индивидуального подхода. Например, вот житие святых, напечатанное в конце XVII века. Посмотрите, какая хорошая хлопковая бумага ручной работы. В то время ее изготавливали из ткани: сейчас так уже не делают, - рассказывает руководитель отдела реставрации РГБ Александр Сошин. - Сначала эти листы мы вручную освобождаем от грязи с помощью скальпеля или ластика, удаляем пыль. Можно приступать к восстановлению фрагментов. Но никакой "самодеятельности" не допускается. Если позолота или буквы утрачены - мы их не дорисовываем.

Под чугунным метровым прессом и слоем сукна сушится "Белорусская Правда" 1925 года выпуска. Так издания могут лежать и несколько дней, и несколько недель: все зависит от формата и сложности работ. Но сначала газета проходит через машину для нейтрализации кислоты, которая содержится в низкокачественной бумаге. Этого "вредителя" можно вывести только с помощью специальной "химии".

Далее листы отправляются на ручную доработку. Утраты восполняются бумагой, подходящей по тону и толщине. Всего в месяц отдел реставрации РГБ обрабатывает таким образом до 5 тысяч листов. Но потребности фонда гораздо больше.

- Иногда для восполнения фрагментов реставраторы используют доливочную машину, - объясняет старший научный сотрудник Валентина Гришкова. - Листы кладут на сетчатую подложку, а снизу до ее уровня медленно поднимаются специальные "чернила". Это бумажная масса, измельченная в блендере и смешанная с клейким раствором. Масса заполняет собой пробелы, а лишняя вода сливается.

Обработанные таким образом высушенные и отглаженные в прессе листы обрезаются, выравниваются по полям, складываются в тетради. Их отдают на переплет, который тоже делается вручную. Если издание старое и редкое, для него изготавливают не обычные картонные обложки, а вырезают из дерева крышки, обтягивают их кожей, тканью. Есть даже мастерская по металлу - здесь восстанавливают древние замки и обложки церковных книг. Их приходится очищать от ржавчины, выпрямлять, чинить, а иногда полностью воссоздавать "с нуля".

Компетентно

Александр Вислый, директор Российской государственной библиотеки:

- Целый век, в 1850-1950-х годах большинство изданий печаталось на дешевой бумаге с высоким содержанием кислоты. Эти книги и газеты "живут" всего 100-150 лет, после чего буквально рассыпаются на мелкие кусочки. Технология спасения таких изданий давно известна. Но вся проблема - в масштабах бедствия. Если заниматься нейтрализацией кислоты вручную, как мы делаем это сейчас, на обработку только нашего фонда понадобится 500 лет. И я уж не говорю о документах, которые хранятся в других российских библиотеках и музеях.

В США, Германии, Канаде есть заводы, которые занимаются обескислочиванием в промышленных масштабах. Там счет идет не на печатные экземпляры, а на тонны. Несколько тысяч "погибающих" книг погружаются в огромные железные чаны и заливаются специальным раствором, закрываются крышкой, а через несколько дней извлекаются наружу, сушатся, выпрямляются.

И если случается ЧП (пожар, наводнение), завод приостанавливает штатные заказы от библиотек и начинает работать на экстренное восстановление поврежденных фондов. Ведь в его производственной цепочке есть и сушка, и обеспыливание. Плюс проверка на грибок и разных вредителей, их нейтрализация, мелкий ремонт.

После пожара в библиотеке ИНИОН было поручение вице-премьера Аркадия Дворковича министерству культуры: разработать проект такого завода для России. Но никаких реальных шагов нет до сих пор.

Между тем под реальной угрозой уничтожения уже находятся сотни тысяч исторических документов: издания времен Первой мировой и Гражданской войны. Возьмите в руки листовку или газету 1925 года: из-за кислоты она рассыпается по краям, а через 25 лет от нее останется одна труха.

Кстати

В собрании Российской государственной библиотеки - более 45 млн документов и изданий на 367 языках. На беглый, минутный просмотр каждого экземпляра придется потратить 79 лет без сна и отдыха. Протяженность книжных полок - около 275 километров. А в читальных залах одновременно могут работать пассажиры четырех поездов - более двух тысяч человек.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке