Новости

19.04.2016 12:48
Рубрика: Экономика

Путеводные нити

Кто и зачем занялся возрождением льноводческой отрасли в ЦФО
В северных и западных регионах ЦФО вновь обратили внимание на развитие льноводства. Когда-то эта отрасль была локомотивом для агропромышленного комплекса Костромской, Тверской, Смоленской областей. Теперь объемы посевов льна, его переработки и производства тканей упали до минимума, но, как выяснили корреспонденты "РГ", в ближайшие годы все может резко измениться.

Кострома

Во дворе Большой костромской льняной мануфактуры (БКЛМ) выстраивается очередь из многотонных фур: крупнейшее льноперерабатывающее предприятие региона начинает отгрузку товаров. Скатерти, наволочки, полотнища для штор и полотенца, невзирая на международные санкции, еженедельно отправляются отсюда в 270 представительств шведского концерна Ikea по всему миру.

- Полуторавековые традиции производства и контроля качества - не пустой звук. Когда начались санкции, иностранцы пытались заменить костромскую продукцию на индонезийскую, но это у них не получилось, - поясняет замдиректора БКЛМ Виктор Афанасин.

Еще несколько лет назад по Костроме, которая когда-то позиционировала себя как "Льняная столица России", прокатилась череда банкротств ткацких предприятий. В отличие от разорившегося комбината имени Зворыкина, на месте которого недавно открыли гигантский торговый центр, БКЛМ повезло. Фабрика вошла в состав ивановского холдинга, провела модернизацию оборудования и нашла новые рынки сбыта. Кроме изделий из традиционного льна, здесь наладили выпуск особо прочного и износостойкого белья из ненаркотической конопли, вызвавшего огромный интерес в Москве и ряде регионов.

- Производство расширяется. В швейный цех набрано 100 человек. В прошлом году провели реконструкцию сновальной машины - вложения окупились за год. В ближайшее время установим 15 новых ткацких станков, произведенных в Чебоксарах, - поделились планами на БКЛМ.

Между тем в последние несколько лет костромские ткачи столкнулись с проблемой острой нехватки сырья. Регион, который некогда славился льном, из-за нерентабельности производства резко сократил посевные площади. Если в 1939 году под эту культуру было отведено 92 тысячи гектаров, то сейчас - примерно полторы. В результате закупать сырье приходится в Новосибирске, на Алтае и даже в Китае. Но ситуация с курсом рубля заставляет текстильщиков всерьез задумываться об импортозамещении.

- Нам бы хотелось, чтобы появилась программа возрождения костромского льна, который считался эталоном качества. А для этого нужна господдержка, - убежден Виктор Афанасин.

Кстати, костромская льняная мануфактура, основанная в 1866 году купцами Коншиным, Кашиным и братьями Третьяковыми, уже к концу XIX века стала крупнейшей в Европе благодаря беспрецедентным мерам господдержки. Землю фабрикантам выделили на льготных условиях в аренду на 99 лет и первую четверть века с них не брали налогов с продажи продукции, производимой на льнопрядильных станках. Получая ежегодно 100 тысяч рублей прибыли, предприятие платило налогов всего на 400. В таких условиях наибольшего благоприятствования костромичи очень скоро наладили выпуск пряжи всех сортов - от мешковины до тончайшего батиста.

- Спрос на лен огромен - и в военной, и в космической промышленности. Не зря в США засекретили свои программы по льну и запретили его экспорт. А мы белье в Турции покупаем, - посетовали на БКЛМ.

Понимая трудности ткачей с сырьем, костромские власти решили, что пора экстренно спасать льняную отрасль. Для этого приняли региональную программу, предполагающую вложение в сектор свыше 65 миллионов рублей. Если она будет выполнена, то к концу 2017 года посевные площади льна вырастут до 2,15 тысячи гектаров, что позволит нарастить выработку льноволокна до 992,3 тонны.

Впрочем, до былых объемов даже в этом случае будет далеко: в советское время, когда местные ткачи ежегодно производили до 50 миллионов метров полотна, нынешнего урожая льна фабрике не хватило бы и на три месяца работы.

Сейчас костромичи возлагают большие надежды на создание нового текстильного кластера в соседней Ивановской области по производству полиэфирного волокна.

- В 1960-е годы была очень популярна ткань из льна с лавсаном. Если в Иванове построят комбинат по изготовлению искусственных волокон, она и сейчас очень хорошо пойдет, - убеждены на БКЛМ.

Тверь

Льноводческая отрасль сельского хозяйства в Тверской области может быть восстановлена в полном объеме, как это было до 1991 года. Такой вывод сделал корреспондент "РГ", побывав на нескольких тематических мероприятиях органов власти и опросив участников рынка. Но, прежде чем это произойдет, придется решить ряд очень сложных задач - восстановить инфраструктуру, обновить семенной фонд, закупить агротехнику, провести технологическое перевооружение и создать заново производственно-сбытовую цепочку.

А ведь всего пару десятилетий назад Тверская область была главной "сырьевой кладовой" для текстильной промышленности страны. И даже сейчас, когда многие лишь ностальгируют о былом величии отрасли, а объем посевных площадей льна уменьшился в четыре раза, регион все равно занимает по этому показателю первое место в России. По данным ФГБУ "Агентство по первичной обработке льна и конопли", в Тверской области осталось семь действующих льнозаводов и примерно 40 льносеющих предприятий. Есть крупнейшая Ржевская льночесальная фабрика, которая то возрождается, то снижает активность, и два НИИ льна. Остальное или разрушено, или приватизировано и затем перепрофилировано. По данным правительства региона, в 2015 году посевные площади льна-долгунца составили 7,4 тысячи гектаров. Для сравнения: в советское время только крупных заводов здесь было 50, сеять лен-долгунец (и даже масличный лен-межеумку) считал своим долгом едва ли не каждый колхоз, а общие посевные площади под эту культуру в тогда еще Калининской области составляли порядка 110 тысяч гектаров.

В рыночный период основной проблемой льноводов оставалась крайне низкая обеспеченность сельхозпроизводителей машинами и механизмами для возделывания и уборки. В ряде хозяйств ее износ достиг 90 процентов. Из-за плохого состояния инфраструктуры большинства предприятий инвестиционные кредиты оставались для них недоступными. Частично положение спасали казенные субсидии, ставки которых рассчитывались в зависимости от качества вырабатываемого волокна. Другими словами, отрасль хоть и работала, но абсолютно не развивалась.

Впрочем, "первые ласточки" перемен уже заметны. Например, к льноводству подключаются небольшие хозяйства, из года в год наращивающие площади посевов. Опрошенные "РГ" главы муниципальных образований воздержались от прогнозов на весеннюю и уборочную кампании, но все как один подтвердили, что в их районах лен сеять будут. Также они отметили наращивание господдержки и снижение кредитных ставок в ведущем "сельскохозяйственном" банке страны. "Большого скачка" никто не ждет, но некоторые верят, что эти меры улучшат качественные показатели и на следующем этапе цепочки, то есть в льнопереработке.

Спрос на лен огромен - и в военной, и в космической промышленности. Не зря в США запретили его экспорт

Ее обязательно нужно наращивать, тем более что рынки сбыта имеются как в России, так и за рубежом. Например, о своем желании приобретать в регионе льноволокно заявили бизнесмены из КНР. Об этом "РГ" сообщила депутат Госдумы Светлана Максимова, возившая тверских предпринимателей в Китай на специализированный симпозиум. "Мы готовы закупать, но при условии глубокой переработки", - констатировали восточные партнеры. Пока Тверская область обеспечить этого не может.

Некоторые надежды дает Ржевская льночесальная фабрика. Ее собственник уже запустил здесь производство строительного утеплителя из льна, который не боится плесени. В ближайшем будущем он планирует восстановить местный льнозавод и заняться выращиванием льна на территории в три-четыре тысячи гектаров, то есть создать собственную производственную цепочку "от посева до готового изделия". В этой связи тверские чиновники отмечают, что стала очевидной необходимость создания вокруг фабрики сырьевой зоны. Все это - только планы. Но эксперты "РГ" уверены, что новое руководство региона (в марте губернатора Андрея Шевелева сменил предприниматель-аграрий Игорь Руденя) непременно займется отраслью, тем более что к этому слишком многое обязывает.

Смоленск

В Смоленской области продолжают обсуждать намерение агропромышленной корпорации "Вологодчина" вложить 13 миллиардов рублей в создание льноперерабатывающего комплекса. В качестве перспективной инвестиционной площадки рассматривается участок вблизи бывшего графитового завода в Вяземском районе, обладающий необходимой инженерной инфраструктурой.  Cрок реализации проекта составит пять лет при общем объеме инвестиций 13 миллиардов рублей, проектной мощности комплекса до 20 тысяч тонн в год и создании до полутора тысяч рабочих мест. Реализовать столь масштабный план предполагается в три этапа с постепенным увеличением объема потребляемого льняного сырья и расширением спектра продукции.

Первая стадия представляет собой строительство завода по производству нетканых материалов из льна стоимостью 1,3 миллиарда рублей, мощностью две тысячи тонн продукции в год и со штатом сотрудников до 160 человек. Кроме того, уже в 2016 году появится экспериментальное льняное поле площадью 400-500 гектаров. В дальнейшем планируется открыть комплекс из шести-семи перерабатывающих заводов, для чего требуется около 20 тысяч гектаров земли. Администрация региона заявила о готовности оказать инвестору помощь в получении участков, субсидировании затрат на первоначальный взнос по лизингу оборудования для переработки льна, а также в сопровождении проекта в рамках федеральных программ поддержки инвестиционной деятельности.

Власти региона признают, что развитие отрасли невозможно без господдержки. Например, стоимость линейки машин для производства льна на площади 200 гектаров (льнокомбайн, оборачиватель, четыре пресс-подборщика) составляет 20 миллионов рублей. Выручка от реализации льноволокна, полученного с 200 гектаров, с учетом субсидий составляет 2,9 миллиона рублей (без субсидий - 600 тысяч). Таким образом, техника при льготном порядке окупается за семь лет, при обычном - за 33 года.

Сумеет ли "Вологодчина" реализовать смоленский проект, сейчас никто не скажет. Даже первый этап требует значительных инвестиций. Но появление проекта стоит признать оправданным: ни одному из смоленских губернаторов не удавалось обойти тему возрождения льноводства, и каждый из них обязательно выступал с каким-то профильным проектом. Расцвета же отрасль достигла в 1980-е, когда в регионе удалось создать уникальный комплекс по выращиванию и переработке льна. Посевы этой культуры составляли 105 тысяч гектаров, а прибыль от реализации продукции давала наибольший удельный вес во всей структуре растениеводства - 60 процентов.

Однако в начале 1990-х в результате непродуманных реформ льноводство пришло в упадок. У него, стоит отметить, впечатляющее "надгробие": огромный производственный комплекс бывшего комбината в Смоленске превратился в популярный гипермаркет. С момента его появления говорить о возрождении отрасли уже невозможно - теперь ее можно только создавать заново, и в этом смысле проект "Вологодчины" выглядит привлекательно.

Впрочем, в той же Вязьме еще есть крупное перерабатывающее предприятие. Было время, когда для загрузки его мощностей сырье приобретали в Белоруссии и Египте, но потом было принято решение самостоятельно заняться выращиванием. В декабре 2012-го в Вяземском районе было создано НП "Смоленский льняной кластер". Посевные площади льна в участвующих в нем хозяйствах поначалу составили 500 гектаров, а льнокомбинат переработал 2450 тонн волокна и произвел 1670 тонн пряжи, 190 тонн тканей и брезента, получив прибыль в размере около семи миллионов рублей. В 2015-м, по официальным данным, в регионе было собрано 3,8 тысячи тонн льноволокна - на 35 процентов выше уровня 2014-го. Между тем мощности того же вяземского комбината позволяют ежегодно перерабатывать семь тысяч тонн льноволокна.

- Сейчас в Смоленской области льном занимается шесть хозяйств, они отчитываются за четыре тысячи гектаров, засевают три тысячи, и максимум можно добавить еще 500 гектаров, - убеждена профессор Смоленской государственной сельхозакадемии Ираида Романова. - Руководитель любого нового предприятия скажет: мне нужны удобрения, техника, а она в льноводстве недешевая. То есть даже начинать это дело можно только в том случае, если имеется оборудование или деньги на его приобретение. Вообще 80 процентов затрат в льноводстве идут на уборку и переработку. И лучше всего получается в тех случаях, когда есть кооперация с предприятием, выполняющим функции прежней машинно-тракторной станции.

По мнению эксперта, ситуация с льноводством сложная, но исправлять ее необходимо хотя бы по одной простой причине: китайский лен не идет ни в какое сравнение с российским: наш - не линяет! Главной же проблемой остается переработка: если раньше в каждом из 25 районов Смоленщины был свой льнозавод, а то и два, сейчас их "2,5 на всю область". И пока это так, убедить местных селян снова заняться льном невозможно.

Экономика АПК Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Костромская область ЦФО Тверская область ЦФО Смоленская область