25.04.2016 21:45
    Рубрика:

    Спектакль по опере Чайковского в "Гоголь-центре" откроется лекцией

    Спектакль по опере Чайковского в "Гоголь-центре" откроется лекцией
    В этом году программа "Гоголь+" начала работать в дополнительном формате - edutainment (по-русски говоря, "развлекательного обучения"). Теперь в фойе театра перед спектаклями зрителей ждет 15-минутное сообщение.

    Здесь не дают краткого пересказа первоисточника и не учат тому, как воспринимать спектакль. Драматург и сценарист Евгений Казачков просто вводит в курс дела и настраивает на восприятие режиссерской трактовки. Рассказывает интересные частности, чтобы помочь сложить общую картину. В случае "Иоланты", например, рассказал о том, как Чайковский, работая над своей последней оперой, распределял партии между инструментами, чтобы на музыкальном уровне показать свет и тьму.

    Информация точно не лишняя, потому что "Гоголь-центр" - театр драматический. И своего зрителя тут щадят - "Иоланта\opus" это не оперный спектакль, а музыкальный. По произведениям Чайковского, Шнитке, Пуленка и Пуччини.

    Это режиссерский дебют актеров из "Седьмой студии", созданной худруком Гоголь-центра Кириллом Серебренниковым на основе своего курса Школы-студии МХТ 2008 года выпуска. Режиссеров в спектакле трое - Филипп Авдеев, Игорь Бычков и Александр Горчилин. Они же и играют в спектакле вместе со Светланой Мамрешевой, которая специально для этой роли брала уроки вокала в Большом театре.

    В прологе, который больше хочется назвать интродукцией (по-русски говоря, "введением"), - кастинг. Режиссеры со сцены задают вопросы девушке на экране. И после успешного прослушивания уже в роли Иоланты ее вводят в зрительный зал.

    Аккомпаниатор сидит напротив сцены, в центре зрительного зала, между первыми рядами. Если сидеть недалеко от него, можно заметить, как Андрей Поляков, музыкальный руководитель постановки, не просто играет на синтезаторе: как яркий, хотя и не всем заметный участник действия, он ловит каждое слово, сопереживает, "играет лицом". С Иоланты просто не спускает глаз, пытается поймать ее незрячий взгляд и кажется ,что он в нее влюблен, как это случается в парах "музыкант-певица". Причем она ведь о нем даже не знает, он для нее всего лишь источник звука. Лишь пережив все взлеты и падения Иоланты, в конце спектакля он прикроет ее, измученную, уже почти обнаженную, своим пиджаком. И уйдет, оставив на клавишах белого синтезатора красную розу.

    Эта по сути несорванная вовремя Иолантой роза становится уже эмблемой печали.

    Избитый жест легко ложится на двойную партию спектакля - кроме истории прозрения это еще и история вечного кастинга. Иоланта пытается делать сценическую карьеру. Полупустую черную сцену рассекают лучи прожекторов (тот самый контраст тьмы и света), телевизоры, микрофоны, фрагмент стены, обитый акустическим поролоном. Это и концертная площадка, и студия.

    Роли всех персонажей отданы всего трем актерам. Они и ведут себя как режиссеры или продюсеры - не играют, а просто реплики подают. Сухо, коротко, а то и раздраженно. Их цель - понять, на что способна Иоланта. И у классического сюжета появляется издевательский подтекст: слепая девушка не подозревает, что ее подруги - мужчины и что она сама - не во дворце, а на пробах.

    Такая трактовка сюжета схожа с трактовкой Сергея Женовача, поставившего прошлой осенью оперу "Иоланта" в Большом театре. Там тоже есть двойное дно - разговаривая с дочерью короля, ее подруги фривольно сидят на коленях у музыкантов, пьют шампанское и всячески дают понять зрителям: общаются со слепой, потому что деться некуда.

    Очевидно одно: в этом сезоне музыкальная судьба Иоланты складывается все драматичней и драматичней.

    Поделиться: