Новости

12.05.2016 00:05
Рубрика: Культура

Рапсодия в стиле блюз

Каннский фестиваль начал свою работу в прифронтовых условиях
В день торжественного открытия кинофорума над Круазетт гремела "Рапсодия в стиле блюз" Гершвина - это Канн отдавал дань уважения любителю джаза Вуди Аллену.

Здесь умеют сделать церемонию и праздничной и семейной одновременно. Известный французский актер Лорен Латифф в роли ведущего был раскован и фатоват, но без пошлости, концертных номеров и дешевой символики счастливо избежали, но были репризы - наподобие неожиданного явления царственной Катрин Денев. Она явилась вскочившей на ноги восторженной публике, не вынимая рук из карманов, нанесла Латиффу умопомрачительный поцелуй взасос и удалилась, победно помахивая ярко-красным шлейфом. Представили международное жюри и его президента Джорджа Миллера, заодно напомнили фильмографию знаменитого австралийца. И когда на экране пробежал бобслей из разнороднейших кадров от "Поросенка Бейба" до "Безумного Макса", от анимационного дуплета "Делай ноги" до "Иствикских ведьм", стало ясно, что от этого человека можно ждать сюрпризов: никогда не знаешь, в какой жанр его понесет дальше.

А потом показали нарезку из конкурсных фильмов предстоящего фестиваля, после которой начинаешь сам себе завидовать, что все это увидишь. Это - Канн, первый фестиваль планеты, имеющий возможность собирать сливки мирового кино.

На открывшем программу "Кафе Society" Вуди Аллен оттянулся по полной программе - ему 80, и у него такая репутация, что он может себе позволить это удовольствие. Действие происходит, конечно же, в его любимых 30-х: золотой век Голливуда, гангстеры, красотки нью-йоркских клубов, шикарные приемы, коктейли у бассейна, широкие брюки, узкие талии, цитаты и мелодии из черно-белого кино и, конечно, никогда не смолкающий джаз. Сам Вуди Аллен в роли закадрового рассказчика, Джесси Айзенберг в роли Бобби из Бронкса и, похоже, частично его alter ego. Отпрыск большой еврейской семьи, сын ювелира, он возжелал более интересной жизни и двинул в Голливуд, где его дядюшка Фил - большая шишка.

Впроброс звучат имена Джуди Гарлэнд, Глории Свенсон, Гэри Купера - все они где-то тут, рядом. Джесси Айзенберг становится прямо-таки виртуозным актером: наслаждение наблюдать за гаммами чувств на его лице. Он здесь невротик, идеально подхвативший манеру существования самого Вуди Аллена. Вообще присутствие певца Манхэттена, Пиккадилли и бульвара Ла Рамбла очень чувствуется в ритмах существования абсолютно всех компонентов действа - от актеров до автомобилей. Пестрота этого society невообразима: пока Бобби покоряет Город Ангелов, его братан замуровывает в бетон свежеподстреленные трупы, бабушка резонерствует, а все окружение беспрерывно плывет в томном блюзе.

Фирменная алленовская абсурдность диалогов и ситуаций здесь обаятельна и самодостаточна как никогда. Но вот Бобби из Бронкса чуть было не отбил у дядюшки Фила невесту, женился на другой и теперь томится неясным ощущение упущенного счастья, на экране плывут финальные титры, а ты в зале испытываешь род шока: и это всё?! Вуди Аллен позволил себе чуть пожить давно отлетевшим счастьем, вернуть те времена и то упоительное кино - от компактного метража и старых шрифтов до немолчной музыки, монтажных "шторок", способа вести кинорассказ и атмосферы ушедшего времени, которая и стала содержанием фильма.

Автор считает это романной структурой: и действительно, немудреная история с любовным треугольником, как всегда у Аллена, растворена в незначительных деталях и незначащих диалогах, в итоге и составляющих суть и радость пережитого в зале. "Любовная история - это арматура, на которой держится фильм, а остальные персонажи создают атмосферу - то есть, собственно сюжет", - подтверждает Вуди Аллен в недавнем интервью журналу Screen.

Свой 47-й фильм Аллен, изменив уходящей в небытие пленке, впервые снял в цифровом формате - в какой-то степени сделал великодушную уступку эпохе технократов. Более того, эту картину для проката приобрел не кто-нибудь, а интернет-гигант Amazon, перекупив ее у Sony Pictures за 15 миллионов долларов и спонсировав работу над первым в жизни Аллена интернет-сериалом. Съемки уже в разгаре, и это будет семейная комедия из 60-х годов - шесть получасовых эпизодов, где режиссер снова появится на экране. И главное чудо дня: Вуди Аллен все-таки прилетел в Канн. Он ненавидит полеты, плохо переносит смену часовых поясов, не в ладах с техникой, не признает компьютеры и никогда не отправлял электронных писем, и хотя он любит Францию, но ни за что бы не полетел в Канн, если бы не настояния любимой жены Сун И Превен. Она на 35 лет моложе - надо ей соответствовать.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 69-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Видео РГ-Фото