Новости

Андрей Артизов уверен, что изменение статуса Росархива не ограничит свободу доступа к документам
Росархив получил новый статус: теперь ведомство подчиняется непосредственно президенту России в "связи с тем, что материалы, которыми... учреждение располагает, представляют для государства особую ценность".

Не станут ли хранилища более закрытыми? Что происходит с украинскими документами, хранящимися в Крыму? Какова зарплата архивных работников? Будут ли жить архивы после тотальной оцифровки? На эти вопросы ответил руководитель Федерального архивного агентства Андрей Артизов на "Деловом завтраке" в "РГ".

Андрей Николаевич, есть читатели, которые опасаются, что переподчинением президенту "кладовая памяти" станет более герметичной и менее доступной.

Андрей Артизов: Переподчинение архивов главе государства означает, что в одних руках будет сосредоточена и государственная политика, и нормативно-правовое регулирование, и непосредственно управление архивами. Уже началась подготовка проекта нового положения о Федеральном архивном агентстве. Надеюсь, там будут нормы, связанные с регулированием делопроизводства, документооборота в органах власти. Так сложилось, что специального органа, который ранее занимался бы этими вопросами, не было. К слову, именно так устроена работа во всем цивилизованном мире, в том числе в таких великих архивных державах, как США и Китай. Мы лишь восстанавливаем, что давно сделано в других странах. Что же касается закрытости архивов и доступа к архивным документам, то все это регулируется законодательными актами. Ни одна норма законодательства не поменялась. Более того: все, о чем говорилось с президентом, направлено на продолжение последовательной политики создания комфортных условий доступа граждан к открытым архивным документам.

Вопрос, который задает вам историк Леонид Максименков: "Работа по рассекречиванию ведется, только результаты этого рассекречивания подчас десятилетиями идут до читальных залов и исследователей-профессионалов... Что скажете?

Андрей Артизов: За 2011-2015 годы рассмотрено и рассекречено 43 257 архивных дел. В планах на следующее пятилетие - уже 46 тысяч. Только за прошлый год рассекречено 14,5 тысячи дел, то есть около 200 тысяч листов документов. Оформление результатов рассекречивания сейчас взято под особый контроль Росархива, чтобы не было случаев, подобных упомянутому.

Когда подпустят историков к Архиву президента?

Андрей Артизов: Архив президента - это не публичное юридическое лицо, а структурное подразделение администрации президента. Вы в Белый дом в Вашингтоне разве имеете свободный доступ? Администрация передает документы на хранение в федеральные архивы по специальному графику. Вскоре завершится передача исторической части по 1991 год включительно.

В ваше хозяйство влились архивы Крыма и Севастополя. В каком состоянии вы их обнаружили?

Андрей Артизов: Уже через десять дней после присоединения я проехал по крымским городам, посмотрел архивы... Впечатление, словно благодаря машине времени вернулся на 25 лет назад, в 1991 год, когда разваливался Советский Союз. Замечательные люди, прекрасные профессионалы. Все патриоты родной земли. Все искренне голосовали за возвращение Крыма в российскую гавань. Но технически за 25 лет - почти ничего не сделано.

А что будете делать с украинскими документами?

Андрей Артизов: Сохраним для истории. Все документы по 18 марта 2014 года, когда был принят закон о вхождении Крыма в состав России, упорядочены по украинским архивным правилам. А с 18 марта начался новый этап жизни Крыма и Севастополя в составе России. И открыты новые фонды уже российских органов власти и местного самоуправления.

Полностью текст "Делового завтрака" читайте в ближайших номерах "РГ"