Новости

20.06.2016 19:15
Рубрика: "Родина"

Мой прадед Павел Копырин

Текст: Владимир Колыбалов (десятиклассник)
Уральский школьник прошел его фронтовой путь 1941 года - от первого боя в июне до мученической смерти в декабре
Павел Ефимович Копырин и его правнук Владимир Колыбалов. Фото: из семейного архива Павел Ефимович Копырин и его правнук Владимир Колыбалов. Фото: из семейного архива
Павел Ефимович Копырин и его правнук Владимир Колыбалов. Фото: из семейного архива

Он для меня живой

Мой прадед был узником шталага Витцендорф. Впервые увидев на сайтах фотографии этого лагеря, я был шокирован. А вот лишь два абзаца из дневника лагерного охранника лагеря Х. Майера:

Русские содрали и съели кору со всех деревьев. До сегодняшнего дня от сыпного тифа умерли 12 000, в январе пока 1800. Сейчас в день умирает около 100 пленных, сегодня умерли 94.

26.1.1942. Прошел в первый раз через лагерь военнопленных. Мертвых русских несут мимо нас и обнаженных складывают в отдалении прямо на снег. Назавтра их погрузит и увезет похоронная команда.

Документы, хранящиеся в моей семье, позволяют утверждать, что одной из жертв эпидемии тифа стал и мой дед Павел Ефимович Копырин. Запись на карточке военнопленного свидетельствует, что он умер в декабре 1941 года во время лагерного карантина. В это время немцы перестали появляться в лагере и "военнопленные со своими болезнями были предоставлены зачастую сами себе и врачам или санитарам из их же числа, не имеющим лекарств. Военнопленные вымирали целыми бараками (по 100-200 человек за сутки). Хоронили их во рву...".

Что перенес он на пути к своей мучительной гибели? Нашей семье удалось восстановить многие факты из биографии прадеда. В последние годы к этой работе подключился и я. Теперь Павел Ефимович для меня живой.

Шталаг "Витцендорф".


В боях под Гродно...

Прадед закончил Ирбитский областной дошкольный техникум, в феврале 1940 года был призван в армию. Служил в Белоруссии, войну встретил под городом Гродно. Я познакомился с воспоминаниями многих участников боев за Гродно в июне 1941 года. Там буквально горела земля.

"Наступление возобновилось с восходом солнца 25 июня. Наступление развивалось медленно: враг оказывал сильное огневое сопротивление. Оно нарастало по мере продвижения наших наступающих цепей. По словам очевидца, от массированного и прицельного минометного огня, фланкирующего огня артиллерии с правого берега р. Неман, бомбовых ударов авиации красноармейцы несли тяжелые потери. С приближением подразделений 103го полка к своему бывшему лагерю у д. Солы немцы усилили сопротивление. Все чаще стали возникать штыковые схватки.

В 13 часов измотанные бойцы дивизии вступили в бой со свежими силами врага в районе старых укреплений Гродненской крепости. На земляном форте времен Русско-турецкой войны, расположенном возле деревни Гнойница и возвышавшемся над окружающей местностью, фашисты установили пулеметы и шквальным огнем поливали наши войска.

Цепи атакующих редели на глазах, но упорно шли вперед. Воины 103го полка из взвода младшего лейтенанта Соловьева, подобно своим прадедам - героям Плевны, сумели-таки ворваться в форт, огнем и штыковым ударом выбить оттуда гитлеровцев.

Командир 103го полка майор М. Ф. Каравашкин доложил, что в полку выбыло из строя до 70% личного состава, в том числе почти все командиры, сам же он был серьезно ранен, но не покидал строй..."

Неопубликованные воспоминания участников первых боев на Гродненщине позволяют почувствовать трагизм положения, в котором оказались солдаты Красной армии в жарком июне 1941 года.

Видимо, в эти дни мой прадед и попал в плен.

Прибытие военнопленных на вокзал "Витцендорф".


Семейный поиск

Бабушка, пока была жива, часто перечитывала два его довоенных письма. Первое датировано 6 апреля 1941 года, во втором (20 апреля) Павел Ефимович пишет: "1 Мая мы будем встречать весну и, главное, демонстрировать мощь нашего государства. Сейчас готовлюсь к празднику.1/V, возможно, побываю в Минске".

И затем: "Мы будем защищать родину, а Вы нашего брата исцелять, а если потребуется, то возьмете и винтовку в руки и под грохот снарядов, взрывов бомб и свист свинцового дождя будете громить врага там, откуда он придет". А в конце письма: "Ты пишешь, что я домой буду осенью, но это трудно сказать, до этого далеко и обстановка на Западе чревата всякими неожиданностями".

Больше вестей о Павле Ефимовиче семья не получала. Куда только ни обращалась с запросами его жена - ответ был один: ни в списках пленных, ни в списках убитых и раненых не значится...

И только в 1965 году пришел ответ из Красного Креста, что рядовой стрелкового полка Копырин П.Е. умер в немецком плену. Но где и как? Уже в 90х годах его дочь Тамара Павловна вновь обратилась в подольский архив Министерства обороны. И, наконец, получила определенный ответ: Павел Ефимович попал в плен под Минском и умер в плену 6 июля 1941 года.

А через пять лет после ее письма в редакцию местной радиопередачи "Одна на всех Победа!" (Свердловское радио), Тамару Павловну пригласили на Екатеринбургское радио (это уже 2009 год!), рассказали, что ее отец умер в концлагере города Витцендорфа (недалеко от Гамбурга) и вручили карту - путь дивизии, в которой служил П.Е. Копырин, и воспоминания его комдива.

Все родственники и в Нижнем Тагиле, и в Алапаевске, и в Екатеринбурге слушали эту передачу, а когда она закончилась, сразу позвонили Тамаре Павловне. Она только плакала, и сквозь слёзы говорила: "А как ждала его мама"!

Лагерь не был рассчитан для жизни.


Моя мечта

В нашей семье есть традиция: 9 Мая дети, внуки и правнуки объезжают мемориалы города, возлагают цветы к Вечному огню и к могилам дедов и бабушек, чтобы низко им поклониться за то, что мы живем, за то, что жива наша страна.

А в маленьком немецком городе Витцендорфе, где всего три тысячи жителей, россияне бывают нечасто. Между тем в этом крохотном ухоженном городке, на кладбище бывшего концлагеря, покоятся 16 тысяч(!) наших соотечественников. В братской могиле - несколько подземных этажей: советских военнопленных хоронили штабелями. После войны правительство СССР установило здесь монумент. А в ноябре 2013 года местные власти, которые ухаживают за кладбищем, начали проект "Мы пишем ваши имена". Школьники Витцендорфа изготавливают глиняные таблички с личными данными погребенных советских военнопленных. Проект поддерживается общиной Витцендорфа и добровольным обществом "Рабочая Группа "Берген-Бельзен".

Моя мечта - побывать на месте захоронения прадеда.

Глиняные таблички с именами узников изготовили школьники Витцендорфа.

Камень с мемориальной табличкой на месте лагеря. Установлен местной общиной.

ОТ РЕДАКЦИИ

А что про своих прадедов знаете вы?

С Володей Колыбаловым, десятиклассником политехнической гимназии, мы познакомились, когда выездная редакция "Родины" недавно приехала в Нижний Тагил. Познакомились случайно: кто-то из местных обронил, что есть такой паренек, победитель областного конкурса поисковиков, который несколько лет "копает" историю своего прадеда...

Конкурсная работа Владимира Колыбалова (отрывки из нее мы и публикуем) - настоящее научное исследование, в котором школьнику помогала его учительница Любовь Геннадьевна Елина. Ссылки, фотографии, документы... Подросток восстановил не только биографию Павла Ефимовича Копырина - фронтовика и узника шталага - но и скрупулезно проанализировал систему фашистских концлагерей, в которых уничтожение советских военнопленных было поставлено на поток. И не было ни единого шанса выжить у его прадеда...

Светлое чувство осталось после встречи с Володей. Приятно поразило, что подобные конкурсы проходят во многих школах Свердловской области. Наша рубрика "Домашний архив" открыта для каждого из вас, дорогие читатели.

_Игорь Коц, шеф-редактор журнала "Родина"