Новости

09.06.2016 13:22
Рубрика: Культура

Жизнь и судьба с "Ликвидацией"

Настоящее всегда несуетно. Режиссер Сергей Урсуляк творит без шума, с прессой общается мало - делает свое дело без манифестов и деклараций. И даже на малые экраны у него выходит большое кино.

Его стиль можно назвать классическим. Он человек глубоко и серьезно начитанный, и его кинотворчество связано с большой литературой. Из нее черпает психологическую подробность, интерес к движениям человеческой души, к сцепке и движению времен. Сюжет его фильмов - единый ток эпох и судеб, чеховская грусть о краткости жизни, неспособной поймать и сполна пережить редкие миги счастья.

Даже детективно-криминальные сюжеты у него глубоки и серьезны - сериал "Ликвидация", например, всю страну усадил у телевизоров, одному из героев в Одессе поставили памятник, но это был большой кинематограф, и запомнился он не авантюрой, а характерами. Приключения героев - это приключения мятущихся душ: это кино не хочет притворяться жизнью и потому умеет ее отразить полнее и глубже. Так в конце бедовых 90-х в фильме Урсуляка "Сочинение ко Дню победы" три ветерана войны, экипаж машины боевой, учиняют бунт против опрокинутой эпохи, захватывают лайнер и улетают в неизвестность, в свои "небеса обетованные" - здесь не буква эпохи, но ее дух.

Событием стала экранизация романа Василия Гроссмана "Жизнь и судьба". Из ряда картин о Великой Отечественной фильм выделялся ракурсом взгляда: не батальное полотно, а опять же срез души, изначально свободной, но вынужденной существовать под гнетом насилия. Это война не только с нашествием - война за то, чтобы сохранить себя в тоталитарной стране. Да и не война, а состояние личности на войне - предмет фильма. Художник пишет многофигурное полотно, но каждого героя выписывает тщательно: судьба родины состоит из частных судеб. "Это как Волга, в которую мы все вливаемся", - объяснял Урсуляк.
Оба сериала - и "Ликвидацию" и "Жизнь и судьба" - признаны лучшими на российском телевидении за многие годы. Профессионалов поражало качество исполнения жанра, который, казалось, обречен на поспешную небрежность: это по-прежнему было Большое Кино, только многосерийное.

И никто не удивился, когда Сергей Урсуляк взялся за "Тихий Дон" Шолохова, вступив в состязание с хрестоматийной версией Сергея Герасимова. Но состязание не предусмотрено вообще: автор фильма считает, что литературные шедевры должны экранизироваться снова и снова - существуют же сотни театральных версий "Гамлета"! И сделал фильм, не ориентируясь на именитых предшественников, а полагаясь на интуицию. И снова был прав: картина во многом меняла расхожее представление о романе, его персонажах и о среде их обитания. Она вызвала споры - а это и есть цель живого искусства.

Сергей Урсуляк был актером, знает это дело досконально, и актеры его понимают с полуслова. Отсюда всегда безупречный кастинг, неожиданное, но точное попадание в тип и образ хрестоматийного героя. Он умеет быть обстоятельным и убедительным: Большое Кино - как большой корабль, не делает мелких движений.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным