Новости

11.04.2016 20:00

Обманутое доверие

Вправе ли мы безучастно внимать "системе отношений в бизнесе", когда ставится цель - разрушение крупного производства
В марте в администрацию президента поступило письмо от основателя двух крупнейших предприятий Новочеркасска Владимира Базияна с просьбой спасти одно из них, завод "Эскорт", от гибели.
Раньше завод "Эскорт" под управлением Владимира Базняна обеспечивал оборудованием ведущие российские нефтяные компании. Фото: Сергей Иванов. Раньше завод "Эскорт" под управлением Владимира Базняна обеспечивал оборудованием ведущие российские нефтяные компании. Фото: Сергей Иванов.
Раньше завод "Эскорт" под управлением Владимира Базняна обеспечивал оборудованием ведущие российские нефтяные компании. Фото: Сергей Иванов.

В стране непростое экономическое положение и многие собственники разоряющихся компаний бросились писать призывы о помощи. Но в данном случае речь идет не о финансовой поддержке. По словам Базияна, завод целенаправленно уничтожают. И это напрямую связано с сегодняшним ключевым собственником компании Леонидом Тавровским.

Новочеркасский завод "Эскорт" - это один из крупных российских производителей оборудования для нефтегазовой промышленности. Однако, как сообщают источники на предприятии, скоро оно может быть почти полностью остановлено. Знакомые с историей компании люди говорят: на "Эскорте" происходит нечто похожее на рейдерский захват. И это больше напоминает сознательное уничтожение актива с целью вывода капитала, нежели просто неграмотное управление.

На свой страх и риск

В советские годы завод "Новочеркасскнефтемаш" был огромным предприятием, поставлявшим нефтегазовое оборудование не только в СССР, но и в 30 стран мира. На волне перестройки производство пришло в упадок. Предприниматель Владимир Базиян буквально спас его, купив часть акций компании, а затем и контрольный пакет.

Тогда мало кто верил, что нефтесервис может приносить доход, но глава компании не стал менять профиль. Так и появилась новая компания с прежней специализацией, ООО "Эскорт". На заводе закупили новое оборудование и производство возобновилось. За несколько лет компания стала поставщиком оборудования для ключевых игроков нефтегазового рынка России ("Газпром", "Роснефть", "ЛУКОЙЛ", "ТНК", "Сибур" и "Новатэк").

В конце девяностых нефтеперерабатывающая промышленность еще не могла обеспечить завод заказами, и Базиян придумал, как поддержать предприятие. В России тогда был острый дефицит недорогой и качественной стеклотары, и на пустующих мощностях он построил цех по изготовлению стеклянных бутылок. Доходы от непрофильного бизнеса позволили поддерживать "Эскорт" на плаву и не увольнять людей. Затем, кстати, из этого цеха родился еще один промышленный гигант и гордость Новочеркасска - стеклотарный завод "Актис".

- Владимир Кимович - просто находка для Новочеркасска. Он поднял завод из руин и тем самым спас сотни семей от нищеты. Находчивый, порядочный, серьезный человек, настоящий руководитель, - так тепло отзывается о Базияне начальник отдела по подготовке производства Сергей Попов, работающий здесь уже пятый десяток лет.

Рост цен на углеводороды после 2005 года придал "Эскорту" новый импульс, появились большие контракты. А в 2009-м к компании присоединился Леонид Тавровский, известный московский бизнесмен и банкир, имеющий обширные деловые связи в столице.

Новые партнеры хотели превратить "Эскорт" в крупный холдинг, чтобы самим выполнять заказы от нефтеперерабатывающих заводов "под ключ". Собственники заключили меморандум, согласно которому они имели равные права: Тавровский должен был продвигать завод в проектах нефтяных корпораций, а Базиян - заниматься оперативным управлением. Тавровский получил 55% акций. Одним из условий был полный контроль со стороны нового совладельца за платежами завода, ему были переданы ключи "клиент-банков". Основные расчеты стали проводиться через "Гранд Инвест Банк", в котором Тавровский был одним из акционеров.

Еще пять лет предприятие по инерции развивалось, получая новые крупные заказы. Однако затем у партнеров возникли серьезные разногласия относительно дальнейшего развития.

Партнер на свою голову

Тавровский вообще захотел продать завод. Но по рыночной стоимости его реализовать не удалось. Тогда Базиян нашел компромисс: он предложил Тавровскому продать ему 55-процентную долю. Причем за цену в несколько раз выше стоимости покупки доли (и это с учетом ранее полученных огромных дивидендов). Но Тавровский отказался. Вероятно, именно тогда ему могла прийти в голову мысль полностью подчинить предприятие себе.

Так или иначе, но в начале 2014 года на заводе началась кадровая чистка. В мае прошло собрание участников общества, где без личного участия Базияна было подписано решение об устранении его с поста генерального директора.

Базиян подал в суд, но информация о внутрикорпоративном споре просочилась в прессу и десятки встревоженных партнеров, опасавшихся за судьбу своих заказов, стали звонить и требовать объяснений. Только чтобы сохранить репутацию завода, он отозвал иск и спас тем самым предприятие.

За несколько лет компания ООО "Эскорт" стала поставщиком оборудования для ключевых игроков нефтегазового рынка России

- Базиян всегда был честным, всегда рассказывал, какова ситуация на заводе и какие перспективы. Ситуации бывали разные, но он всегда искал решение, которое пойдет на пользу заводу, даже если для него лично это было тяжело, - подтверждают сегодня рабочие.

На пост гендиректора Тавровский поставил своего протеже Александра Сластнова, который не имел опыта управления крупным промышленным предприятием.

Тавровский пообещал партнерам новый этап в развитии завода. Но, видимо, он представлял себе это по-своему. После смены руководства сразу же увольняют либо вынуждают уйти руководителей всех ведущих департаментов, включая директора производства, коммерческого и финансового директоров, руководителя юридической службы. Среди рабочих и клиентов завода началась настоящая паника. Шли разговоры, что несколько крупных компаний, не желая рисковать, даже якобы отказались от сотрудничества. Как сегодня говорят на заводе, Базиян оставил завод с контрактами на общую сумму около 10 миллиардов рублей. Сейчас, увы, все не так.

Надежный поручитель

Самая большая интрига во всей этой истории - судьба астрономических кредитных траншей, полученных "Эскортом" после прихода Сластнова.

За полгода до ухода с поста гендиректора Базиян договорился о получении крупного займа. Эти деньги позволили бы "Эскорту" взяться за реализацию крупнейших, знаковых для отрасли проектов. В том числе за строительство водородной установки на Сызранском НПЗ (стоимость договора - около 3,5 миллиарда рублей). Одним из условий кредитования было наличие личного поручительства Базияна, а также поручительства АО Фирмы "Актис".

Очевидно, Сластнов не смог привлечь такие деньги, и тогда в июле 2014 года к бывшему гендиректору обратились с деликатной просьбой выдать поручительство перед Сбербанком на сумму 300 миллионов рублей.

Владимир Базиян сумел сделать "Актис" одним из главных стеклотарных заводов страны. Фото: Сергей Иванов

Ситуация повторилась в октябре, когда новому руководству потребовался очередной кредит 590 миллионов для проведения работ на Сызранском НПЗ. Вновь у бывшего гендиректора попросили личное поручительство и поручительство АО Фирма "Актис".

Правда, после получения первого транша отношение к основателю завода изменилось. Его аккуратно отстранили от доступа к информации о деятельности ООО "Эскорт" и прекратили доступ к системе "1С Бухгалтерия". Поэтому во второй раз Базиян отказался от поручительства, пояснив, что предоставление поручительства возможно лишь при смене руководства. Как рассказали знакомые с ситуацией источники, Тавровский согласовал кандидатуру нового руководителя Головинского, имеющего огромный опыт работы на строительстве НПЗ. В тот период он как раз осуществлял руководство на строительной площадке ООО "РН "Туапсинский НПЗ".

Чтобы поскорее получить деньги, Базияну представили текущую информацию о финансовом состоянии общества и ходе выполнения работ на объектах. Считая, что договоренность достигнута, он предоставил все необходимые поручительства.

Но Тавровский не выполнил своих обещаний. Генеральный директор остался прежним. В итоге высококвалифицированный и опытный Головинский уволился, стройка на ООО "РН "Туапсинский НПЗ" оказалась, мягко говоря, в своеобразной ситуации. А доступ к финансам снова закрыли.

Развод

Дела на заводе шли совсем неважно. Весной прошлого года Тавровский заявил о намерении продать свою долю "Эскорта". Базиян согласился выкупить ее и попытаться спасти компанию. В апреле 2015 года Тавровский направил ему оферту о продаже своей доли. Базиян имел преимущественное право выкупа и в ответ направил нотариально заверенный акцепт - подтверждение своих намерений о покупке. Не совсем ясно, чего добивался Тавровский своим предложением, однако вместо передачи проданной части он направил Базияну письмо, в котором... отказался признать акцепт.

Базиян был вынужден обратиться в суд. Несмотря на очевидность ситуации, тяжба с постоянными переносами заседаний и апелляциями длится по настоящее время. Тем временем состояние завода с каждым днем ухудшается.

Более того, в ответ на обращение в арбитраж против Базияна развязали настоящую травлю. Сластнов направил в суды массу исковых заявлений о взыскании убытков с него, а также о взыскании задолженности и неосновательного обогащения со своего поручителя - компании "Актис". Большинство этих исков уже отклонено судами. Похоже, что истцы особо и не надеялись выиграть, считают опрошенные юристы, а хотели лишь нанести удар по репутации "Актиса", парализовать завод бесконечными тяжбами, осложнить отношения с клиентами.

Тем временем "Эскорт" перестал обслуживать кредиты. Банк потребовал вернуть полученные заводом займы на 900 с лишним миллионов рублей, обратившись с исковым заявлением и к поручителю - АО Фирма "Актис".

Ситуация на "Эскорте" больше напоминает сознательное уничтожение актива с целью вывода капитала, нежели просто неграмотное управление

У Базияна есть основания считать, что бремя исполнения кредитного договора изначально планировалось возложить на поручителя. Кредитор направил требование о возврате 600 миллионов по проекту Сызранского НПЗ. Не значит ли это, что после ухода Базияна никакие работы по этому проекту не выполнялись?

Не очень последовательно поступает и сам банк: третейский суд удовлетворил исковое заявление к "Эскорту", и Сбербанк получил исполнительный лист. Однако банк при этом не осуществляет дальнейших действий по взысканию с него долга. Зато предпринимает все, чтобы взыскать долг с поручителей. Складывается парадоксальная ситуация: исполнение условий кредитного договора, основными сторонами в котором являются ПАО "Сбербанк" и ООО "Эскорт", пытаются возложить на "Актис" и Базияна.

Согласно актам выездной налоговой проверки, на текущий момент задолженность по налогам и страховым взносам ООО "Эскорт" составляет несколько сотен миллионов. Куда были переведены огромные деньги, выделенные на исполнение работ? И почему банк не пытается выбить долг с самого должника? Почему не реализует заложенное имущество? Пока остается только догадываться.

Но и это еще не все. Ведь Базияна обвиняли и в получении несогласованных зарплат и премий, хотя все выплаты были утверждены участниками общества на общих собраниях "Эскорта" при утверждении годовых отчетов. "Эскорт" проходил ежегодные аудиторские проверки, а отчеты утверждались на общих собраниях.

Эксперты вновь называют действия Тавровского абсурдными и не имеющими судебных перспектив. Но правоохранительные органы не стали рассуждать на абстрактные темы, а, получив заявление, поступили строго по регламенту - провели проверку. В отношении Базияна возбудили уголовное дело. В офисе "Актиса" провели обыск, который некоторые назвали операцией устрашения.

Новички нефтесервиса

Вокруг компании крутится все больше новых людей, о которых до этого никто в отрасли не слышал. Менеджеры "Эскорта" на условиях анонимности сообщают, что на совещаниях, проводимых в нефтяных компаниях с участием общества, от "Эскорта" присутствует близкий родственник высокопоставленного федерального чиновника, "способный оказать давление на правоохранительные органы".

В июне 2015 года на годовом общем собрании участников ООО "Эскорт" в состав совета директоров по требованию Тавровского ввели двух человек: Вячеслава Агаджанова и Максима Абрамова, которые никакого отношения к нефтесервису не имеют. Зато, очевидно, имеют возможность влиять на решение каких-то других важных вопросов.

Когда компания набрала огромное количество неисполненных обязательств перед контрагентами и государством, Тавровский, очевидно, решил переложить вину на основателя завода. По крайней мере, как только назрел серьезный конфликт, он сложил с себя полномочия председателя совета директоров, вышел из состава участников "Эскорта" и даже продал долю в уставном капитале "Эскорт" третьему лицу, некоему Васильеву С.А. из Краснодарского края. Опрошенные участники рынка такого человека не знают и уверены, что фигура это чисто номинальная.

Есть предположения, что Тавровский может начать продавать и недвижимое имущество на территории России. В январе 2016-го одним голосом мажоритарного участника было решено передать имущество "Эскорта" в аренду (с правом последующего выкупа) никому не известной ООО "ТПК "Инвестсервис", вообще не имеющей опыта работы в нефтесервисе. Этой же компании намереваются передать и контракт с Туапсинским НПЗ, самым масштабным проектом "Эскорта", исполнение которого еще могло спасти завод.

Компания, судя по всему, тоже выступает номинальным посредником. Завод, стоимость которого в настоящее время оценивается в несколько миллиардов рублей, может фактически быть продан за 200 миллионов рублей, да еще и с рассрочкой платежа.

Владимир Базиян остается совладельцем завода, но получить информацию о реальном финансовом положении компании не может.

Несколько месяцев назад прошел суд, который обязал представить документы Базияну, но сторона Тавровского отказывается их выдать. Сейчас получить доступ к этой информации пытаются судебные приставы, исполняющие законное решение суда. Пока безуспешно.

- Недавно мне удалось получить акт выездной налоговой проверки. Там я увидел то, о чем раньше только догадывался, в каком тяжелом финансовом состоянии находится завод. А почему нельзя предположить, что это сговор с целью вывести сотни миллионов рублей из оборота? - говорит Владимир Базиян. - Сговор, который фактически парализовал завод, лишил государство налоговых поступлений, а людей - работы. Когда я оставлял пост генерального директора, я оставил и крупные контракты, которые можно было выполнять даже по инерции - были материалы, люди, планы работ. Я давал поручительства по кредитам будучи уверен, что работы выполняются. Теперь стало очевидно, с какой целью мой компаньон и новый генеральный директор рассказывали о том, что мое поручительство поможет заводу. Сорвать эти контракты можно только умышленно, причем у меня есть все основания подозревать, что в сговоре участвуют не только эти два человека. Без поддержки со стороны этот план осуществить было бы невозможно. Я все еще верю в справедливость. В конце марта суд принял к рассмотрению мой иск в отношении Александра Сластнова, в котором я требую возместить убытки, причиненные заводу. Кроме того, я верю и в то, что Сбербанк, который получил исполнительный лист и требует возврата кредита с меня и компании "Актис" как с поручителей, тоже обратит внимание на заемщиков. Иначе это будет выглядеть так, что поручитель, соблюдающий все законы и ведущий бизнес в открытую, станет куда более легкой добычей для взыскания, чем те, кто выводит из оборота целевые кредиты. Я готовлю еще несколько исков в отношении руководства завода и Леонида Тавровского, в том числе и о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Что будет с заводом, если в ситуацию никто не вмешается, предсказать несложно: имущество и производственные мощности будут проданы в разы дешевле их реальной стоимости, а от завода останется одно название и юридическое лицо, обвешанное долгами государству и кредиторам, с неисполненными контрактами и обязательствами. И долги эти повесят на совершенно непричастных людей.

Постскриптум

В августе 2015 года, накануне заседания по иску Базияна, был жестоко избит его адвокат, 50-летний Андрей Боровков. Люди, представляющие интересы Тавровского, категорически отрицали связь корпоративного спора с данным происшествием.

Визитная карточка

Владимир Базиян, как сейчас принято говорить, родился предпринимателем. Зарабатывать начал еще в школе, разгружая железнодорожные вагоны. В советские годы занимался сельским хозяйством - выращивал тыкву и кукурузу для попкорна. После армии поработал в милиции, окончил Шахтинский технологический институт. А когда в стране разрешили заниматься индивидуально-трудовой деятельностью, сразу подался в бизнес. Сначала он наладил пошив рубашек и брюк по заграничным модным лекалам. В 1991-м Базиян стал участником одного из первых в России акционерных обществ с нефтяниками - "Сибирь-Гермес-Дон", которое впоследствии основало 30 дочерних компаний (по разным профилям деятельности). Компания даже открыла торговый дом в Панаме. В этот период он создал первую в Ростовской области сеть частных заправок. В 1995 году Базиян купил контрольный пакет акций "Новочеркасскнефтемаша" с целью восстановить предприятие и наладить производство. В 2010 году основал и возглавил крупнейший в России и Европе стеклотарный завод "Актис", современное и высокотехнологичное предприятие с инвестициями около 7,5 миллиарда рублей.

Справка

"Актис" является флагманом стекольного производства в России. С 2010 по 2013 год запущены три производственные очереди общей мощностью 1,1 миллиарда бутылок в год. Один из крупнейших производителей в России и Европе, который может одновременно выпускать продукцию четырех основных цветов: бесцветную, оливковую, зеленую и коричневую для всех видов пищевой промышленности, а также для фармацевтики. Продукция завода "Актис" сегодня поставляется во все части России, включая Крым, а также ряд стран СНГ и Восточной Европы. В планах компании также и выход на рынки стран Средиземноморского региона.