Новости

17.05.2016 19:06
Рубрика: Культура

Педро Альмодовар сотворил электронную слезовыжималку

Думаю, если бы в титрах испанского фильма "Хульета" не стояло имя Педро Альмодовара, эту картину вряд ли заметили в Канне. И если бы "Неизвестную девушку" сняли не братья Дарденн, Канн не взглянул бы в ее сторону. Наличие к конкурсе двух неудач больших мастеров подтверждает давнее наблюдение: фестивали стали заповедником мифов. Можно заранее предсказать, что любая эманация порожденных Канном легенд будет включена в программу не глядя. Конкурс уподобляется запаянной колбе, а зрители обречены с печалью наблюдать, как увядают большие таланты.

У "Хульеты" длинная история. Этот сюжет из новелл канадской писательницы Алисы Энн Мунро Альмодовар хотел снять на английском языке с Мерил Стрип в главной роли, но снял на испанском с двумя актрисами, играющими разные возрасты героини, - Эммой Суарес и Адрианой Угарте. В фильме так много штампов дешевой мелодрамы, что его можно принять за постмодернистскую игру - правда, бессмысленную и потому беспощадную. Для зрителя здесь много подсказок. Молодая Хульета, например, преподает классическую литературу и долго объясняет студентам древнегреческие варианты понятия "море" - сразу ясно, что море сыграет в сюжете роковую роль. Альмодовар вернулся к своему излюбленному типу "женского кино", где актрисы берут реванш за многолетнюю дискриминацию: "сильный пол" представлен только двумя персонажами, причем одного героиня быстро отфутболит, а второй быстро погибнет.

Хульету мы встречаем уже в летах, она чем-то уязвлена - рвет полученный конверт, не вскрывая. Потом ретроспективным взглядом увидим ее юной и пылкой, станем свидетелями счастливой жизни с рыбаком-мужем и любящей дочкой, которая вскоре загадочно исчезнет. Дальнейший рассказ был бы уже спойлером, но взволнованная музыка так недвусмысленно подсказывает нам развитие драмы вплоть до финала, что, думаю, вовсю спойлерит сам Альмодовар.

Что имел в виду мастер, сняв откровенную слезовыжималку, - остается загадкой. Интереснее сам факт приглашения картины в конкурс вопреки заявленным Канном правилам. Этот фестиваль строго блюдет "право первой ночи": никаких показов до каннской премьеры - и вдруг такое исключение: фильм уже засвечен в испанском прокате, причем не имел успеха. Значит, что не дозволено быку - позволено Юпитеру?

Серьезно разочаровали фестивальную публику и нетерпеливо ожидаемые братья Дарденн. Их "Неизвестная девушка" стала вторым фильмом конкурса, возбудившим в пресс-зале нестройные "бу-у!". Мне тоже показалось, что братья пали жертвой своего перфекционизма: формально придраться не к чему - а не убеждает!

В пригороде убита чернокожая девушка. Согласно камерам наружного наблюдения, она хотела укрыться в клинике, звонила отчаянно, но ей не открыли. И теперь доктор Дженни, слишком занятая в тот момент, чувствует за собой вину за эту смерть и хочет во что бы то ни стало выяснить, кто эта девушка. И занимается расследованием с упорством одержимой, не без риска для жизни. Но это не детектив: авторов интересует чувство моральной ответственности, рулящее поступками героини. Они освобождают фабулу от всего лишнего, и мы ничего не знаем о Дженни - есть ли у нее близкие, где, как и чем она живет. Одержимость становится единственной и определяющей чертой героини. Зато это немногое актриса Адель Хенель отыгрывает по всем заветам Станиславского: осознание - оценка - принятие решения - все, как в учебном этюде. И эта ученическая старательность действа картину губит: ни один поступок героини не кажется оправданным ни характером (он не прописан), ни ситуациями (они невнятны и выглядят случайными). Я ценю как бы документальный, лишенный украшений художественный метод талантливых бельгийских братьев, но здесь они довели его до стерильной схемы, освободили сюжет от обертонов, а текст от подтекстов - и стилю, который всегда у них был гарантией достоверности, перестаешь верить.

А фестиваль приближается к финишу. По рейтингу журнала Screen, лидер - немецкий фильм Марен Аде "Тони Эрдманн", ему в затылок дышит "Патерсон" Джима Джармуша, остальные серьезно отстают. В арьергарде - эротический триллер Чхан Ук-Пака "Мадемуазель" и псевдоэротическая притча Алена Гироди "Стой прямо". Но это лишь мнение журналистов, а "большое" жюри на эти рейтинги внимания не обращает, и его вердикты редко совпадают с критическими, чаще им противоречат.

Между тем

В российском павильоне прошла презентация нового международного кинофестиваля в Сочи. На его плакате флаги двух стран - России и Великобритании: его инициаторами выступили живущие в Англии поэт, переводчик и кинопродюсер Люба Балагова и режиссер Мохи Кандур. Как рассказала "РГ" Люба Балагова, главная идея создания кинофорума - навести мосты между двумя культурами и сделать сочинский кинопраздник площадкой для встречи российских кинематографистов с британскими дистрибьюторами. На первом фестивале будут представлены фильмы как российских, так и европейских режиссеров, обещают привезти несколько премьер. В конкурсах игровых, короткометражных и документальных картин покажут от 30 до 45 фильмов, а прием заявок продлится до 1 ноября. Пройдет Сочинский международный кинофестиваль с 10 по 16 декабря.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 69-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники