Любовь к родному пепелищу на французский манер

Рецензии
    31.03.2016, 14:01
Текст:   Юлия Авакова
Новая работа Жан-Поля Раппно "Образцовые семьи" (Belles familles), открывшая "Дни франкофонии" в Москве, стала первой у прославленного французского режиссера за три с лишним десятилетия, действие которой происходит в современности. Жанр семейной саги, столь популярный во второй половине девятнадцатого и первой половине двадцатого века, постепенно ушел на второй план, когда размытые контуры нового жизненного уклада, полностью укорененного в индивидуализме, стали более оформленными. Редкие попытки осмысления жизни страны или общества на примере семьи в большинстве случаев были обречены на провал в силу условности того, что они могли описать. И вот, во втором десятилетии прошлого столетия, тема снова оказалась неожиданно актуальной.
 Фото: youtube.com/ Русские трейлеры  Фото: youtube.com/ Русские трейлеры
Фото: youtube.com/ Русские трейлеры

Французского бизнесмена Жерома Варена можно было бы назвать человеком мира - он живет в Шанхае, свободно общается на китайском и английском, отправляется в Лондон для заключения сделки, подготовка к которому заняла без малого год. С исторической родиной его лишь условно связывает семья - мать, которой он звонит чрезвычайно редко, брат, питающий к Жерому далеко не теплые чувства (на что последний с отвечает яростной взаимностью), и недавно скончавшийся отец, чьи похороны прошли в отсутствие сына-коммивояжера.

Неожиданное появление блудного сына, правда, в отличие от своего прототипа, далеко не с протянутой рукой, а в сопровождении возлюбленной из Поднебесной по пути на переговоры в английской столице, разворошило муравейник семейных неурядиц, которые копились много лет и вдруг в одночасье вылились наружу. Будучи человеком деловым и практичным, Жером с головой окунается в решение проблемы, которой уже много лет - продажи поместья. Начав разбираться с юридическими тонкостями, он с ужасом понимает, что его засасывает трясина лжи, обмолвок, затаенных обид, личной жизни отца после развода с матерью - всего того, что он без сожаления оставил во Франции много лет назад. Но призраки прошлого ожили и требуют к себе должного внимания, с лихвой компенсируя годы забвения, которые Жером имел наглость себе позволить.

Родовое гнездо в небольшом французском городе Амбре становится главным героем повествования - туда приходят выплакаться, его внимательно исследуют, от него безуспешно убегают, его хотят продать, вновь оставить, разрушить, но сохранить сад… И при этом все заинтересованные стороны так или иначе понимают, что они его недостойны, мелки и жалки по сравнению с ним. Дом требует создания прочной семейной жизни, размеренного уклада, желания брать на себя ответственность за собственную жизнь и судьбу тех, кто рядом. Каждый герой, не будучи в состоянии выстроить отношения с близкими напрямую, делает это опосредованным образом - через дом, который и является тем связующим звеном, который соединяет весьма условную семью. Парадоксально, но в общем и целом именно это путешествие косвенно подводит Жерома к мысли о том, что и у глобализации есть определенные границы, невидимые глазу, но ощущаемые на чувственном уровне, от восприятия которого у человека ничего не осталось, кроме разве что пароксизмов плотской любви. И дом о них так кстати ненавязчиво напоминает.

Жан-Поль Раппно, приехавший в Москву с целью участия в открытия "Дней франкофонии", отметил огромное влияние русской культуры на современный кинематограф. Многие деятели отечественного театра и кино сумели в свое время заглянуть в будущее, подразумевая в контексте своего повествования "Вишневый сад" Чехова, картины Тарковского, где дома зачастую живут своей особенной жизнью и по-своему отображают происходящее вокруг. Дому Варенов суждено остаться, но будет ли его новое соседство счастливым, мы пока не знаем. В главной достопримечательности города, церкви, проходит фестиваль кино. По крайней мере, стены, заключавшие в себе в течение многих веков ум и душу города и его жителей, пока стоят, приглашая каждого желающего разделить свое все более настораживающее одиночество, окутанное в тишину. И только слышно, как далеко в саду стучат по дереву.

3.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники