Новости

31.05.2016 19:32
Рубрика: В мире

Карьерный из некарьерных

Посол Израиля Цви Хейфец: Приходите в "Манеж", побывайте в Израиле
На дверях его кабинета висит маленькая табличка длиной сантиметров в 10. На ней ни фамилии, ни официальной должности, которая звучит так: Чрезвычайный и Полномочный Посол Израиля в Российской Федерации. На табличке же мелкими, трудно различимыми издалека буквами написано слово "посол" на русском, а ниже тем же шрифтом оно продублировано на иврите. Цви Хейфец сразу объясняет: "Лучше не привыкать к креслу и не писать большие афиши".
Цви Хейфец: Во время визита премьера Израиля в Москву ожидается подписание 5-6 соглашений. Фото: Олеся Курпяева/РГ Цви Хейфец: Во время визита премьера Израиля в Москву ожидается подписание 5-6 соглашений. Фото: Олеся Курпяева/РГ
Цви Хейфец: Во время визита премьера Израиля в Москву ожидается подписание 5-6 соглашений. Фото: Олеся Курпяева/РГ

- Скромность - это хорошо, - продолжает он и рассказывает случай из жизни. Разобрать то ли это байка, то ли правда невозможно, а то, что мой дипломатический собеседник любит пошутить, чувствуешь, беседуя с ним, сразу. "Знаете, как я понял, что моя карьера посла в Лондоне закончилась?" - спрашивает меня Цви Хейфец. Не дожидаясь моего "нет", продолжает: "Это когда я сел в машину, раскрыл по привычке газету, - и он делает многообещающую паузу, - а... машина не поехала".

С тех пор утекло много воды. После Лондона Цви Хейфец успел поработать послом в Австрии, был представителем Израиля в ОБСЕ и ООН. Себя он считает самым карьерным некарьерным дипломатом. Это не просто игра слов. В 2004 году, когда мой собеседник только переходил на дипломатическую службу, его называли 47-летним миллионером, хотя число миллионов не указывали. Не жалеет ли он сегодня, что оставил бизнес? Ответ Хейфеца звучит философски, но уж точно не пафосно: "Я был в правильных местах, в правильные времена и рад, что смог чуточку заработать". Теперь говорит он, "я могу себе позволить работать на свою страну". И снова все сводит к шутке: "Моя жена называет меня микромиллионером. Но это не страшно".

Интересуюсь, куда делся прошлый бизнес? Мой собеседник мгновенно становится серьезным. Объясняет: "В Израиле правила строгие, тут лучше с законами не шутить". По его словам, все что заработал, он передал в трастовый фонд. О том, как будучи некарьерным дипломатом делал карьеру в министерстве иностранных дел Израиля, Цви Хейфец говорит с едва заметной гордостью. Уроков дипломатии не брал, всему надо было быстро учиться. "У меня по жизни был и военный опыт, и юридический опыт, и бизнес опыт. Это все дает необходимый инструмент. Когда ты в медиа, ты близок к политикам, а полученные в разных сферах знания помогают стать дипломатом", - размышляет посол Израиля.

В продолжение этой темы не могу не спросить его еще об одном "скелете" из прошлого, о котором читал немало в Интернете. Тем более, что отвечая на вопрос о дипломатической карьере мой собеседник несколько раз использовал магическое слово "связи".

- Пишут, что инициатором вашего перехода из бизнеса на госслужбу стал покойный премьер Израиля Ариэль Шарон, с которым, по слухам, вас связывали дружеские отношения.

Мой вопрос не вызывает ни удивления, ни раздражения. К подобным, гуляющим в прессе, трактовкам своей жизни Цви Хейфец, похоже, давно привык. Объясняет: "К сожалению, в силу разницы в должностях, я не могу называть себя другом Ариэля Шарона. С его сыном знаком был, но на сегодняшний день у меня нет с ним контактов". Дело о правомерности назначения Цви Хейфеца послом в Лондон в прошлом рассматривал даже Верховный суд Израиля. Но кадровых нарушений и, в частности, "особых отношений" с семейством Шарона, суд не установил.

Вспоминает Цви Хейфец, как, став уже послом Израиля в Лондоне, он, приехав на родину, посетил палату в израильской больнице, где лежал в коме безжизненный Шарон. Палата эта носила имя израильского посла, предшественника Хейфеца, на которого в Лондоне было совершено покушение. Дипломат выжил, но остававшиеся до смерти 25 лет оставался неподвижным, подключенным к аппарату искусственного дыхания. Из-за этого покушения началась первая ливанская война в 1982 году. В той первой войне Цви Хейфец принимал участие. А вот вторая ливанская война случилась, когда он уже стал послом Израиля в Лондоне.

- Пишут, что во время первой ливанской войны вы служили в разведке?

- Было такое.

- Вы носите боевые награды?

Мой собеседник немного смущен: "У нас в принципе в армии не принято носить награды". Потом подробно объясняет, что даже тем жителям Израиля, у кого за боевые заслуги есть знаки отличия, негде их показать - носить их можно только с военной формой, которую в обычной гражданской жизни на торжественные мероприятия надевать не принято.

В Россию Цви Хейфец, по его словам, попал можно сказать случайно - готовился к назначению послом в Китай, однако буквально перед самым отъездом все в одночасье переменилось. Премьер Биньямин Нетаньяху решил в связи с новой политической ситуацией переиграть назначение. И отправил г-на Хейфеца в Москву. "Когда глава правительства сказал, что считает целесообразным послать меня на этом этапе в Россию, для меня это было не менее престижным, чем назначение в Китай", - говорит Хейфец.

Снова припоминаю, что писали об израильском после в Интернете. Например, о том, что занимая пост исполнительного председателя крупной звукозаписывающей компании Израиля с 2001 по 2003 год, он закупал для местных зрителей российскую музыку и фильмы. Да и самого Хейфеца можно отчасти называть нашим соотечественником. Он родился в Томске, а затем с родителями переехал в Латвию. Так что по-русски израильский посол говорит неплохо, хотя попал в Израиль, когда ему было всего 14 лет.

Но, возможно, Интернет ошибался. "К сожалению, моя работа в звукозаписывающей компании никак не была связана с Россией", - озадаченно комментирует попавшие в Сеть сведения Хейфец. А вот с Латвией семью Хейфеца связывают трагические события. Его дед был активным членом Еврейского национального фонда Латвии, помогал деньгами переезжавшим в Палестину людям. За эту деятельность его расстреляли в 1941 году, за неделю до начала Великой Отечественной войны. Снимок двухстраничного постановления о расстреле деда, "беспартийного, из торговцев, бывшего фабриканта, имеющего троих детей", как сказано в документе, Цви Хейфец хранит в мобильном телефоне. Семью выслали в Сибирь. Его матери тогда было 18. В Латвию она вернулась в 34. Мой собеседник обращает внимание на любопытную деталь: его дед 70 лет назад помогал еврейскому фонду, который 7 июня, в день 25-летия установления дипломатических отношений между Россией и Израилем, представит на выставке в московском Манеже огромную мультимедийную инсталляцию о своей деятельности.

О предстоящей в Манеже выставке Хейфец говорит с нескрываемой гордостью. Называет ее беспрецедентной: "Мы хотим, чтобы у посетителей осталось впечатление, что они побывали в Израиле". Рассказывать об экспозиции такого масштаба до ее открытия - занятие неблагодарное, все равно что-нибудь важное упустишь. Меня заинтересовала концепция выставки - входишь в помещение и оказываешься перед девятью дверями. За каждой - часть Израиля в интерактивном исполнении. Инсталляции в пять-шесть метров высотой и 50 метров шириной. Различные мультимедийные "примочки". Словом, проникновение в повседневную жизнь Израиля ожидается полное. Что из этого вышло, посол пригласил всех желающих посмотреть на выставке с 6 до 12 июня. Вход будет бесплатным.

Поговорили мы с ним и о предстоящем визите премьера Биньямина Нетаньяху - тот приедет открыть экспозицию в Манеже. "В Москве есть, что обсудить, - считает Цви Хейфец. - Мы идем к заключению серьезных соглашений о сотрудничестве в сельском хозяйстве. Речь идет о кооперации, связанной с использованием израильского опыта и технологий в России". В Москве ожидается подписание 5-6 соглашений между Россией и Израилем, в том числе соглашение по пенсиям. Его смысл в том, чтобы жители России, выехавшие на постоянное место жительства в Израиль до 1992 года и потерявшие по прежним законам право на пенсию, смогли вновь ее получать, независимо от того живут они в Подмосковье или Эйлате. За такой гуманный подход в Израиле очень благодарны России.

"Я не знаю, что премьер Израиля будет обсуждать с президентом России", - предваряя мои дальнейшие расспросы, говорит Хейфец. Он не скрывает, что у Москвы и Тель-Авива достаточно тем, на которые у стран разные точки зрения. Но главным достижением в 25-летней истории дипотношений стал, как считает мой собеседник, "открытый диалог между лидерами, когда без посредников, без каких-то дипломатических уловок можно в открытую друг другу сказать, что кого тревожит, когда всегда есть возможность поговорить по телефону и встретиться". Кстати, за неполный год в июне будет уже третья встреча президента Владимира Путина с премьером Биньямином Нетаньяху.

На рабочем столе Цви Хейфеца замечаю странную композицию - трех сделанных из разноцветного металла в натуральный размер лягушек. "Они гуляют со мной по миру. По всем болотам", - отшучивается мой собеседник. На мое недоумение имеет ли эта композиция какое-то ведомое только ему философское значение или это просто набор симпатичных, купленных в разных странах сувениров, посол Израиля в России впервые за весь наш разговор ответил вопросом на вопрос: "А вы как думаете?"

Справка "РГ"

Цви Хейфец родился 9 декабря 1956 года в Томске. В 1971 году семья из СССР переехала на постоянное место жительства в Израиль. С 1976 по 1983 год служил в Армии обороны Израиля. В 1985 получил степень бакалавра права Тель-Авивского университета, является членом израильской коллегии адвокатов. С 1990 по 1997 год - внешний консультант по юридическим вопросам аппарата премьера Израиля. В сентябре - октябре 1989 года - член делегации израильских дипломатов при Посольстве Нидерландов в СССР. В 2003 году стал пресс-секретарем русской общины и русскоязычных СМИ в Израиле и за рубежом. С 2004 по 2007 год - Посол Израиля в Великобритании. С 2013 по 2015 год - посол Государства Израиль в Австрийской Республике; посол и постпред Израиля при ОБСЕ, ООН в Вене. С 2015 года - посол Израиля в РФ. Цви Хейфец владеет ивритом, русским и английским языками. У него 7 детей в возрасте от 23 до 32 лет. "У нас в семье есть журналисты, продюсеры, адвокаты, аудиторы, компьютерщики, но до сих пор нет ни одного врача", - шутит Хейфец.

В мире Ближний Восток Израиль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники