Новости

Нефтегазовый бизнес помогает обществу развиваться
 Фото: Depositphotos
Фото:
Российские нефтегазовые компании за последний год отдали от одного до четырех процентов своего чистого дохода на социальные инвестиции и благотворительность. Низкие цены на нефть заставили крупных игроков пересмотреть приоритеты в тратах, но не в этой области: если по некоторым программам наблюдается сокращение инвестирования в пределах 10-12 процентов, то в абсолютном выражении они остаются на уровне, сопоставимом с западным. Самая крупная социнвестиция в нефтегазовом секторе составила более пяти миллиардов рублей.

Социальные инвестиции - это вложения в объекты социальной сферы, которых - повысить уровень и качество жизни населения, улучшая материальное положение людей. Если говорить о нефтегазовом секторе, то речь идет о поддержке народов Севера, развитии медицины, школьного и дошкольного образования, проведении благотворительных мероприятий для социально уязвимых слоев населения и малоимущих.

Подразумевается, что корпоративная соцответственность (КСО) - это улучшение жизни людей, в процессе которого компания не получает ничего взамен. Но есть один вид вложений, который в КСО не принято включать. Это финансирование спортивных состязаний, конкурсов в сфере музыки, искусства и прочее, так как это скорее повышает имидж компании, а не улучшает развитие местных сообществ.

Социальная ответственность бизнеса появилась в России в 2000-х годах, и нефтегазовые компании - лидеры в этой сфере, так как это самая крупная отрасль в стране и у компаний высокие доходы. Наш нефтегазовый сектор тратит на подобные проекты и благотворительность примерно столько же, сколько и западный, рассказывает ведущий советник Управления по экономике отраслей ТЭК Аналитического центра при правительстве РФ Александр Амирагян: "При этом в России существует довольно высокая географическая концентрация этих инвестиций. Если мы возьмем наши нефтяные компании, то основную часть инвестиций они осуществляют в регионах присутствия - это либо регионы добычи нефти и газа (Западная Сибирь), либо их переработки (Поволжье, Западная Сибирь)".

Такая концентрация ведет к тому, что нефтегазовые регионы извлекают пользу от своего положения дважды: первый раз - в результате налоговых поступлений от добычи нефти и газа, а второй - от социальных инвестиций компаний. По мнению собеседника "РГ", это приводит к разрыву в условиях жизни людей в нефтегазовых и иных регионах, однако есть и исключения. Газовые компании реализуют проекты в европейской части России и на Дальнем Востоке, где вовсе нет добычи и переработки сырья или они есть, но в небольших масштабах.

Обычно компания заключает с регионом соглашение о социально-экономическом сотрудничестве, а по нему уже отбираются проекты. Было бы лукавством сказать, что нефтегазовый сектор не работает без выгоды: он старается инвестировать в города, где работают его заводы, вышки и люди. То есть компании одновременно улучшают жизнь персонала и "кормят" регион. Активная работа в субъектах РФ учитывается и биржами, на которых обращаются акции таких компаний.

Но стоит помнить, что основное перераспределение нефтегазовой ренты в соцсферу все же идет не через социнвестиции, а через налоги и расходы госбюджета, подчеркивает начальник Управления по экономике отраслей ТЭК Виктория Гимади. Практически все компании ежегодно публикуют отчеты по устойчивому развитию, в которых есть подробная информация о проектах, в том числе по объемам финансирования на различные направления. В среднем объем инвестирования каждой компании колеблется от одного до пяти-шести миллиардов рублей в год.

Некоторые нефтегазовые компании сегодня используют еще один метод инвестирования, "безденежный" - корпоративное волонтерство (КВ). Оно требует трудовых, а не денежных затрат. На Западе КВ часто трактуют как попытку разрешить соцпроблемы, вызванные деятельностью корпораций. В России же это скорее добровольный отклик компаний на соцпроблемы своего персонала, города или страны.

"Основные программы по КВ сфокусированы на детских домах. Это направление лидирует с огромным отрывом, - рассказывает Вадим Ковалев, первый заместитель исполнительного директора Ассоциации менеджеров России. - На втором месте - помощь пожилым. Следом идут донорство крови, помощь по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Нефтегазовые компании этим занимаются, но вижу я их в этом деле не очень часто".

КВ - дешевый способ повысить лояльность сотрудников и местного населения, говорит эксперт. Плюс - людей пытаются удержать на территориях пребывания компании для работы на предприятиях, чтобы развивалась инфраструктура и был нормальный социальный климат. Как ни крути, а плюсы перевешивают минусы.

А как у них?

Есть принципиальная разница между соцпроектами западных и российских компаний. Большая часть финансирования западных предприятий осуществляется в развивающихся странах – прежде всего в Африке и Азии. В связи с этим их работа направлена на обеспечение местных сообществ энергией, водой, базовым образованием и медицинскими услугами, поясняет Александр Амирагян.

Кроме того, на Западе более зрелая культура прозрачного ведения бизнеса. Соцрасходы идут через специализированные фонды, прямые дотации и мероприятия за свой счет. За прошлый год самая крупная иностранная социнвестиция составила 585 миллионов долларов, или 35,55 миллиарда рублей. В процентном отношении это сопоставимо с тратами российского нефтегазового сектора, в абсолютном – почти в семь раз больше.

Во Франции чаще всего социнвестирование нефтегазовых компаний направлено на поддержку образования, в США – на здравоохранение, защиту женщин в развивающихся странах, прав человека и уязвимых слоев населения. Итальянские компании работают с детьми из наименее развитых стран.

Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Александра Воздвиженская