Новости

21.04.2016 21:50
Рубрика: Общество

Инвалид без группы

Как ветеран труда из Бийска лечилась равнодушием
"Российская газета", которую я получаю как вдова уч. ВОВ, затронула вопрос о правильном назначении инвалидности. Очень этому рада. Наболело давно, а выяснять боялась осуждения. Дело в том, что в нашей больнице N 4 услышала, что, вот, мол, прилепились к участникам ВОВ и ходят. Ноют и ноют. Но я не лепилась, вышла замуж в 1955 году. Муж воевал...

Сейчас я ветеран труда. Стаж педагогической работы 40 лет. Отличник народного просвещения, имею много благодарностей, почетных значков, целинница с двумя медалями.

Здоровье сейчас никудышное. Подрабатывать не в силах. Много из пенсии уходит за квартиру, на лекарства. Вот и решилась просить дать мне группу инвалидности - все-таки какая-то добавка к пенсии. Но несмотря на много болячек: артроз коленных суставов, правого тазобедренного сустава, холецистит, камни в желчном пузыре, грыжа на позвоночнике, правое легкое усохло, сердечная недостаточность, цистит и др. - наша терапевт Г.А. Кречетова объяснила мне, что не видит причины оформить мне инвалидность.

Я была убита равнодушием доктора. Дома плюхнулась в постель и заплакала

В 81 год я вторично обратилась к ней. Она дала мне направление в стационар, сказав, что там подлечат. Может, и инвалидность дадут. Вызвав такси, утром поехала в стационар терапевтического отделения. Приехала рано, к 9 часам. Прием с 10 часов. Вышла медсестра. Собрала направления. Сказала, чтобы я не занимала очередь - зайду первой - на направлении звездочка. В 10 часов вышла та же медсестра. Но почему-то строго посмотрела на меня и сказала, чтобы все заходили в порядке очередности.

Люди кинулись к дверям. Я скорее занимать очередь. А за это время, пока ждали приема, очередь назанимали другие, и получилось, что моя очередь в самом конце. Терпеливо жду. Скоро 12. Зашла в кабинет приема уже никакая: тяжесть в голове, тошнота. Думаю, скорее бы приняли, и лечь. Врач читает какую-то бумагу. Читала долго, минут 10. Затем, не глядя на меня, стала звонить по телефону. Обсуждала что-то тоже долго. Затем стала кому-то кричать. Из-за занавески ей отвечали. Недовольно взяла в руки мое направление и сказала: "Вы вполне можете лечиться амбулаторно. Я вот вам тут напишу. Идите наверх к своему лечащему врачу, она вам назначит лечение". Решилась взглянуть на меня. Увидев мое расстроенное лицо, послушала мои легкие, даже в рот заглянула. Но так же глядя куда-то в сторону.

С тех пор, как медпомощь превратилась в услугу, она стала утрачивать лучшие традиции отечественной медицины

Я была настолько убита таким равнодушием, сил что-то доказывать, просить не было. Одна мысль крутилась - домой. Скорее домой, и лечь. Идти наверх к участковому сил не было. Да и знаю, что там тоже всегда очередь. Дежурный охранник вызвал такси (спасибо ему). Дома плюхнулась в постель и горько плакала.

Вот такое обслуживание в больнице N 4. Какая-то неприязнь, граничащая с ненавистью. Конечно, есть и хорошие врачи. Но они не всем доступны. Хотелось бы, чтобы эти ненавистные к людям врачи хоть чуть-чуть что-то поняли, поняли, как они выглядят.

З.А.Качикова, г. Бийск Алтайского края

От редакции

Булат Окуджава писал: "Святая наука - расслышать друг друга". Эти строки актуальны , как никогда: гаджеты, мобильные телефоны отучают не только говорить друг с другом, отучают слышать друг друга. Стиль жизни? Не более того? И все-таки более. Потому как есть ситуации, когда забвение этой святой науки становится опасным. А уж если это касается взаимоотношений врача и пациента... Автор письма надеется на понимание размера беды. Поймут? С той поры, как медицинская помощь превратилась в медицинские услуги, она утрачивает лучшие традиции отечественной службы здоровья: милосердие, умение сострадать. То без чего истинное врачевание немыслимо. И публикуемое письмо - информация к размышлению.

Общество Здоровье