Новости

31.03.2016 10:00
Рубрика: Происшествия

Вдов заставляют бороться за пенсии

Женщины, потерявшие кормильцев-военнослужащих, через суд вынуждены доказывать свое право на получение специальных выплат
В приволжской столице широкий резонанс получила история с лишением вдов военнослужащих пенсий по потере кормильца. Без государственной поддержки остались семьи Натальи Семак и Евгении Теряевой. Первой из них не только прекратили выплаты: ей грозит тюремный срок за якобы хищение той самой пенсии и умышленное предоставление ложных сведений о себе.
 Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости  Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости
Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости

"Возник преступный умысел"

Формально две истории между собой не связаны. Муж Натальи - младший сержант воинской части N 54262 Алексей Семак, участник боевых действий в Афганистане, - погиб при исполнении обязанностей на военной службе в 1996 году. Женщина осталась одна с пятью дочерями: старшей девочке в тот страшный для семьи год было 12 лет, младшей - всего 2.

Четыре года спустя после гибели мужа Наталья Викторовна устроилась на военную службу по контракту. Пенсию по потере кормильца она получала и до достижения 50-летнего возраста (на детей), и после. По закону этот возраст является достаточным основанием для женщины, чтобы претендовать на пенсию по потере кормильца. В 2014 году выплаты Наталье Викторовне прекратились.

В распоряжении "РГ" есть копия постановления о возбуждении уголовного дела в отношении нижегородки по части 3 статьи 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием служебного положения, а равно в крупном размере): ей грозит наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет. В документе говорится, что "в ноябре 2011 года у Натальи Семак возник преступный умысел на противоправное хищение бюджетных средств. Речь идет о выплатах, предусмотренных Законом РФ от 12.02.1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу". Проще говоря - о пенсии по случаю потери кормильца.

В статье 6 данного закона, в частности, говорится, что пенсионерам при поступлении их на военную службу выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается. Вместе с тем статья 30 того же закона говорит, что супруги лиц, умерших вследствие военных травм, имеют право на пенсию по случаю потери кормильца по достижении ими 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины).

- Следственные органы усмотрели умысел на хищение госсредств в виде пенсии по потере кормильца в том, что, по их мнению, Наталья Семак представила ложные сведения, - рассказывает Надежда Кузина, юрист фонда "Право матери" по уголовным делам (она ведет дело Натальи Семак от имени благотворительного общественного фонда, в который за бесплатной юридической помощью обратились вдовы). - Но это не так. Наталья Семак подала в военный комиссариат все необходимые документы, которые проходили проверку, ей не один год выплачивали пенсию. И вдруг - "обман". В чем? Может быть, военкомат хочет прикрыть какую-то свою ошибку? При этом каждый раз вдова приходила в военной форме, потому что служила в это время. Сотрудники военкомата, если уж им не хватало документов, должны были их самостоятельно запросить. В военкомате хранилось личное дело, в котором указано место службы Семак. Следствие обвиняет ее в "хищении" 273 тысяч рублей.

Букву закона прочли по-разному

История второй женщины - Евгении Теряевой (ее муж Сергей погиб в Чечне) - схожа. Но, по данным фонда "Право матери", сумму ей предстоит выплатить гораздо большую: согласно гражданскому иску, поданному военкоматом Нижегородской области, Евгения Михайловна задолжала оборонному ведомству 626 тысяч рублей. До выхода на пенсию Евгения Теряева также служила по контракту, здесь-то сотрудники военкомата и усмотрели противоречие федеральному законодательству.

- Позиции Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ, на которые мы будем ссылаться в судебном заседании по делам Теряевой и Семак, устоялись. Служебное положение не может влиять на право лица на получение пенсии по случаю потери кормильца, так как в ином случае будет иметь место нарушение конституционного положения: права человека равны и не зависят от его должностного положения. Эти женщины не перестали быть вдовами погибших ветеранов боевых действий, даже проходя военную службу. Именно это конституционное равенство отрицает военкомат, - поясняет юрист фонда "Право матери" по социальным делам Денис Шедов.

Военкомат занял глухую оборону

Примечательно, что в 2013 году вдова Теряева (и не она одна) уже была фигурантом судебного дела, инициированного фондом "Право матери". Тогда разбирательство касалось права Теряевой не только на получение пенсии по потере кормильца, но и на увеличение ее почти на треть (на 32 процента). Ответчиком выступал все тот же облвоенкомат, который "противился", но дело проиграл.

В копии судебного решения, которая есть в распоряжении "РГ", говорится, что суд постановил "обязать военный комиссариат Нижегородской области выплачивать Теряевой Евгении Михайловне с 31.10.2012 года ежемесячно пенсию по потере кормильца, повышенную на 32 процента от расчетного размера".

Но с осени прошлого года вдова Теряева пенсию по потере кормильца получать перестала вовсе. Первое судебное заседание по ее делу состоялось 3 марта, следующее назначено на 5 апреля.

Расследование же уголовного дела в отношении Натальи Семак продолжается, 17 марта состоялся допрос женщины в качестве подозреваемой.

- Мы можем лишь предполагать, что уголовное преследование - следствие неправильной трактовки закона, - оценивает ситуацию Денис Шедов.

Положить конец всем разночтениям должен суд. Но для того, чтобы избежать повторения подобных ситуаций, возможно, стоит задуматься о решении вопроса на законодательном уровне. И сформулировать права вдов погибших на службе у государства военных таким образом, чтобы никто больше не мог поставить их под сомнение.

В военном комиссариате Нижегородской области и военном следственном отделе по Нижегородскому гарнизону от комментариев по ситуациям с двумя вдовами военных воздержались, объяснив это требованиями процессуального законодательства.

комментарий

Ирина Фаст, адвокат адвокатской конторы N 22 "Гражданские компенсации":

- Абзац 1 статьи 30 Закона N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...", который предусматривает право супруги военнослужащего, погибшего в результате военной травмы, по достижении ею 50 лет получать пенсию по потере кормильца, не содержит каких-то дополнительных ограничений для реализации этого права. Кроме того, специальный закон не содержит даже такого ограничения, как вступление в новый брак.

Законодательство в этой сфере очень запутанное, например общий закон N 166-ФЗ "О пенсионном обеспечении" вообще никак не учитывает право на льготную пенсию для супругов, которая предусмотрена статьей 30 специального закона (есть только абзац про аналогичные права родителей). Военнослужащий, несомненно, обладает рядом специфических прав и обязанностей, проистекающих из его особого статуса. Но при этом он, что столь же несомненно, является гражданином РФ и обладает общегражданскими правами.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Приволжье ПФО Нижегородская область Нижний Новгород
Добавьте RG.RU 
в избранные источники