Новости

24.03.2016 13:55
Рубрика: Общество

"Ни у кого помощи не просили…"

На Алтае семья вырастила девочку из Казахстана, которую только в 21 год признали сиротой
Подросших сирот государство бесплатно обеспечивает жильем. Фото: Татьяна Кравченко/ РГ
Подросших сирот государство бесплатно обеспечивает жильем. Фото:
В Алтайском крае семья переселенцев из Казахстана двадцать лет воспитывала чужую девочку, надеясь, что ее мать когда-нибудь приедет за ней. Петр и Елена Глазиковы даже не подозревали, что как опекуны имеют право на государственную поддержку, а их приемная дочь Асель - на льготы, предусмотренные для детей-сирот. И хотя Асель на днях исполнится 22 года, прокуратуре удалось добиться для нее официального статуса сироты.

Признали сиротой

- Вступило в законную силу решение Смоленского районного суда о признании девушки сиротой, - рассказала корреспонденту "РГ" прокурор Смоленского района Елена Алтухова. - Когда к нам пришли ее опекуны Петр и Елена Глазиковы, мы были поражены их бескорыстию и простой человеческой теплоте. Ведь они подняли на ноги фактически чужого ребенка, ни разу не прибегнув к помощи государства. Во многом, конечно, из-за незнания. Живя в отдаленном селе, супруги Глазиковы даже не подозревали, что они и их приемная дочь имеют право на целый комплекс мер социальной поддержки. И только когда Асель начала учиться в техникуме, им подсказали, что как сироте ей положено полное государственное обеспечение во время учебы, и она может рассчитывать на предоставление жилья.

А началась эта история в середине 90-х годов прошлого века, когда многие русскоязычные жители Казахстана стали покидать республику и переселятся в регионы России. Немало таких переселенцев приехало и на Алтай.

- До середины 1990-х мы жили под Чимкентом в городе Ленгер вместе с тещей, - вспоминает Петр Глазиков. - Одну из комнат в нашей квартире снимала молоденькая Гульнатша, которая весной 1994-го родила девочку. В том же году мы с женой переехали в Россию и поселились в селе Александровка Смоленского района Алтайского края. А в 1995 году к нам приехала теща и привезла с собой годовалую Асель. Гульнатша обещала приехать вслед за дочерью, но так и не сдержала свое слово. Первые полгода она звонила, справлялась о дочке, а потом пропала.

Найти мать не смогли

Несколько лет Глазиковы пытались разыскать непутевую мать через родственников и знакомых, но те не смогли найти ее в Казахстане - женщина часто меняла место жительства, переезжала из города в город. Петр и Елена воспитывали девочку, относились к ней как к родной, и у них мысли не возникло отдать ребенка в детдом или отправить обратно в Казахстан. Когда девочке исполнилось семь лет, и пора было идти в школу, впервые встал вопрос о ее официальном статусе. У девочки должны быть родители или опекуны. Ни теми, ни другими Глазиковы не являлись. Из документов у ребенка было только "казахстанское" свидетельство о рождении, где в графе "отец" стоял прочерк. К этому времени, поняв, что родная мать не приедет за Асель, супруги задумались об удочерении. Однако для этого нужно было лишить Гульнатшу родительских прав, предварительно найдя ее. Но подключившиеся к поиску заграничной мамаши органы опеки тоже не добились успеха - казахстанские коллеги не смогли установить ее местонахождение.

- Если бы на этом этапе опекуны обратились в прокуратуру, думаю, поиски дали бы результат и они смогли бы удочерить девочку, - комментирует ситуацию Елена Алтухова. - К сожалению, им тогда никто не рассказал о возможности получать социальную поддержку при воспитании приемного ребенка.

"Я видела ее один раз в жизни"

В 2002 году, потеряв надежду найти мать Асель и получить право на удочерение, Глазиковы оформили опеку. На вопрос - почему не ходили по инстанциям, не требовали помощи от государства, Петр Иванович скромно отвечает: "не привыкли лезть в глаза, напрашиваться на помощь". Пока оба супруга работали, особых финансовых проблем семья не испытывала. Но не так давно Елена Александровна вышла на пенсию, а Петр Иванович потерял работу - содержать приемную дочь, которая учится в городе, им стало трудно. В техникуме Асель подсказали, что детям-сиротам положено государственное обеспечение во время учебы. В суде прокурор настаивал: девушку в полной мере можно считать сиротой, ведь ее биологическая мать двадцать лет не заботилась о дочери, не интересовалась ее судьбой, материально никак не помогала.

- Я видела ее только один раз в жизни: когда мне было 18, она приезжала в Александровку, погостила пару дней и уехала, - говорит Асель. - Зачем приезжала - не знаю, видимо, хотела на меня посмотреть. Ни до того, ни после она мне не звонила и не писала.

Теперь, имея на руках решение суда, девушка может рассчитывать на бесплатное проживание в общежитии и питание, а также на повышенную стипендию. "Кроме того, до 23 лет она должна успеть встать на очередь, чтобы получить впоследствии жилье, как сирота", - отметила Елена Алтухова.

Льготы для детей-сирот

- соцпенсия при лишении кормильца,

- льготы при поступлении в государственные учебные заведения как высшие, так и профессиональные,

- при обучении в вузах, ССУЗах за счет государства выделяется одежда, обувь, канцелярия и ежемесячное пособие,

- увеличенная, минимум наполовину, стипендия,

- ежегодно в период учебы детям выдается помощь в размере трех стипендий на покупку учебных материалов,

- льготные путевки в оздоровительные заведения и бесплатный проезд к месту лечения,

- бесплатное питание в государственных учебных заведениях,

- сохранение стипендии на время академотпуска по причине болезни.

Социальная помощь опекунам

- единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в семью (в Алтайском крае в 2016 году: 17839,55 рубля (при районном коэффициенте 15 процентов) и 18615,18 рубля (коэффициент 20 процентов)

- ежемесячные выплаты на содержание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (в Алтайском крае в 2016 году 10174,05 рубля (коэффициент 15 процентов), 10616,40 рубля (коэффициент 20 процентов).

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке