Новости

30.05.2016 15:15
Рубрика: "Родина"

Печать А.В. Суворова

Сотрудник Эрмитажа Александр Войтов передал ее музею 22 августа 1941 года
Текст: Виктор Файбисович (кандидат культурологии)
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.
Печать-матрица с изображением герба князей Италийских, графов Суворовых-Рымникских.  Сталь; резьба, гравировка.  47 х 51  Инв. ИП N 537  Поступление: 1941, из коллекции А.А. Войтова Фото: Государственный Эрмитаж Печать-матрица с изображением герба князей Италийских, графов Суворовых-Рымникских.  Сталь; резьба, гравировка.  47 х 51  Инв. ИП N 537  Поступление: 1941, из коллекции А.А. Войтова Фото: Государственный Эрмитаж
Печать-матрица с изображением герба князей Италийских, графов Суворовых-Рымникских. Сталь; резьба, гравировка. 47 х 51 Инв. ИП N 537 Поступление: 1941, из коллекции А.А. Войтова Фото: Государственный Эрмитаж

 


Последняя запись 1941 года

Приказ об эвакуации Эрмитажа был объявлен через два дня после начала гитлеровского вторжения. Первый железнодорожный эшелон с музейными сокровищами покинул Ленинград ранним утром 30 июня; 20 июля за ним последовал второй. В Свердловске, куда ушли эти эшелоны, был открыт филиал Эрмитажа. Третий эшелон из Ленинграда выйти уже не смог, и его груз в ящиках вернулся в Зимний дворец.

Часть сотрудников Эрмитажа осталась в его стенах для обеспечения сохранности музейных ценностей и музейных зданий. Суровая реальность внесла в режим музейной жизни кардинальные перемены. Последняя, сто двадцать четвертая запись в книгу поступлений Эрмитажа в 1941 году была внесена 25 августа: "Войтов Ал-др Алдр-ович - (Наб. 9 января, 30) [принес] в дар Отделу Нумизм. собрание печатей стальных и медных [в количестве] 50 шт. [а также] собрание печатей из полудрагоценных камней [в количестве] 46 шт. [о чем был составлен] акт N 606 от 22 августа 1941 г."

Примечателен адрес дарителя. Набережной Девятого Января именовалась в 1923-1944 годах Дворцовая набережная; номер 30 на этой набережной принадлежит зданию т.н. Запасного дворца: Александр Войтов жил здесь в служебной квартире - он состоял хранителем медалей в Отделе нумизматики. В книге поступлений расписался принявший его дар знаменитый ученый-нумизмат Александр Зограф. Он остался в Ленинграде и скончался от голода 17 января 1942 г. "Уже после окончания войны и возвращения из эвакуации, - вспоминал другой выдающийся нумизмат Иван Спасский, - был записан принятый в последний момент перед отправкой коллекций ценный дар бывшего хранителя медалей А.А.Войтова - включавшая около 100 предметов коллекция русских печаток XVIII и XIX вв.".

Й.Крейцингер. Портрет А.В.Суворова. 1799.  / Государственный Эрмитаж

Жемчужиной этого собрания была печать Суворова - точнее ее овальная стальная матрица: рукоять не сохранилась. На рабочей поверхности матрицы мастерски вырезан герб князей Италийских, графов Суворовых-Рымникских. В достоинство князя Российской Империи с титулом Италийского Суворов был возведен 8 августа 1799 г. Этот титул распространялся и на его потомков, но изображения наград, помещенные под гербом, свидетельствуют, что владельцем печати был основатель княжеского рода - великий полководец.

Он запечатывал ею свои последние письма: генералиссимус скончался 6 мая 1800 г.


Социально опасный даритель

1928 год. Таким Александр Войтов пришел на службу в Эрмитаж. / из личного архива

Александр Александрович Войтов (1893-1966), потомственный дворянин, выпускник Училища правоведения, был весьма незаурядной личностью с нелегкой судьбой; блестящий знаток книги, первоклассный специалист в области геральдики и нумизматики, он принадлежал к одному из первых послереволюционных поколений сотрудников Эрмитажа. Войтов работал в музее с сентября 1927 г., первоначально библиотекарем, позднее ст. научным сотрудником, заведующим хранением книг, затем заведующим секцией медалей отдела Нумизматики и старшим научным сотрудником русского отделения того же отдела.

Войтов входил в число инструкторов МПВО (местной противовоздушной обороны) и в приказах по Эрмитажу ему неоднократно (22 августа 1937, 19 сентября 1938 и 8 января 1940 гг.) объявлялась благодарность за участие в учениях. Однако применить свои умения на практике Александру Александровичу не довелось. Через несколько дней после того, как Войтов преподнес свое собрание Эрмитажу, он был вызван повесткой в Ленинградскую областную милицию. Там 28 августа 1941 г. ему было вручено предписание в 48 часов покинуть Ленинград. В параграфе 8-м его паспорта ("на основании каких документов выдан паспорт") появилась запись: "Статья 39 Положения о паспортах". Это означало, что бывший правовед "социально опасен". Через день, 30 августа, Войтова уволили из Эрмитажа "по сокращению штатов". В этот день истекали 48 часов, отпущенных ему на сборы, но выехать ему удалось только 6 сентября. Через два дня гитлеровцы замкнули кольцо вокруг Ленинграда.

И.Н.Зайцева. Портрет А.А.Войтова. Терракота. / из личного архива


Изгнание и возвращение

27-го сентября 1941 г. "выдающийся библиограф и прекрасный знаток русской медали" (так аттестовал Войтова Александр Зограф), был принят на работу в райцентре Новорепное Саратовской области на машинно-тракторную станцию в качестве пожарника-завхоза с двухнедельным испытательным сроком. Это испытание оказалось не самым тяжким в его судьбе: весной 1942 г. он узнал о гибели единственного сына в осажденном Ленинграде. Войтов-старший стремился на фронт. "Самым ужасным было для меня, что по сложившимся условиям мне, майору запаса, не пришлось принять участие в Великой Отечественной войне и драться с нашими вековыми врагами", - признавался он позднее в одном из писем.

Между тем уже 8 октября 1941 г. из пожарников-завхозов Войтов был переведен на должность массовика и помощника режиссера районного Дома культуры. Затем ему доверили районную библиотеку, а летом 1942 г. ссыльного Войтова назначили заведующим библиотекой парткабинета Новорепненского райкома ВКПб (!). С весны 1943 по осень 1944 г. Войтов по совместительству преподавал историю в 5-10 классах Новорепненской средней школы. К осени 1944 г. он перебрался в Углич и 1 сентября 1944 г. поступил на службу в Исторический музей, где проработал более двух лет - сначала научным сотрудником, затем - заведующим фондами. Войтов не уставал учиться, и 7 января 1946 г. Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при СНК РСФСР приказом N 170/66 присвоил Войтову звание "ученого-реставратора".

Благодаря заступничеству и хлопотам директора Эрмитажа Иосифа Орбели Войтов был возвращен из ссылки. 12 августа 1946 г. Войтова вновь приняли в Эрмитаж, а две недели спустя он был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне". Ему было поручено заведование Архивом Государственного Эрмитажа.

 

1937 год. Инструкторы МПВО Эрмитажа с директором И.А.Орбели в центре. Войтов - во втором ряду седьмой справа. / из личного архива


Неизбежная признательность

В 1949 г. разразилось пресловутое "Ленинградское дело". Началась новая "охота на ведьм". Войтов вновь оказался "социально опасным"; 3 января 1950 г. он был уволен из Эрмитажа. Не без труда он нашел для себя место в библиотеке университетского биофака. С началом "оттепели" Войтова приняли на работу в Русский музей. Здесь он проработал до конца своих дней; с 1955 г. Войтов заведовал в ГРМ отделом нумизматики.

В апреле 1957 г., когда в Эрмитаже были изучены и описаны печати, собранные Войтовым, Михаил Артамонов, сменивший Иосифа Орбели на посту директора музея, направил Войтову благодарственное письмо: "Глубокоуважаемый Александр Александрович! Государственный Эрмитаж высоко оценивает Ваш дар, принесенный в 1941 г., - коллекцию русских печаток в количестве 96 экз., подобранную с большой любовью и включающую многие высокоценные памятники. Узнав, что, по обстоятельствам того тревожного времени, когда Вы приняли решение вверить Вашу коллекцию Государственному Эрмитажу, Ваш дар не был соответствующим образом отмечен, я считаю необходимым сделать это теперь и выразить Вам от лица Эрмитажа глубокую признательность...".