Новости

23.06.2016 21:24
Рубрика: Культура

Громадная ошибка

В прокате - "Большой и добрый великан" Стивена Спилберга
Сиротке Софи (Руби Барнхилл) скучно в приюте. По ночам она не спит, а со смесью страха и нетерпения ждет встречи с какой-нибудь нечистью, которая, говорят, появляется на улицах Лондона в три часа ночи. И однажды что-то необычное за окном и впрямь удается увидеть - на углу из мусорной урны крадет еду огромный восьмиметровый человек (Марк Райлэнс). Заметив девочку, великан немедленно похищает ее и относит в свою великанью страну. Там выясняется, что у него кроткий нрав, а по роду занятий он коллега Оле-Лукойе - он приносит людям сновидения. Однако в этой стране далеко не все такие положительные, как он сам.

"Большой и добрый великан" - детская повесть Роальда Даля, которому вообще-то крайне не везет с кинематографом. Несмотря на то, что главные его достижения на литературном поприще - восхитительно-язвительные короткие рассказы с парадоксальной и зачастую жутковатой развязкой, режиссеров куда больше интересует его ипостась сказочника. В самом по себе интересе нет ничего плохого, однако результаты этого интереса не просто уступают оригиналу - они фактически всегда противоречат духу и букве первоисточника.

Дело в том, что "детскость" произведений Даля обманчива. Макабр, язвительность, жуть и в целом не самый добрый нрав автора просвечивают сквозь поток сладкой патоки в "Чарли и шоколадной фабрики". Вся повесть - это конфетка с ядовитой начинкой, в которой есть место путешествию плохих детей в загробном мире. Но авторы обеих экранизаций книжки - и в особенности Тим Бертон - бесцеремонно исключают этот яд из состава, оставляя лишь нескончаемые потоки сладкой патоки. Но главная ловушка произведений Даля в том, что этот яд - самый необходимый элемент их кристаллической решетки, без которого вся конструкция если и не рушится, то становится крайне примитивной.

И Спилберг допускает ошибку своих бравшихся за Даля предшественников, пытаясь сделать из "Большого доброго великана" красочную и добренькую сказочку для детей из старшей группы детского сада. Он - на свой манер, конечно, - наступает на те же грабли, черенок которых хранит отпечаток лба Бертона, уделяя максимум сил не вдумчивому построению неглупого сюжета, а максимальному визуальному воздействию на зрителя. Как всегда бывает с фильмами студии "Дисней" "Большой добрый великан" - это пиршество современных технологий, смесь мультфильма с традиционными кинематографом, страшно дорогая и очень красивая.

Другое дело, что во всем остальном "Великан" - самый, пожалуй, громкий из провалов Спилберга-режиссера. Вместо весьма ужасающей истории о том, как живущие в далекой стране великаны каждую ночь выбираются в Лондон, чтобы съесть на ужин парочку детей, зрителю предлагается ее благостный обрубок - о том, как во всех смыслах положительная сиротка подружилась с восьмиметровым мужчиной, у которого нет ни одного отрицательного качества. Злые великаны тут, конечно, присутствуют в качестве основных антагонистов, но это настолько травоядное, нестрашное и бездарное зло, что так и остается неясным, отчего королева Великобритании в финале должна посылать против них свою армию.

В самом стремлении сделать "доброе кино", разумеется, нет ничего плохого. Но совсем иная история - считать детскую аудиторию, на которую рассчитано это кино, умственно неполноценными существами, которые дрожат от каждого шороха, поэтому не дай бог их чем-нибудь эдаким напугать. "Доброта" этого фильма Спилберга как раз из этой серии - с теми же намерениями некоторые сердобольные бабушки, у которых внук выклянчил мороженное, растапливают его перед тем, как дать чаду в руки.

Чтобы с "Большим и добрым великаном" стало все окончательно ясно, достаточно добавить, что кульминационная сцена этой картины происходит в Букингемском дворце, где в большом и красивом зале радостно выпускают газы все присутствующие в нем персонажи - от английской королевы до ее диванных корги.

Стивена Спилберга принято считать великим гуманистом и одним из немногих режиссеров, способных снимать откровенно коммерческое кино, не потерявшее в погоне за кассой своих человеческих качеств. "Большому доброму великану" в человечности также не откажешь. Однако главное его свойство - благостная пенсионерская пошлость, под густым слоем которой похоронены все остальные достоинства этой картины.