Новости

15.06.2016 23:00
Рубрика: Власть

Одесса, мама и Украина-мачеха

Мальчик, рожденный в одесской тюрьме, получил свободу в России
Попробуем разобраться, что стоит за фактом, когда в Москву самолетом государственной авиакомпании "Россия" были доставлены трое граждан Украины - Елена Глищинская с двухмесячным сыном, и Виталий Диденко.

Двух одесских журналистов и младенца киевский режим обменял на половозрелого боевика, планировавшего теракты в Симферополе, и пожилого "украинского патриота", пожелавшего купить российские военные тайны. И этим Украина лишний раз подтвердила свое реноме страны "наоборот", где журналисты, имеющие собственное мнение, - враги государства, а те, кто готовился убивать или убивал мирных людей, - национальные герои.

В следственный изолятор Службы безопасности Украины (СБУ) Глищинская и Диденко попали потому, что в начале апреля прошлого года оказались в числе инициаторов создания "Народного совета Бессарабии" (НСБ) - общественной организации, намеревавшейся представлять интересы общин многонационального запада Одесской области, исторической Бессарабии - болгар, гагаузов, русских, молдаван и приднестровцев, поляков, ромов и, конечно, украинцев. В учредительном заседании 6 апреля приняли участие около ста делегатов, включая депутатов местных советов, общественных деятелей и журналистов.

Менее чем через три недели испуганный такой инициативой Киев начал репрессии. Уже через десять дней, 16 апреля, мирный митинг НСБ был жестоко разогнан тогда еще милицией, а 29 апреля за журналистами, освещавшими деятельность организации, приехали группы захвата СБУ. Была арестована мать двоих несовершеннолетних детей, помощник депутата Верховной рады и директор телекомпании "Новая Волна" Елена Глищинская, главный редактор сайта "Инфоцентр" Виталий Диденко, одесский журналист и политолог Артем Бузила, и активист Сергей Загорюк.

"Приехали утром на "Хаммере", видимо из США полученном. Санкцию на обыск или арест не предъявляли. После того как отказался открыть, начали выламывать дверь "спецсредствами", кувалдой", - так описал "РГ" обстоятельства своего ареста Артем Бузила в апреле. Всем четверым задержанным поначалу вменялась ч. 1 ст. 14 УК Украины "Подготовка к преступлению" и ч. 2 ст. 110 "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины", то есть "сепаратизм".

"Поначалу казалось, что все может обойтись - одесские прокуроры не слишком свирепствовали, и, кажется, понимали надуманность обвинений, и политический характер дела. Хотя несколько раз силу применили - били аккуратно, для начала разговора", - рассказывает Артем Бузила.

Положение арестованных резко ухудшилось, после того как на пост областного прокурора пришел друг и соратник Михаила Саакашвили Давид Сакварелидзе (29 марта 2016 года он был уволен из генеральной прокуратуры Украины "за грубое нарушение правил прокурорской этики" и другие должностные проступки. - Прим. "РГ").

"Он говорил буквально следующее: "Я не додавил сепаратизм в Грузии, но я уничтожу его здесь". Именно после его прихода нам начали инкриминировать уже государственную измену, а это от десяти до пятнадцати лет. Сменился и "караул" - в прокуратуре и СБУ начали менять одесситов на идеологически устойчивых "варягов" из Луцка", - поясняет Бузила.

В итоге государственную измену за несговорчивость вменили только Елене Глищинской, назначенной самим главой СБУ Василием Грицаком главной "сепаратисткой" Одессы. Этот бывший работник гаража в провинциальном управлении КГБ договорился до того, что мать-одиночка Глищинская едва ли не планировала теракты по указке из России. В тюрьме Глищинская забеременела от своего мужа, взявшегося исполнять функции адвоката и получившего по закону право на свидания с "клиентом". Но даже это не послужило поводом для изменения ей меры пресечения. Более того, администрация следственного изолятора не реагировала на жалобы об ухудшении здоровья, и рожать Елене пришлось в антисанитарных условиях СИЗО. Причем вскоре после родов ребенка у нее отобрали.

Но, так или иначе, сегодня мать и ребенок находятся в безопасности. Однако двое старших детей остались с ее мужем и отцом-инвалидом в Одессе. Впрочем, об этой человеческой трагедии украинские СМИ предпочитают не вспоминать: они увлечены новыми героями - Афанасьевым и Солошенко. Как и Надежда Савченко, ничуть не похудевшими в "российских застенках" и торжественно встреченными "президентом мира" Порошенко.

Более того, похоже, в Киеве вошли во вкус. Например, спикер Верховной рады Андрей Парубий накануне заявил, что у Киева есть список из еще тридцати украинцев, которых он жаждет поменять. В их числе наверняка один из основателей запрещенной в России экстремистской организации УНА-УНСО Карпюк и его помощник Клых, осужденные за военные преступления в Чечне. По слухам, бытующим среди украинских неонацистов, оба оказались на территории России и были выданы спецслужбам собственными "побратимами" в рамках внутрипартийной борьбы. Хотят на Украине видеть и никому доселе не известного режиссера Сенцова, планировавшего убивать своих земляков в Крыму.

Если у Киева не хватит заложников из числа собственных граждан, при необходимости появятся новые. Об этом прямо говорит, например, депутат Верховной рады и бывший командир карательного батальона "Донбасс" Семен Семенченко. "Мы всегда меняли своих. И когда не было пленных для обмена, то нам помогали областные управления СБУ, предоставляя для обмена местных сепаратистов", - честно признался в практике взятия заложников украинский парламентарий, недавно официально признанный в постановлении суда мошенником.

Впрочем, менять Украина готова не только нелояльных украинцев. В том же одесском СИЗО до сих пор содержатся без приговора граждане России, проходящие по делу о трагических событиях 2 мая. Это Евгений Мефедов и Максим Сакауов, которым выпали страшные испытания. Так, гражданин России Евгений Мефедов в 2013 году переехал на постоянное место жительства в Одессу, купил квартиру и работал таксистом. 2 мая 2014 года он оказался в Доме профсоюзов, где получил тяжелые травмы и отравление газом. Уже в больнице его арестовало СБУ и обвинило в организации и участии в массовых беспорядках. Суд трижды принимал решение об изменении меры пресечения для него под домашний арест, однако всякий раз под давлением радикалов вновь водворял его в СИЗО. Мефедов не признает своей вины и даже отказался во время недавнего заседания суда от обмена. "Я не согласен отдавать свою жизнь за кого-то из террористов, что сидят в России. Пусть сидят", - сказал он. Россиянин Максим Сакауов был задержан 2 мая 2014 года только из-за наличия у него российского паспорта. СБУ также вменяет ему участие в массовых беспорядках.

Их возвращение на родину сегодня является повесткой переговоров, проходящих под эгидой экс-главы администрации президента Украины и представителя Киева в минской контактной группе Виктора Медведчука.

Тем временем пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков опроверг заявления украинской стороны о том, что якобы передача России Глищинской и Диденко является частью выполнения Минских соглашений.

"Украинская сторона говорит об осуществлении таких обменов в контексте Минских договоренностей, но в данном случае я бы какую-либо связь с ними исключил. В Минских договоренностях, если их даже не очень внимательно прочесть, говорится совсем о других категориях граждан. В данном случае это абсолютно гуманитарные обмены, которые не имеют отношения к реализации Минских договоренностей", - сказал Песков.

Власть Работа власти Внешняя политика Отношения России и Украины РГ-Видео РГ-Фото