Новости

05.06.2016 17:05
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Песни любви и смерти

Одна из самых ярких певиц современной оперной сцены Ксения Вязникова (меццо-сопрано) выступила в Зале Шаховской "Геликон-оперы" с неординарной сольной программой, объединившей "Песни и пляски смерти"  Модеста Мусоргского с зонгами Курта Вайля и ритмами танго.

И, по сути, все, кто присутствовал на этом вечере, оказались свидетелями  уникального спектакля, абсолютно не вписывающегося в рамки стандартного вокального бенефиса. Певица представила не  набор арий и номеров, а словно пропустила через себя исступленную  женскую судьбу, пронизанную  любовью, страстями, потерями, воспоминаниями, смертью.  Этот монолог-спектакль поставил для Ксении Вязниковой режиссер Илья Ильин, сумевший вытащить из разнородного музыкального материала общую интонацию той пронзительной экзистенции, проживания мига на пределе человеческих сил, которые  так близки и музыке Мусоргского, и страстному миру "танго", и артистическому темпераменту самой певицы.

Монолог певицы начался с "Песен и плясок смерти" (в оркестровом варианте Дмитрия Шостаковича, дирижер Валерий Кирьянов), где Женщина  Ксении Вязниковой появилась в платье-рубище  на квадрате сцены, засыпанном  старыми письмами. Перебирая конверты, Женщина тихо начала страшную "Колыбельную", свое первое воспоминание, в котором Смерть забирала ее ребенка. Голос  Женщины то взрывался, то замирал,  то стекленел в холодных оркестровых разливах, напоминавших мрачное "черное озеро" Шостаковича. Призрачное инфернальное тремоло сопровождало  и чтение письма "Серенада", где Женщина  вспоминала свою любовь, потерянного "рыцаря" и все еще живой ужас невидимой силы, разлучившей их  навсегда - Смерти.

Мрачная макабрическая энергия достигла апогея в "Трепаке", где в память Женщины ворвался жуткий мотив Dies Irae, средневековый символ смерти. Голос Женщины взвивался, тело пустилось в странный пляс, в вихрь мотива: "гой вы леса, небеса".  А в "Полководце" уже Женщина  и оркестр, изображающий поле битвы,  будто слились  в одно  целое с самой Смертью, и когда голос Женщины  кричал: "Я всех победила", повис  жутковатый вопрос: кто Она?  В этом сложнейшем монологе поразила артистическая глубина Ксении Вязниковой, создавшей практически  в пустом пространстве грандиозный трагический образ Женщины, исповедальный,  обнажающий сущностное, главное, то, что переживает на земле  душа.

В абсолютно ином, но близком по внутреннему исступлению образе Женщины  предстала певица в другой части вечера - в кабаре, где она появилась в образе Незнакомки, в "упругих шелках" и шляпе, с бокалом вина.  Это была классическая "парижская" история любви, уже пережитая и вдруг вернувшаяся внезапной встречей с Ним  (Михаил Давыдов). В их дуэте был шик, страсть, глубина. Звучали песни Курта Вайля,  Мишеля Леграна и Карлоса Гарделя, танго Пьяцоллы в исполнении  Siestango Quartet (Нидерланды).  И оказалось, что  формат "кабаре",  с его честными и откровенными смыслами,  и особенно подзабытая во времени музыка Вайля  отлично вписываются в актуальный репертуар. И вечер Ксении Вязниковой показал, что в "Геликоне" для такого материала есть прекрасный потенциал.  

Культура Театр Музыкальный театр Гид-парк Классика с Ириной Муравьевой РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники