Новости

19.05.2016 13:30
Рубрика: "Родина"

Катя Руденко, 12 лет: В Крыму артековцев называют "Пупонами"

Героиня прошлогодней публикации "Родины" прислала в редакцию свой артековский дневник
Это я и "Артек". Вот и встретились! Фото: Екатерина Руденко/Родина Это я и "Артек". Вот и встретились! Фото: Екатерина Руденко/Родина
Это я и "Артек". Вот и встретились! Фото: Екатерина Руденко/Родина

Предыстория

Я совершенно обычная девочка, двенадцати лет. Год назад мы с родителями и двумя котами переехали в Крым (поселок Гурзуф) из одного из городов Донецкой области. Этот волшебный полуостров всегда был для нас палочкой-выручалочкой. Он лечил меня от разных болезней, он показал нам прекрасные пешеходные тропы, он манил всегда сказочными горами и теплым морем, и снился в лучших снах.

А на этот раз он нас просто спас. От обстрелов, школьного бомбоубежища и маминых слез.

Все свободное время мы посвятили пешим походам. Однажды на вершине Аю-Дага (Медведь-горы) я случайно нашла старую банку с запиской двадцатилетней давности от молодых людей, влюбленных друг в друга и в Крым. Моя мама написала об этом статью, которую опубликовал журнал "Родина".

А в конце осени на Гурзуфскую школу имени Пушкина, куда я пошла учиться, выделили 15 новогодних путевок в "Артек". Мы с мамой отправили в отборочную комиссию мои грамоты за олимпиады по английскому языку и, подумав, статью в "Родине". И, о чудо! Прямо в день Святого Николая нам позвонили из школы и сказали, что я прошла отбор.

Я мысленно сделала сальто и обнялась с родителями. Счастье, поверьте, бывает огромным. И оно не влезало в мой чемодан!

Родители снарядили меня толстым блокнотом, тремя ручками и двумя карандашами и сказали: "Пиши обо всем, что видят глаза и отчего поет сердце". Я так и сделала.


Заезд

Получив пропуск на проходной, мы попали в сказку. Яркие плакаты со счастливыми лицами детей провожали нас до нашего корпуса.

Лагерь "Янтарный", 7-й отряд.

Синие глазища его огромных окон смотрят на Гурзуфскую бухту. А еще в них отражается небо. И там, как мне сказали, самые "чумовые" вожатые.


В

Форма

Вечером всем выдали форму. Наша - оттенки янтарного. Сочетание желтого, оранжевого и белого цветов. В комплект входят: джинсы, футболки с коротким и длинным рукавом, толстовка, зимняя курточка и шапочка с "пупоном", которая потом остается в подарок. Из-за этих разноцветных шапочек местные жители зовут артековцев "пупоны". Если куда-то привезли автобусами "пупонов", то надо руки в ноги, и деру! Иначе снесут.

Вместе со мной здесь полторы тысячи ребят со всей России. В моём отряде - из Нижнего Новгорода, Томска, Сахалина, Мурманска, Астрахани и Подмосковья. А еще мальчики из Дагестана - неугомонные проказники (причина бессонных ночей наших вожатых).


Снег в Крыму - всё в дыму! / Екатерина Руденко/Родина

Знакомство

Нашему отряду достались самые заводные вожатые - Рустем, Маша и Катя. Они в меру строгие, но очень внимательные. Ни минуты без дела. Всю нашу энергию, как большой янтарный шар, направляли в нужное русло. Казалось, выключи вдруг свет, мы зажжем все лампочки вокруг.

Я записалась в школу журналистов и первым делом взяла интервью у Маши. Она студентка Златоустовского педагогического колледжа, 3-й курс.

- Маша, очень трудно стать вожатым в "Артеке"?

- Пришлось постараться, когда в колледж пришло письмо с просьбой подобрать студентов. Учитывалось много критериев: учеба, творчество... Мы сдавали зачеты по истории "Артека", его легендам, песням. Учились оформлять документацию.

- "Артек" для вас - это...

- Особый мир, в котором ты даришь сердце детям. Здесь происходит то, чего никогда не произойдет в обыденной жизни. Здесь все особенное.


Ночь,

Дискотека

Все ждали, конечно, новогодней ночи. В лагере все было кверху дном. А еще, у нас отключили свет (дело привычное для Крыма). В "Артеке" это случилось первый раз, так как из-за сильного мороза даже мощные генераторы не справились с нагрузкой. Поэтому праздничный ужин нам делали на костре! На больших мангалах повара жарили шашлычки из курицы. На полторы тысячи человек!!! Это по-настоящему геройский и мастерский поступок с их стороны. Костры, мороз и шашлычки сделали настроение еще более новогодним.

Еще круче оказалось то, что новогодняя дискотека была на улице. После позднего ужина при свечах нам сказали надеть все самое теплое и собраться на Дворцовой площади, возле елки. Мы слушали речь президента и, затаив дыхание, ждали трех слов: "С Новым Годом!" Когда они наконец прозвучали, по всей площади прокатилась волна восторга и радости. Мы обнимались и вопили, что есть мочи. Было так холодно, что зуб на зуб не попадал. Но вскоре холод отошел на второй план. Прогремел салют, и началась дискотека, с настоящим ди-джеем и кучей конкурсов.

Мы танцевали до полного изнеможения, отдыхая, пили горячий чай с вкусняшками. Спать легли в два часа ночи без задних ног. А я еще и без голоса. Во сне все улыбались.


Вот он, легендарный Абсолют! / Екатерина Руденко/Родина

Родительский день

Конечно, мне было слегка неловко перед друзьями, к которым не приехали родители. А моим эта встреча, я поняла, была нужнее, чем мне. Ведь ни мама, ни папа никогда не были в "Артеке". Они бродили по территории, все рассматривали, то и дело спрашивая: "а что это?", "а это для чего?". Тут дедушка (он с бабушкой, по случайности, тоже приехал) задал мне смешной вопрос: "А что там Миша Галустян в кустах делает?". Это была фанерная фигура рыжебородого низенького мужичка по имени Абсолют, хранителя снов.

Вообще-то Абсолютом зовется в "Артеке" послеобеденный отдых, тихий час. В это время нам не разрешается разговаривать. Должна стоять полная тишина. Абсолютная. По одной из легенд этот коренастый гном, с огненно-рыжими усами и бородой, живущий на вершине Аю-Дага в дупле дерева, охраняет наш отдых. И, спускаясь с горы, тихо крадется по парку, по коридорам, заглядывает в комнаты.

О нем знают все, но никто его не видел. Когда в это время кому-то из ребят звонят родители, все начинают "шикать" и делать круглые глаза. А вдруг Абсолют рассердится?

О нем здесь даже сложили песню:

На горбатом Аю-Даге в вышине,
В абсолютно абсолютной тишине,
В старом дереве нашел себе приют
Бородатый и усатый Абсолют.
Есть в "Артеке" удивительный приказ:
Подчиняться Абсолюту в тихий час
В этот час он опускается с горы,
Но никто его не видел до поры.
Тихо-тихо он проходит у ворот,
И по лагерю на цыпочках идет.
То он смотрит на карманные часы,
То он песенку мурлыкает в усы.
Только песни Абсолюта не слышны,
Если нету абсолютной тишины.
И покуда вы не ляжете в кровать (спать)
Абсолюта абсолютно не видать.

Кто не был в музее космонавтики - завидуйте нам! / Екатерина Руденко/Родина

Космособаки

"Скажите 22 и вы уже в Ялте!" - такую загадку на сообразительность задали нам в артековском музее космонавтики им. Ю. А. Гагарина. Оказалось, так можно определить скорость света.

Нам рассказали о приборах, с которыми работают космонавты, о строгом отборе, который они проходят в свой отряд. Особо поразили космособаки, их трагические истории на пути к звездам. И скафандр, в котором 9 марта 1961 года собака Чернушка совершила полет в космос.

Оказалось, уже через пять дней после своего исторического полета Юрий Гагарин приехал в "Артек", он очень его любил. И подарил музею множество бесценных экспонатов, в первую очередь, свой скафандр для тренировок в звездном городке и парашют со спускаемого аппарата космического корабля "Восток".

А еще поразила богатством выбора космоеда. Тюбики как масляные краски у художников.


Сделай сам. Но не пластилиновую игрушку, а мультфильм! / Екатерина Руденко/Родина

Киностудия

Ребята из лагеря "Лазурный" создают комиксы и мультфильмы своими руками. Из пластилина. И мы с моей подругой по школе журналистов Ксенией Фирсовой решили расспросить Эльмира Кальмирова из Уфы, как у них это получается.

- Эльмир, о чем твой мультфильм?

- О настоящей дружбе животных!

- А ребята про что снимают?

- Мультфильм "Украденное солнце".

- Кем бы ты хотел стать в будущем?

- Мультипликатором или музыкантом!

Мы долго с любопытством наблюдали за работой мультипликаторов. Теперь понятно, как создавался наш любимый мультик "Пластилиновая ворона".


Это не школа, а чудо! / Екатерина Руденко/РодинаШкола

Это не школа, а чудо! Красные точеные башенки, праздничные кремовые стены, кружевные ограды и калитки совершенно не настраивают на учебу (если честно!). Классные руководители долго водили нас по зданию, но в запутанной системе коридоров и лестниц не разобрался, кажется, никто. Ведь по центральной лестнице можно только подниматься, а спускаться категорически запрещено. Все как в Хогвардсе из "Гарри Поттера". А после определенных уроков (например, химии - "зельеварения") разрешается спускаться лишь по левым лестницам. Мы настолько запутались от всего этого, что постоянно опаздывали на уроки. Но нам все прощали.

Классы светлые, просторные. Большинство окон выходит на горы и "Артек". Те, кто учится во вторую смену (а сюда на постоянной основе ходят дети из Гурзуфа), рассказывают о восхитительных закатах, которые видны из окон. Учителя даже специально свет выключают, чтобы можно было наблюдать природное искусство. Учителя здесь тоже светлые. Не замороченные, что ли. Может воздух на них так влияет. Хотя тот же воздух в моей Гурзуфской школе. И если честно, я по ней уже немного скучаю.


Прощание с моей вожатой / Екатерина Руденко/Родина

Отрядный круг

Я никогда раньше не была в лагере. А сейчас чувствую, что не смогу ни в какой другой поехать. "Артек головного мозга" - не лечится! С этим диагнозом в чемодане мне приходится возвращаться домой. За три недели изменилось абсолютно все. Весь мир. Люди, родители, а главное - я. Началась новая жизнь, в которой поставлены определенные цели. Моя мама сказала, что год, начавшийся с "Артека", уже не может стать обычным. И это так и есть. Теперь я каждый день другими глазами смотрю на ТУ сторону горы Аю-Даг.

Знаете что такое, встать в отрядный круг? Каждый вечер, перед сном, под шум волн или пение ветра, все отряды становятся в загадочные ровные круги, кладя друг другу на плечи руки и тихо, вполголоса разговаривают с вожатыми, разбирая прожитый день. От этих обнимашек становится так тепло на душе.

Мне будет не хватать моих друзей. Настя, Кирилл, Ксюша - я по-прежнему слышу их голоса. Их футболки сливаются в одно яркое пятно, которое уже не сотрешь резинкой из памяти. На нас отметина. Тот, кто был в "Артеке", никогда не станет прежним.