Новости

03.04.2016 20:00

Деньги трудятся по всей России

Вложения Сбербанка в развитие регионов удивляют своими масштабами
Кризис - это время не только "затягивания поясов", но и новых возможностей, новых проектов, говорят эксперты. А как регионы реагируют на ситуацию? Предпочитают ли власти на местах пользоваться случаем и создавать экономические драйверы или входят в режим острой экономии? Замирает ли социальная жизнь или, напротив, она обретает новые очертания?
Михаил Чачин: Модель нашей работы учитывает специфику каждого клиента и находит отражение и в создаваемых продуктах, и в решениях, и в процессных подходах. Фото: Фото из личного архива. Михаил Чачин: Модель нашей работы учитывает специфику каждого клиента и находит отражение и в создаваемых продуктах, и в решениях, и в процессных подходах. Фото: Фото из личного архива.
Михаил Чачин: Модель нашей работы учитывает специфику каждого клиента и находит отражение и в создаваемых продуктах, и в решениях, и в процессных подходах. Фото: Фото из личного архива.

Об этом корреспондент "РГ" беседует со старшим управляющим директором, начальником управления по работе с субъектами РФ Сбербанка России Михаилом Чачиным.

Михаил Львович, расскажите о работе с регионами, как она строится, в чем заключается?

Михаил Чачин: Сбербанк всегда работал с регионами, но в прошлом году произошли важные изменения в подходе - выделение отдельного подразделения по работе с госсектором. Наши клиенты - это органы региональной и муниципальной власти, территориальные подразделения федеральных органов власти, их подведомственные учреждения, компании с госучастием.

Активизация работы с регионами произошла отчасти из-за изменений на международной арене. Сейчас ключевые инвестиции делаются или государством, или совместно с государством.

Вместе с руководителями регионов мы ищем точки роста, дополнительные ресурсы для развития. Модель работы учитывает специфику каждого клиента, которая находит отражение как в создаваемых продуктах и решениях, так и в процессных подходах.

В настоящий момент мы являемся генеральным кредитором большинства, 70 из 85, регионов.

А на что органы власти кредиты берут?

Михаил Чачин: Формальная цель - финансирование дефицитов бюджетов. А внутри бюджет всегда делится на две составляющих: инвестиционная и социальная. Мы финансируем оба направления. Хотя, конечно, нам как банкирам интереснее инвестиционная составляющая. Регионы, пользуясь нашими ресурсами, строят больницы, детские сады, поликлиники, дороги, мосты, стадионы. Идет софинансирование проектов, связанных с Чемпионатом мира по футболу.

Сбербанк - это только кредиты? Или есть какие-то интересные более сложные проекты?

Михаил Чачин: Действительно, есть интересные инвестиционные проекты. Например, инновационный проект "Ладошки". Это возможность идентификации человека без кодов и паролей, только по отпечаткам пальцев. Точнее, по отпечаткам ладони. Биометрическая идентификация по ладони, кстати, гораздо точнее, чем даже по отпечаткам пальцев или сетчатке глаза.

Мы предлагаем этот проект в школах. В его рамках дети могут проходить в школу через турникеты, расплачиваться там за товары, например, в школьной столовой, не имея никаких идентификационных документов, кроме своей руки. Сканер считывает руку, и родители получают смс. Таким образом, мама точно знает, где ее ребенок, поел ли он и во сколько. У него не будет на руках денег, которые он мог бы потратить не по назначению, например, на пиво или сигареты.

Сбербанк: нехватки средств мы не испытываем. Ни в краткосрочном, ни в долгосрочном периоде

Проект уже работает во многих школах Московской области, Северо-западного региона, Мордовии. "Ладошки" очень хорошо вписываются в государственную программу "Безопасный город".

Этот проект - наша разработка и с идейной, и с технологической точек зрения. Мы пока единственные на рынке, кто предоставляет такую услугу. Сейчас мы работаем над удешевлением проекта и изучаем возможности, чтобы продвинуть его и в другие области жизни.

Есть и другие новации?

Михаил Чачин: Конечно. Например, проект "Стрелка" в Московской области. Это система оплаты проезда, которая работает в Подмосковье на всех видах транспорта. Кроме того, мы совместили транспортную и зарплатную карты. И человек с ее помощью может оплатить проезд в любом транспорте. Причем с учетом дальности поездки, маршрута, вида транспорта.

Сейчас правительства Московской области и Москвы работают над тем, чтобы этот проект совместить с Москвой, с картой "Тройка", это позволит объединить Подмосковье и Москву в единую транспортную структуру. Все затраты по внедрению "Стрелки" мы берем на себя. Сейчас уже более 50% всех поездок жители Подмосковья совершают с этой картой. Проект реализован на принципах государственно-частного партнерства (ГЧП).

Кроме того, благодаря ему власти на местах получают доступ к подробной аналитике - какие маршруты наиболее востребованы и в какое время, на каком направлении не хватает транспорта, а где его избыток. Сейчас интерес к проекту проявляют Санкт-Петербург и другие города-миллионники.

Сбербанк всегда нес и до сих пор несет на себе значительную социальную нагрузку. Например, мы - единственный банк, который бесплатно ведет банковское сопровождение бюджетных средств в тех регионах, где нет расчетно-кассовых центров.

Насколько регионы открыты к сотрудничеству? Не опасаются ли они из-за кризиса брать кредиты, внедрять проекты?

Михаил Чачин: Действительно, регионы имеют некоторую кредитную и бюджетную нагрузку, но в среднем по стране она находится на приемлемом уровне. По данным наших аналитиков, не менее 20 регионов имеют стратегии развития, потенциал к росту и возможности реализации инвестпроектов. Хотя и относятся к этому с осторожностью. Еще в 40 регионах ситуация ровная, и кредитная нагрузка адекватная, она колеблется плюс-минус 5-10%.

Третий год Россия почти не имеет доступа к внешним финансовым ресурсам, и мы должны ориентироваться только на внутренние. Они у нас есть? Их всем желающим хватит?

Михаил Чачин: Первое - нынешняя геополитическая обстановка точно не навсегда. Второе - мы действительно адаптируемся. За 15-20-летний период в России выросло поколение, которое увидело мир, неплохо обучилось. Это важный ресурс. Есть немало успешных компаний в нашей стране. И с учетом санкционного давления появятся новые бизнес-звезды. Например, есть большой шанс реально продвинуться по программам импортозамещения.

Что касается финансов, то нехватки средств мы не испытываем. Ни в краткосрочном, ни в долгосрочном периоде. Я бы перефразировал ваш вопрос так: рождаются ли в нужном объеме инвестиционные проекты? Я считаю, что есть некоторый в них недостаток. Таких проектов должно появляться больше.

Работаете ли вы с муниципальными властями? Насколько активно идет сотрудничество с ними? Многие муниципалитеты у нас ведь безденежные...

Михаил Чачин: С крупными муниципалитетами мы работаем. Более мелкие не нуждаются в прямом финансировании, хотя мы можем это организовать. Муниципалитеты тоже берут кредиты на покрытие дефицита бюджета и участвуют в инвестпроектах. Меняют с нашей помощью, например, освещение в городе на энергосберегающее, систему водоподготовки, водоочистки.

Есть два механизма сотрудничества. Первый - это когда мы финансируем бюджет, а бюджет сам вкладывает деньги в проекты, например, строит новую котельную, поликлинику, больницу. Второй - государственно-частное партнерство, которое мы уже упоминали. Это интересный инструмент. Он позволяет соблюсти интересы частного инвестора, которому интересно построить и иметь возможность эксплуатировать какой-то объект, и государства, которое не хочет на определенном этапе вкладывать деньги. Решается задача через инвестиционный тариф или работу с рынком. Проектов в рамках ГЧП множество. Это "Безопасный город", система видеонаблюдения и контроля на дороге, строительство больниц, диагностических центров, диспансеров.

Разве строительство социальных объектов, например, туберкулезных диспансеров, работающих в системе ОМС, может быть выгодно инвестору? Сбербанку?

Михаил Чачин: Такие проекты тоже со временем окупаются. Возврат средств по ним происходит в рамках ОМС. В страховой тариф эти средства заложены.

Государство говорит: мы гарантируем, что будем ежегодно лечить в медучреждении определенное количество людей, допустим, 12-15 тысяч человек. Вы должны его построить, а потом будете эксплуатировать при тарифе не выше такого-то уровня. Таким образом, постепенно долг гасится.

Дорого региональным и муниципальным властям обходятся ваши кредиты? Для них они дешевле, чем для рядовых потребителей?

Михаил Чачин: Нельзя сравнивать потребительский и корпоративный рынки. Работа с регионами осуществляется на конкурсной основе, в рамках закона о госзакупках. Обычно выходят на конкурс и предлагают услуги по кредитованию от трех до шести банков. И Сбербанк участвует в конкурсе на равных условиях с другими банками. Аукцион идет по классической системе - на понижение цены. Каждый банк рассчитывает свои возможности, исходя из себестоимости денег, которые он привлек. Мы пока можем позволить себе выходить на конкурс с низкими ценами. В среднем - это 12-13% годовых в зависимости от режима и срока кредитования. Что на один процент выше, чем ключевая ставка Центробанка.

Регионы и муниципалитеты кредитуются без обеспечения. Единственное обеспечение - это обязательства бюджета включить расходы по обслуживанию и возврату кредита в строку своего бюджета.

Невозвраты существуют?

Михаил Чачин: Вообще отсутствуют. Мы используем инструменты, которые позволяют соотнести риски с доходностью и принять правильное решение. Бюджетные правила строги, и мы пока держимся в их рамках, что хорошо для страны в целом. И поэтому ни один из бюджетов дефолтов не имеет. И при умелом управлении и в будущем все должно быть хорошо.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники