Новости

18.04.2016 01:45
Рубрика: Экономика

Будет жить и работать

Когда травма на производстве перестанет быть приговором
Сегодня в Сочи открывается Всероссийская неделя охраны труда. Эксперты и представители власти будут обсуждать, что надо сделать, чтобы травма на производстве перестала быть приговором. И зарубежный опыт будет как раз кстати. В Германии, например, 80 процентов работников, получивших увечья на производстве, возвращаются к полноценной жизни. В России этот показатель пока в полтора-два раза ниже.

Корреспондент "РГ" попыталась разобраться, откуда такая разница, и побывала для этого в Германии - Берлине и Гамбурге, а также в Кемеровской области - одной из наиболее прогрессивных в России в плане реабилитации пострадавших на работе.

Секрет Германии - в четко выстроенной системе оказания помощи, с первой минуты заточенной на то, чтобы не только поднять человека на ноги, но и вернуть на работу. Стоит случиться несчастному случаю на производстве, за тяжелым пострадавшим оперативно прибывает вертолет, который доставляет его в специализированную больницу.

И там с пациентом сразу начинают работать врачи нескольких профилей. Не только анестезиологи, реаниматологи, хирурги, но и реабилитологи, которые с первых минут начинают разрабатывать человеку поврежденные части тела, делать с ним простейшие упражнения, необходимые для дальнейшего восстановления, рассказывает представитель Германского общества обязательного страхования от несчастных случаев (DGUV) Грегор Кемпер. Кроме того, с пациентом по спецпрогамме начинает работать психолог, который помогает справиться с потрясением, если человек потерял руку или ногу.

Клиника страхования от несчастных случаев Берлина - одно из лучших в Германии медучреждений, куда на вертолетах доставляются тяжелые больные. Там оказывается неотложная помощь, есть крупнейший ожоговый центр, отделения микроинвазивной хирургии для рук, ног и нейрохирургии спинного мозга - всего 14 больничных отделений, 15 операционных залов. Каждый год клиника спасает 90 тысяч человек, две трети из них, 60 тысяч, попадают туда сразу после ЧП на рабочем месте. А всего DGUV принадлежит 9 собственных больниц для лечения и восстановления пострадавших от несчастных случаев на производстве.

Страховые системы в Германии и России похожи. Там работодатели платят взносы на страхование сотрудников от повреждения здоровья на работе. И DGUV тратит эти деньги на оплату медпомощи, реабилитации пострадавших, закупает новейшее оборудование для своих клиник, в том числе приобретает современнейшие аппараты для тренажерных залов.

Например, такие как высокотехнологичный тренажер Spacecurl, который используется для тренировок космонавтов. В клинике он помогает людям, поучившим спинные травмы. Их помещают внутрь тренажера, который может вращаться в трех измерениях с различной скоростью за счет силы мышц пациента. Эти занятия улучшают координацию и способность управлять телом.

В России у фонда соцстраха тоже есть 12 реабилитационных центров, неплохо оснащенных, но в последние годы фонд потерял возможность вкладываться в их развитие и оснащение из-за изменений в Бюджетном кодексе. Это одна из причин, по которой реабилитация в нашей стране хромает.

В Германии люди в процессе восстановления трудятся по восемь часов в день - на тренажерах, в залах эрготерапии, где отрабатывается мелкая моторика. Кстати, в России практически нет специалистов-эрготерапевтов. Зал эрготерапии напоминает мастерскую, где люди что-то пилят, строгают, в общем, работают руками. После того как человек научился заново подчинять себе руки и ноги, он направляется в зал тестирования для определения возможностей трудовой деятельности.

Там есть, к примеру, аппараты, которые имитируют работу конвейера, по нему пускают различные предметы разного веса и объема, и врач наблюдает, способен ли человек снять их с конвейера, перевернуть, выполнить иные функции. Есть и уникальные компьютерные установки для тестирования силы мышц. С их помощью имитируются многие движения на рабочем месте.

А после того как человек возвращается к труду, первые дни его сопровождает тот же врач-эрготерапевт, который помогает адаптироваться, оценивает рабочее место, нужно ли его переоборудовать под новые возможности человека. Если переоснащение необходимо, его оплачивает DGUV.

В Гамбурге реабилитационный центр находится в центре города, на одном из верхних этажей крупного супермаркета. Клинику там открыли неспроста - когда человек окунается в привычную бытовую жизнь, видит магазины, эскалаторы, кассы, это первый шаг реабилитации, повышающий шансы на успех, говорит руководитель клиники BGKlinikumHamburg Эрхард Хьюберт. Ежедневно тут проходят лечение до 140 пациентов с травмами колена и спины. 80 процентов из них после реабилитации возвращаются на работу.

Менеджер по травме

В России Фондом социального страхования (ФСС) запущена специальная программа по совершенствованию системы медицинской, социальной и профессиональной реабилитации пострадавших на производстве. Пока она работает в 16 регионах, среди которых Кемеровская, Липецкая, Свердловская области.

Кемерово выбрано для "пилота" не случайно. Шахтерский край. И, увы, лидер по количеству несчастных случаев на производстве. Дело не в том, что там плохо следят за охраной труда, а в том, что там одна из самых высоких в стране концентраций промышленных предприятий и людей, работающих на них. Поэтому и цифры травматизма и смертности на производстве там заметнее, чем в регионах, где опасным трудом охвачен небольшой процент жителей. Собственно из-за этой особенности в Кемеровской области и система помощи пострадавшим развита лучше, чем во многих субъектах.

Между тем существующая система пока несовершенна. Основная функция страховщика (в лице ФСС) - осуществление выплат пострадавшим. Из-за того, что нет комплексного взаимодействия всех, кто так или иначе связан с травмированным - от работодателя и профсоюза до врачей и службы занятости, не всегда удается вырвать человека из лап болезни, апатии, бесперспективности.

Программа предусматривает принципиально новый подход. К каждому пострадавшему на производстве с первого дня, как стало известно о травме, приставляется персональный менеджер (сотрудник фонда соцстраха), который координирует все действия, касаемые пациента и решает все его проблемы - в какой больнице лечить, в какой момент его лучше всего направить в реабилитационный центр, как и на чем его лучше перевозить, какие у него есть потребности. Параллельно ведутся переговоры с работодателем и коллегами пострадавшего, нацеленные на то, чтобы те не вычеркнули его из своей профессиональной жизни, поддержали его "боевой дух". А когда встанет на ноги - приняли обратно в коллектив. Может быть, человек физически уже не сможет выполнять прежнюю работу, но почему бы тогда не предложить ему другую должность? А может быть пострадавшему стоит подучиться, сменить профессию, повысить квалификацию? Ответ на эти вопросы тоже ищет персональный менеджер. По сути, он становится адвокатом или почти "ангелом-хранителем" пострадавшего.

Иван Колдышев работал газоэлектросварщиком на крупном коммунальном предприятии в Кемерово. В ноябре позапрошлого года пришел как обычно на работу, а уехал с нее на "скорой". Ногу пришлось ампутировать. Но претензий к жизни у него нет. "Слава богу, жив остался", - говорит он. Не впасть в отчаяние помогли всем миром - поддержали жена и дочки, коллеги, работодатель. И фонд соцстраха. Тогда официально еще не было персональных менеджеров, но ФСС в Кемерово начал аналогичную работу, так сказать, в инициативном порядке. Результат: Иван, несмотря на инвалидность, вернулся на родное предприятие. Там специально для него создали новую должность "техник". Кроме того, он восстановился в университете, который когда-то не окончил. Заочно учится на инженера. Это позволит ему продвинуться по службе. Денег, которые он зарабатывает, и выплат по частичной потере трудоспособности хватает на погашение ипотеки и все остальные семейные нужды.

Инфографика РГ/Михаил Шипов/Елена Березина
Экономика Работа Охрана труда Рынок труда
Добавьте RG.RU 
в избранные источники