Новости

30.05.2016 01:00
Рубрика: Культура

Как мадам поэзия вышла

В петербургском ТЮЗе завершился фестиваль "Радуга"
В Санкт-Петербурге завершился XVII международный театральный фестиваль "Радуга", ежегодно собирающий в ТЮЗе им. Брянцева лучшие постановки российских и зарубежных театров, адресованные молодежи.
Жульен Деруо: То я - король, но, встретившись с изменой, я нищему завидую... И вот я нищий. Но тяжелые лишения внушают мне, что королем быть лучше..." Фото: Фото предоставлено пресс-службой театра тела Петрагалла-Деруо. Жульен Деруо: То я - король, но, встретившись с изменой, я нищему завидую... И вот я нищий. Но тяжелые лишения внушают мне, что королем быть лучше..." Фото: Фото предоставлено пресс-службой театра тела Петрагалла-Деруо.
Жульен Деруо: То я - король, но, встретившись с изменой, я нищему завидую... И вот я нищий. Но тяжелые лишения внушают мне, что королем быть лучше..." Фото: Фото предоставлено пресс-службой театра тела Петрагалла-Деруо.

В этом году в его программу вошли спектакли театров Франции, Дании, Ирана, Болгарии, Польши, Латвии и Грузии (удивительно, как столь насыщенную международную афишу удалось собрать, несмотря ни на какие кризисы), а также курсы редких эксклюзивных театральных лекций. Например, на тему образов современного иранского театра (это после того, как на фарси в Петербурге прозвучал экспрессивный "Макбет" Макс театра Групп из Тегерана); или же принципов развития нью-йоркских экспериментальных театральных компаний, о которых поведала известный в России, Америке и Болгарии драматург Майя Праматарова на примере спектаклей Роберта Уилсона, Джулии Тэймор и Кристофера Уилдона. Узнать можно было и о трудностях перевода и тематических аспектах национальных современных скандинавских пьес, о которых на "Радуге" рассказали директор Шведского театра в Хельсинки Юхан Сторгард и продюсер Татьяна Люнгквист.

Москву и Петербург на фестивале представляли спектакли "Бунтари" МХТ им. Чехова, "Электра" Театра наций, "Носороги" ТЮЗа им. Брянцева и "Идиот. Возвращение" Театра "Мастерская" Григория Козлова. Театр из Астаны делился уникальным и на фоне всех политических событий сегодня почти забытым опытом успешного мультикультурного сотрудничества, - когда литовский режиссер Йонас Вайткус поставил пьесу украинского драматурга Анны Яблонской в Русском академическом театре им. Горького в Казахстане.

Варшавский театр "Centrala" привез в Петербург необычный спектакль-концерт "Шопен без фортепиано", в котором фортепианные части концертов ми минор и фа минор Фредерика Шопена заменили пламенным драматическим монологом с включением фрагментов писем композитора. Выглядело это захватывающе: сидя, лежа и даже стоя на рояле актриса Барбара Высоцкая в сопровождении Камерного оркестра Санкт-Петербургской филармонии буквально извергала в зал трагедии отчужденности Шопена - от своей страны, от своей музыки и от своей семьи. "Так о Шопене никто в Польше или за ее пределами не говорил до сих пор, - пояснял польский режиссер Михал Задара. - Мы хотели вернуться к подлинному Шопену - радикальному художнику своего времени, непонятному, превосходящему границы того, что, по мнению людей, было возможно в музыке. "Шопен без фортепиано" - это пьеса, возможно, несущая следы святотатства, но этот акт был совершен, чтобы заново открыть возможность диалога о Шопене и начать более общий разговор о музыке, Польше и культуре в самом широком смысле этого слова".

Многие спектакли на "Радуге" звучали на стыке и смене жанров. Если музыку Шопена рассказали, то поэзию Шекспира станцевали. Французский Театр Тела из города Альфортвилль в спектакле "Быть или казаться" продемонстрировал поэтически-хореографический эксперимент, снискавший самые продолжительные овации. В театре, созданном примой-балериной Парижской оперы и руководительницей Марсельского балета Мари-Клод Петрагалла и актером и танцовщиком Жюльеном Деруо, решились языком танца обнажить всю гармонию, глубину и смысл текстов Шекспира и Луи Арагона. Как могут наглядно метаться по сцене душа художника и разворачиваться мощь мысли гениев уже оценили на Авиньонском фестивале, отметив, что каждый текст в спектакле "Быть или казаться" становится шагом, фактически превосходящим порог физического и эмоционального. А в Петербурге прежде всего завораживала смесь поэзии с танцем и чуть ли не эзотерики с метафизикой.

"На вопросы, которые я задаю сам себе, не всегда есть ответы, но они вызывают в моем сознании жесты, действия, эмоции", - расшифровывал происходящее актер Жюльен Деруо. Ему оказалось подвластно пластическим способом решить философскую проблему и передать в танце, начиная с какого момента можно называться поэтом, и когда можно поэтом именно быть, а когда - им только казаться. Речь шла о том (языком танца и жестов, под музыкальное сопровождение Яннаэля Куэнэля) какое странное, бесконтрольное звание - поэт, и о том, что нет и быть не может решения суда, что ограничивал бы злоупотребления. "Я тот нищий, который просит из милосердия Господа, - подайте мне поэзию, - об этом танцевал Жюльен Деруо. - Я просил поэзию к телефону - абонента с таким номером нет. Я искал поэзию в сверкающем оружии - в армии о ней не знают. Я искал поэзию на дне стакана, но жажда отступила. Я стучал во все двери и просил позвать поэзию - мне сказали, Мадам вышла..."

Но в Петербург, в ТЮЗ им. Брянцева, Мадам заглянула, и не на один вечер. Право, чтобы увидеть хотя бы ее мелькнувшую тень, заигравшую всеми цветами "Радуги", стоило совершать дорогостоящее путешествие с берегов Сены на берега Невы.

В регионах Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург