Новости

24.03.2016 18:20
Рубрика: "Родина"

"Зачем всё это огласили, как в душу плюнули"

Текст: (главный специалист РГАСПИ) , (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")
Как восприняли простые члены партии 60 лет назад решения ХХ съезда КПСС о культе личности И. Сталина
  Москва. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев выступает на ХХ съезде Коммунистической партии Советского Союза. 1956 г. Фото: Василий Егоров /Фотохроника ТАСС
Москва. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев выступает на ХХ съезде Коммунистической партии Советского Союза. 1956 г. Фото:

25 февраля 1956 г. Н.С. Хрущев выступил на закрытом заседании ХХ съезда КПСС с докладом "О культе личности и его последствиях". Решение о необходимости сделать этот доклад партийному руководству далось непросто. Нелегко пришлось и советской общественности, которой предстояло принять новую картину мира, лишенную великого и непогрешимого вождя. Как выразился один из участников дискуссий, "Хрущев навалил нам великую кучу всяких фактов, а нам надо разбираться..."1.

5 марта 1956 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление "Об ознакомлении с докладом тов. Хрущева Н.С. "О культе личности и его последствиях" на ХХ съезде КПСС". Обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик было предложено ознакомить с содержанием доклада всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив. С этой целью на места были разосланы брошюры с текстом доклада, при этом с обложки был снят гриф "Строго секретно", вместо него появился гриф "Не для печати"2.

Что чувствовали люди, слушая на партийных собраниях доклад о культе личности? Воодушевление, надежду, облегчение. Потрясение, разочарование, сомнение, обиду... Новые факты о Сталине, кровавом диктаторе, который, в изложении Хрущева, изучал страну и сельское хозяйство только по кинофильмам, а военные операции планировал по глобусу3, многие восприняли как "плевок в душу".

Немало было и тех, кто критически отнесся к попыткам возложить ответственность за эти преступления на одних только Сталина, Берию и его "банду". В РСФСР большой резонанс получило собрание в Академии общественных наук при ЦК КПСС. Профессор Б.М. Кедров и заместитель руководителя кафедры философии И.С. Шариков обвинили партийное руководство в непоследовательности в борьбе с культом личности, отсутствии самокритики и замалчивании проблем, а также призвали разделить ответственность за преступления "режима Сталина - Берии"4.

Однако больше всего шума наделало собрание парторганизации Теплотехнической лаборатории АН СССР, на котором молодые сотрудники Р.Г. Авалов, Ю.Ф. Орлов, В.Е. Нестеров и Г.И. Щедрин заявили о том, что власть в стране была узурпирована "кучкой прохвостов", партия пронизана духом рабства, приспособленчества и подхалимства, а "самой радикальной мерой изжития вредных явлений нашей жизни может быть вооружение народа"5.

Опасаясь выпустить ситуацию из-под контроля, Президиум ЦК КПСС 5 апреля 1956 г. принял постановление "О враждебных вылазках на собрании партийной организации Теплотехнической лаборатории Академии наук СССР по итогам ХХ съезда КПСС". В соответствии с ним четверо сотрудников лаборатории были исключены из партии, а парторганизация лаборатории реорганизована6. Это решение Президиума стало показательным и обозначило линию на ограничение критики сталинизма. Дозволенные рамки этой критики были "установлены" в постановлении ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий" от 30 июня 1956 г.7

 

Обсуждение итогов ХХ съезда и доклада Н.С. Хрущева проходило по всему Советскому Союзу на партийных собраниях всех уровней в марте - апреле 1956 г. Ход дискуссий находит отражение в информационных материалах, присланных с мест в ЦК КПСС. Несмотря на официальное происхождение этих источников, они, на наш взгляд, достаточно объективно характеризуют настроения общественности. Значительная часть этого комплекса документов, прежде всего информации из союзных республик, а также Москвы и Ленинграда, опубликована в сборниках "Доклад Н.С. Хрущева о культе личности Сталина на ХХ съезде КПСС" (М., 2002) и "Реабилитация: как это было" (Т. II.М., 2003).

Ниже публикуются выдержки из информационных сообщений, не вошедших в упомянутые сборники и ранее не публиковавшихся. Эти документы направлялись местными парторганизациями в адрес Отдела партийных органов ЦК КПСС по РСФСР, документальные комплексы которого хранятся в РГАСПИ в составе фонда 556 (Бюро ЦК КПСС по РСФСР).

Документы публикуются в соответствии с нормами современного русского языка, стилистические особенности сохранены.

Публикацию подготовила главный специалист РГАСПИ Наталья Кириллова


"Я внес предложение о том, чтобы судить Сталина судом партии"

N 1. Из информации Ленинградского обкома КПСС

16 марта 1956 г.

С 12 по 15 марта с.г. в районах г. Ленинграда проходили собрания партийного актива по обсуждению итогов ХХ съезда КПСС. Собрания прошли организованно и на высоком идейно-политическом уровне.

[...]

На собрании партийного актива Василеостровского района научный сотрудник Института русской литературы Академии наук т. Алексеев И.А., член КПСС с 1920 года, выступая, сказал:

- Тов. Хрущев своим докладом сделал такой поворот в нашей партийной жизни, который должна поддержать партия.

Тов. Хрущев указывал, что истинной трагедией Сталина является его действительная убежденность в том, что он все делает во имя блага народа.

Считаю, что истинной трагедией является трагедия личности для всех коммунистов и всей партии, то, что в условиях нашего советского строя получились такие факты; исторические факты единовластия в течение длительного времени - это подлинная трагедия для нас. Об этом говорят рядовые члены партии, об этом говорит народ.

Мало сказать, что истинной трагедией Сталина является внутренняя убежденность в том, что он действовал на благо народа. Возьмите любого тирана в русской и мировой истории. Разве он действовал против убеждения? Нет, он был убежден, что он действует или как помазанник божий, или как священный инквизитор. У нас принято считать, что величайшим позором истории народов явилась инквизиция. Но испанская инквизиция меркнет перед тем, что было у нас...

Какие же у нас были масштабы? У нас масштабы гораздо больше. И как же мы, товарищи, можем спокойно сказать, что этот человек заслуживает снисхождения за то, что он был идейным коммунистом. Да, когда он шел на совершение революции, он был борцом за освобождение народа, за освобождение его от ига капиталистов, он тогда шел вместе с Лениным, но до определенного времени, он боролся с троцкистами, хотел утвердить ленинские взгляды, разоблачал антиленинцев и т.д. Но этот человек оказался не тем, кем должен быть. Что может сравниться с чудовищной феодальной эксплуатацией, которая имела место во время господства Сталина, когда его слова расходились с делом?

Я вчера рассматривал постановления, относящиеся к 1937-1938 гг. Товарищи, все правильно, пленумы ЦК партии, съезды все выносили решения для блага народа, чтобы колхозы были большевистскими. Прошло четверть века, а мы видим колхозы на грани нищеты во многих областях (не считая некоторых ведущих колхозов).

Товарищи, 9 марта я написал товарищу Хрущеву письмо, после того как заслушал сообщение о культе личности. В этом письме я внес предложение о том, чтобы посмертно судить Сталина судом партии, чтобы на всех партийных организациях поставить вопрос специально о Сталине в таком аспекте, являлся ли он государственным преступником[8]. Я думаю, что большинство партии, по крайней мере, здоровая ее часть, все честные, не переродившиеся члены партии выступят и скажут: "Да, он являлся преступником против человечества, идейным вдохновителем убийств, совершенных бандой Берии и его предшественниками по кровавому террору".

Во время обсуждения резолюции тов. Алексеев внес предложение о том, чтобы посмертно судить Сталина судом партии. Против этого выступил ряд коммунистов, которые отвергли это предложение как политически вредное и уводящее партию от решения очередных задач.

При голосовании на активе присутствовало около 750 человек, 4 человека проголосовали за предложение тов. Алексеева.

На собрании партийного актива были заданы вопросы.

- Если многие честные люди посмертно реабилитированы, то почему ЦК КПСС и ХХ съезд партии не приняли решение о посмертном осуждении Сталина, принесшего столько вреда нашей Родине?

- Весь народ с 1937 года по 1952 год жил в тисках военного диктатора - Сталина и в душе каждый это ощущал и возмущался. Почему же тт. Хрущев, Молотов и другие не организовали спасение народа, не смахнули с престола одного изверга?

- Как относиться к теоретическому наследию Сталина?

- Почему не раскрыта роль комиссии ЦК КПСС по "Ленинградскому делу", возглавляемой т. Маленковым9?

Участники собраний районных партийных активов единодушно одобрили решения ХХ съезда КПСС, приняли их к неуклонному исполнению и наметили мероприятия по проведению их в жизнь.

Секретарь Ленинградского обкома КПСС Козлов10

РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 45. Л. 20-26.
Подлинник. Машинописный текст,
подпись - автограф Ф.Р. Козлова.

Первая страница проекта доклада Хрущева


"Встретился с майором госбезопасности, который меня истязал"

N 2. Из информации Калининского обкома КПСС

22 марта 1956 г.

[...] На собрании актива Пролетарского района города Калинина член КПСС с 1925 года т. Эпштейн сказала: "В течение 20 лет партия ждала ответа на ряд вопросов, которые волновали нас, коммунистов. Культ личности нанес нам большой ущерб. У нас в городе также немало было оклеветано людей. Доклад тов. Хрущева надо рассказать не только коммунистам, но и беспартийным".

[...]

Главный инженер Калининского комбината искусственной кожи т. Амдур сказал: "Я, коммунист с 1928 года, выходец из рабочих, воспитанник комсомола, был превращен во врага народа, шпиона и диверсанта... Я счастлив, что сохранил глубокую веру в партию. С этой верой я и обратился в ЦК КПСС, когда это стало возможным. ЦК КПСС разобрался с этим делом, принял соответствующие меры, и меня освободили. Но когда я в сентябре 1955 года вернулся довольный и радостный, моя радость была омрачена тем, что я встретил в г. Калинине в форме майора госбезопасности Александрова, который истязал меня и лучше меня знал мою невинность и толкал туда, откуда я мог выбраться только благодаря вниманию ЦК КПСС. Я думаю, что работу по проверке работников госбезопасности надо продолжить..."

[...]

Многие коммунисты в своих выступлениях и в записках, поданных докладчикам и в президиум собраний, вносили предложения вынести тело Сталина из Мавзолея Ленина, снять его портреты и не называть его товарищем. Аналогичные заявления были высказаны и беспартийными. На некоторых предприятиях, в колхозах, учреждениях и школах начали стихийно снимать портреты Сталина.

[...]

Вносились также предложения переименовать города, промышленные предприятия, колхозы, МТС и совхозы, научные учреждения и учебные заведения, которым присвоено имя Сталина, а также изменить наименование премий в области науки, техники, производства и искусства. Коммунисты учебных заведений высказались за отмену в текущем году в высших учебных заведениях экзаменов по основам марксизма-ленинизма. В этой связи были заданы и такие вопросы. Следует ли продолжать изучение истории СССР в школах по старым учебникам? Как рассказывать учащимся о вреде культа личности, есть ли теоретические ошибки в учебнике политэкономии и работе Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР"? По каким основным вопросам были разногласия между Сталиным и Тито? Как рассматривать заключение договора с Германией в 1939 году? Правильно ли он был заключен? Выиграли ли мы действительно время для укрепления границ, и были ли они укреплены в 1939-1941 гг.?

Чья инициатива устроить парад на Красной площади 7 ноября 1941 года? Где сейчас Ежов11, и как оценивать его работу в органах НКВД? Реабилитирован ли бывший секретарь Калининского обкома партии Михайлов12, или он правильно обвинен?

[...]

Наряду с вопросами о деятельности Сталина и его личной жизни несколько записок было подано такого содержания: "Как воспринимают доклад тов. Хрущева о культе личности в Грузии?" "Достоверны ли слухи, что в Гори дело доходит чуть ли не до забастовки?"13

Секретарь Калининского обкома КПСС
Ф. Горячев14
РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 45. Л. 36-39.
Подлинник. Машинописный текст,
подпись - автограф Ф.С. Горячева.

 


"Считаю неправильным обвинять Сталина в деспотизме"

N 3. Из информации Дагестанского обкома КПСС

27 марта 1956 г.

[...]

Собрания партийного актива и подавляющее большинство выступающих одобряют и признают правильность принятых Центральным комитетом мер по борьбе с чуждой марксизму-ленинизму теорией культа личности.

Однако отдельные коммунисты недопонимают существа доклада тов. Н.С. Хрущева на закрытом заседании съезда. Председатель колхоза имени Ленина Докузпаринского района т. Агабалаев (ранее работавший начальником РО МГБ) выступил на районном собрании партийного актива и сказал следующее: "...считаю неправильным обвинять Сталина в деспотизме, в капризах, в дикости, в том, что допускал истязания и растерялся в начале войны до того, что не руководил военными операциями. Эти обвинения никто не одобряет, народ возмущается. ... Мы знаем Сталина как побывавшего в ссылке, теоретика партии, который написал ряд произведений, разгромил антиленинские группировки, и позорить его будет совершенно неправильно и недопустимо".

Элементы недопонимания доклада тов. Н.С. Хрущева "О культе личности и его последствиях" проявляются также со стороны небольшой части студентов. Так, при ознакомлении с докладом студентов физико-математического факультета педагогического института при чтении того места доклада, где приводятся строки из гимна: "Нас вырастил Сталин - на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил" часть студентов зааплодировала.

[...]

Секретарь обкома КПСС А. Даниялов15
РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 45. Л. 86-88.
Подлинник. Машинописный текст,
подпись - автограф А.Д. Даниялова.

Директива за подписью М.А. Суслова о направлении доклада Хрущева в местные парторганизации на рассмотрение. / РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 490. Л. 2


"Почему молчали члены Политбюро?"

N 4. Из списка вопросов, заданных на собраниях районных партийных активов гор. Молотова (приложение к информации Молотовского горкома КПСС).

27 марта 1956 г.

1. Будут ли реабилитированы лица, пострадавшие в 1937 году. Как это будет организовано, или же в отношении каждого нужно будет возбуждать ходатайство. Этот вопрос имеет принципиальное значение, он касается многих людей, в частности и меня.

2. Где сейчас Ежов?

3. Где работает Шаталин16.

4. Правда ли, что жена Сталина - Аллилуева выражала против его деспотического отношения к народу недовольство и за это погибла насильственной смертью, как и многие17.

5. Были ли на закрытом заседании съезда представители братских компартий.

6. Как объяснить заявление товарища Хрущева в беседе с Тито, что Сталина в обиду не дадим.

7. Как нужно рассматривать выступления, речи и работы Сталина.

8. Сообщите о роли Маленкова в создании "Ленинградского дела".

9. Будет ли оставлен гроб Сталина в Мавзолее, и решался ли этот вопрос на ХХ съезде.

10. После смерти т. Сталина было решение правительства о сооружении в Москве пантеона, куда предполагалось поместить саркофаги В.И. Ленина и И.В. Сталина. Строится ли это здание сейчас, и будет ли помещен саркофаг Сталина18.

11. Какие меры будут приняты к тем, кто планировал, как обычную работу, аресты честных членов партии и слепо осуществлял эти аресты.

12. Где в данное время находится Поскребышев19.

13. Не связана ли смерть Кирова с культом личности.

14. Являлись ли врагами народа Тухачевский, Якир, Ягода, Блюхер, Гамарник.

[...]

18. Можно ли понимать, что тов. Сталин был и остается вождем международного пролетариата, и следует ли пользоваться его трудами.

[...]

28. Правильно ли полностью отрицать прогрессивную роль Сталина в ходе гражданской и Отечественной войны.

29. Правильно ли описана в биографии дореволюционная деятельность Сталина.

30. Был ли Сталин в Берлине, как показывают в картинах.

31. Когда будет рассмотрена и изъята литература, особенно периода Великой Отечественной войны, где выделен культ личности Сталина.

32. Будут ли сняты портреты Сталина, и, если будут, как об этом объяснить рабочим.

33. Почему при жизни Сталина не обсуждался вопрос в ЦК КПСС о неправильном руководстве государством со стороны Сталина, разве об этом члены ЦК не знали, или в чем дело, по-видимому, была зажата критика.

34. Между июльским Пленумом и съездом прошло всего полгода, в стенограмме Пленума мы читали положительную оценку Сталина, данную тт. Хрущевым, Микояном и другими. Почему за такой короткий период произошли резкие изменения. Разве тогда все это не было известно.

[...]

49. Почему никто из членов Президиума ЦК КПСС не поставил вопрос об ошибках т. Сталина на XIX съезде партии[20]. Как могло все это получиться, кто и что способствовало этому. Почему молчали члены Политбюро, и сами восхваляли т. Сталина. Неправильно обвинять всех в ослепленности, ведь культ личности шел сверху. Может, надо глубже объяснить причины, а не только говорить о следствии.

50. Неужели члены Политбюро трусы, а партия бессильна была поставить на место Сталина.

[...]

РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 45. Л. 69-73.
Копия. Машинописный текст.

Лист из списка вопросов, заданных на собраниях районных партийных активов г. Молотова (ныне Пермь). / РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 45. Л. 71.


"За что я воевал, голодал, чтобы какая-то кучка объедалась?"

N 5. Из информации Тувинского обкома КПСС

20 апреля 1956 г.

[...]

На общих собраниях и беседах, проводимых в районах, по поводу И.В. Сталина были разные толкования. На партийном собрании колхоза "Сталинский путь" Сут-Хольского района т. Дондар, Уртун-Назын, О. Лопсан, Балдан и другие в своих выступлениях с негодованием говорили о злодеяниях, которые допустил И.В. Сталин, и выражали желание, чтобы его убрать из Мавзолея.

На этом же собрании коммунист К. Монге говорил: "Мы знаем заслуги Сталина, надо пока не торопиться убирать тело его из Мавзолея. Работу надо вести постепенно, потому что это может быть использовано капиталистическими странами". [...]

На отдельных собраниях и в личных беседах имели место демагогические, неправильные суждения, а иногда антипартийные и антисоветские высказывания. Так, в личной беседе с секретарем первичной парторганизации пищекомбината тов. Петеневой беспартийный гл. инженер Шубин, был в плену и судим, допустил враждебные, антисоветские высказывания примерно такого содержания: "Зачем все это огласили, как в душу плюнули. Сейчас даже не знаешь, кому верить надо. 20 лет сидели там, молчали, а теперь заговорили. При жизни надо было говорить, чтобы не допустить этого. Значит, шкуру свою берегли. И вообще, как я помню, до 1928 года жили хорошо, а потом как пошли пятилетки, жизнь пошла все хуже и хуже". Далее он говорил, что "мне приходилось встречаться с людьми, которые при Гитлере и не так уж плохо жили. Ночами думаю, за что я воевал, голодал, чтобы какая-то кучка объедалась? Крестьянство довели до быдла". На ответ секретаря парторганизации, что жизнь будет еще лучше, он ответил: "Пока что это на бумаге", - имея, по-видимому, в виду решения ХХ съезда партии. Секретарь парторганизации т. Петенева оказалась слабой и не дала ему решительного отпора и даже с опозданием сообщила в горком КПСС. Т. Петенева вызывалась на бюро горкома КПСС и получила соответствующее внушение за мягкотелый подход к вылазкам враждебных элементов.

При ознакомлении с докладом т. Хрущева в парторганизации управления культуры комсомолки Горина и Шоршун задали вопрос: "Почему нас обманывали 25 лет, где было коллективное руководство, где сплоченность партии, где были члены Политбюро?" Присутствующие коммунисты, в т.ч. секретарь парторганизации т. Степанчук, вместо того чтобы дать правильное разъяснение, читая доклад т. Хрущева, давал "комментарии", в которых добавлял от себя такие моменты: "При окружении Харькова разбито 75 советских дивизий"21, а про Орджоникидзе заявил: "Ведь в газетах писали, что он умер от болезни"22 и т.д. И только тогда, когда отдельные комсомольцы начали задавать нездоровые вопросы вроде того, что "почему нас 25 лет обманывали" и т.д., Степанчук начал исправляться и давать правильные разъяснения. Когда вызвали т. Степанчука в горком КПСС, он признал, что им была допущена ошибка и в дальнейшем он этого не допустит.

Приехавший из командировки беспартийный санврач облздравотдела т. Черкашин, находясь в магазине в очереди, вел панические разговоры о Москве, что якобы в Москве большое возмущение, что Мавзолей Ленина - Сталина закрыт, и оттуда, по его мнению, должны убрать саркофаг Сталина. Когда вызвали его в горком КПСС и спросили, где все это он взял, спокойно заявил: "Мне так показалось". Ему также дано соответствующее разъяснение.

Студент 4 курса педучилища Хурек заявил, что: "Я верю Сталину, он действительно гений, и многие верят ему".

По всем этим крючкотворским выступлениям были даны соответствующие разъяснения.

Постановление ЦК КПСС от 3 апреля23 1956 г. "О враждебных вылазках на собрании партийной организации теплотехнической лаборатории Академии наук СССР по итогам ХХ съезда КПСС" и статья от 28 марта в "Правде" "Коммунистическая партия побеждала и побеждает верностью ленинизму" обсуждаются в первичных организациях. Коммунисты горячо одобряют постановление ЦК КПСС, которое разоблачает клеветнические, злобные провокационные заявления, ревизующие генеральную линию нашей партии.

[...]

Секретарь Тувинского обкома КПСС
С. Тока24
РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 46. Л. 173-179.
Подлинник. Машинописный текст,
подпись - автограф С. Тока.


Примечания
1. См.: Реабилитация: как это было. Т. II. М., 2003. С. 54.
2. Опубликовано: Там же. С. 18.
3. О культе личности и его последствиях. Доклад первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н.С. ХХ съезду Коммунистической партии Советского Союза// Известия ЦК КПСС. 1989. N 3. С. 149, 160.
4. Стенограмму выступления И.С. Шарикова на собрании в Академии общественных наук при ЦК КПСС 23 марта 1956 г. и записку Д.Т. Шепилова в Президиум ЦК КПСС по этому поводу от 24 марта 1956 г. см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 491. Л. 49-66.
5. См.: Реабилитация... Т. II. С. 52-57.
6. Опубликовано: Там же. С. 63-65. Комплекс документов о закрытом партийном собрании в Теплотехнической лаборатории АН СССР хранится в РГАСПИ (Ф. 17. Оп. 171. Д. 490. Л. 18-39).
7. Опубликовано: Правда. 1956. 2 июля.
8. Упомянутое письмо И.А. Алексеева Н.С. Хрущеву см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 493. Л. 30-31.
9. См.: О так называемом "Ленинградском деле"// Известия ЦК КПСС. 1989. N 2. С. 126-137.
10. Козлов Фрол Романович (1908-1965) - в 1953-1957 гг. первый секретарь Ленинградского обкома КПСС, в 1957-1964 гг. член Президиума ЦК КПСС.
11. Ежов Н.И. (1895-1940) - в 1936-1938 гг. нарком внутренних дел СССР, в 1938-1939 гг. нарком водного транспорта СССР. В июне 1939 г. арестован, в феврале 1940 г. расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Не реабилитирован.
12. Михайлов (Каценеленбоген) М.Е. (1902-1938) - в 1928-1932 гг. ответственный инструктор, заместитель заведующего, заведующий отделами ЦК ВКП(б). В 1932-1935 гг. секретарь Московского обкома ВКП(б), в 1935-1937 гг. первый секретарь Калининского обкома, в июле-ноябре 1937 г. первый секретарь Воронежского обкома ВКП(б). В октябре 1937-го - январе 1938 г. член ЦК ВКП(б). В ноябре 1937 г. арестован, в августе 1938 г. расстрелян. Реабилитирован решением КПК при ЦК КПСС от 13 марта 1956 г.
13. 5-10 марта 1956 г. в Грузии в защиту И.В. Сталина состоялись массовые митинги, демонстрации и забастовки. Выступления в Тбилиси были подавлены войсками. Документы об этих событиях: см.: Доклад Н.С. Хрущева о культе личности... С. 257-265, 426-428.
14. Горячев Ф.С. (1905-1996) - первый секретарь Калининского обкома в 1955-1959 гг.
15. Даниялов А.Д. (1908-1981) - первый секретарь Дагестанского обкома КПСС в 1948-1967 гг.
16. Шаталин Н.Н. (1904-1984) - в 1955-1956 гг. первый секретарь Приморского крайкома КПСС, в 1956-1957 гг. заместитель министра государственного контроля СССР.
17. Аллилуева Н.С. (1901-1932) - жена И.В. Сталина. Покончила жизнь самоубийством в ноябре 1932 г.
18. Решение о выносе гроба с телом И.В. Сталина из Мавзолея было принято ХХII съездом КПСС 30 октября 1961 г.
19. Поскребышев А.Н. (1891-1965) - в 1929-1953 гг. заместитель заведующего, заведующий особым сектором Секретариата ЦК, секретным отделом и особым сектором ЦК ВКП(б). В 1952-1953 гг. секретарь Президиума и Бюро Президиума ЦК КПСС. С 1953 г. на пенсии.
20. XIX съезд КПСС состоялся 5-14 октября 1952 г.
21. Имеется в виду Харьковская операция в мае 1942 г.
22. Орджоникидзе Г.К. (Серго) (1886-1937) - в 1926-1930 гг. председатель ЦКК ВКП(б) и нарком РКИ СССР, одновременно заместитель председателя СНК и СТО СССР. В 1930-1937 гг. член Политбюро ЦК ВКП(б). В 1930-1932 гг. председатель ВСНХ СССР, в 1932-1937 гг. нарком тяжелой промышленности СССР. Покончил жизнь самоубийством 18 февраля 1937 г.
23. Так в документе. Упомянутое постановление принято 5 апреля 1956 г.
24. Тока С.К. (1901-1973) - первый секретарь Тувинского обкома КПСС в 1944-1973 гг.