Новости

06.07.2016 22:13
Рубрика: "Родина"

Вольник чести

Накануне XXXI Олимпийских игр в Бразилии "Родина" напутствует Сборную России рассказами о великих атлетах, прославивших нашу страну
В городе Ейске живет Юрий Коротков - крестник легендарного силача. Человек преклонного возраста память хранит ясную. Воспоминаниями о своем крестном отце он поделился со специальным корреспондентом "Родины".

- Поддубный рассказывал, что в Полтавской битве его предок взял на штык 12 шведов и захватил вражеский стяг. За этот подвиг генерал-фельдмаршал Аникита Репнин подарил богатырю серебряную шкатулку с крупной суммой денег. И тот завел хозяйство на Полтавщине. А история получила неожиданное продолжение, - начинает рассказ Юрий Петрович Коротков. - Моя прабабка Короткова-Репнина происходила из рода того самого Аникиты Репнина. Ее даже дразнили в детстве Репкой. А в конце 1920-х годов вернувшийся из Америки 56-летний Поддубный купил дом на улице, где жили мои родные. Разумеется, они подружились. Так он стал моим крестным отцом.


Как Поддубный вступил в Красную армию

Шел 1939 год. На квартире у борца в Ейске жил священник, сам Поддубный был глубоко верующим человеком. Но поскольку церковные обряды не приветствовались советской властью, квартирант провел крещение втайне, на дому. А впоследствии Иван Максимович на самом деле заменил маленькому Юре отца, погибшего на фронте.

- Однажды он дал мне себя побороть, - с улыбкой говорит Юрий Коротков. - Мне было лет шесть, Иван Максимович сидел под навесом и обмахивался китайским веером, а я подбежал и напал на него. Поддубный - брык и упал. Специально, конечно. Смеется и кричит жене: "Маруся! Глянь! Юрка менэ уложил!" Но вообще-то он всегда любил говорить так: "Менэ положить на лопатки може тильки баба".

Маленький проказник вовсю пользовался добродушным нравом богатыря.

- Как-то Поддубный читал газету и ел вареники со сметаной. Макнет вареник в сметану, потом в сахар - и в рот. А я подсунул ему вместо сахара соль. Ох, как он плевался! В другой раз я незаметно прицепил к его соломенной шляпе звездочку от солдатской пилотки. Иван Максимович надел шляпу и пошел на рынок. Потом рассказывал, как все на него оглядывались, улыбались и шутливо кланялись. "Я подумал, эва как уважают старика, - рассказывал борец, - Но тут ко мне подходит знакомый Гришка и говорит: Иван, ты шо, в Красную армию записался на старости лет?" А однажды во время рыбалки я тихонько прицепил на удочку крестного дохлого судака и кричу: "Клюет!" Он обрадовался, дернул удочку, схватил рыбу, а она в руках развалилась. Он только вздохнул с досады.

И даже когда детвора разбила ему окно самодельным мячом, сшитым из двух набитых опилками шапок, силач не ругался. Лишь попросил сделать футбольное поле у лимана и больше не играть под окнами.


Как Поддубный спас крестника

Именно Поддубный уберег крестника от скользкой уголовной дорожки, когда тот связался с дурной компанией и начал воровать на базаре.

- Однажды я и мой напарник Горох вытащили пачку денег у деда, который продал корову и спрятал купюры в ведро. Потом я увидел, как дед плачет. Оказалось, что у него дома осталась больная бабка. Я не выдержал, сказал, что мы нашли деньги, и вернул всю пачку. А Горох доложил об этом нашему вожаку Лавро, и тот сильно меня избил. Узнав о случившемся, Поддубный нашел Лавро и пригрозил открутить ему уши вместе с головой, если меня хоть пальцем тронут.

Пришел он на помощь крестнику и когда того выгнали из школы. Во время приема в пионеры Юра надел на бюст Сталина фуражку. Шутника незамедлительно вызвали к директору и объявили об исключении из учебного заведения.

- Поддубный привел меня в школу, оставил в коридоре, а сам зашел в кабинет директора. Я сквозь щелку подслушал разговор. "Что же вы творите? Сироту обижаете! Пацан не соображает, что делает, а вы гоните его на улицу. Немедленно восстановить!" - я никогда не видел крестного таким сердитым. Выйдя из кабинета, он велел мне учиться дальше. Вообще, если бы не крестный, не знаю, что бы со мной было. Ведь все мои знакомые - хулиганы и воры - давно сгинули в тюрьмах, а из меня Поддубный сделал человека и  приобщил к спорту. Увидев однажды, как мы деремся на улице палками, разогнал всех, а меня отправил заниматься в секцию бокса.

В Ейске прославленный борец был авторитетом даже для самых отпетых хулиганов. Однажды они попытались отнять у Юрия сумку с продуктами, но тут же отстали, услышав, что это продукты для Поддубного.


Как Поддубный пережил оккупацию

О жизни Поддубного в оккупации ходят легенды, в которые трудно поверить. Однако невероятные факты подтверждает крестник борца. Немцы с таким пиететом относились к прославленному чемпиону, что позволяли ему в открытую ходить по улицам с орденом Трудового Красного Знамени на груди. Орден ему вручил в 1939 году Калинин, и фотографию, на которой всесоюзный староста передает награду борцу, Поддубный при немцах тоже не снимал со стены.

- Дед Лукич (Георгий Лукич Зозуля, близкий приятель и партнер по нардам Ивана Максимовича, родственник Юрия Короткова - Прим. ред.) уговаривал Поддубного: мол, отцепи ты этот орден, тебя же за него пристрелят. Крестный только отмахивался: "Не пристрелят. Они меня уважают".

Основания так считать у Поддубного, которому уже перевалило за 70, были веские.

- Как-то мы с пацанами играли возле дома Ивана Максимовича. Вдруг видим - подъезжают две машины. Одна - крытый грузовик, из которого быстро выскочили и выстроились в два ряда немцы с автоматами. А из другой - открытого роскошного "Ситроена" с хромированными колесами - вышел офицер в черном мундире. Мы спрятались в соседнем дворе и наблюдали через забор. Поддубный вышел навстречу офицеру, и они... обнялись. Судя по всему, немец оказался борцом, с которым Иван Максимович был хорошо знаком и, возможно, даже встречался до войны на ковре. После этой встречи немцы предоставили крестному помещение, завезли туда три бильярдных стола-шестиножки и помогли открыть бильярдную, - продолжает Юрий Петрович.

Партнер по нардам дед Лукич работал в бильярдной маркером, с выручки Поддубный помогал жене и пятерым детям соседа Михаила Черникова, ушедшего на фронт добровольцем...

Немецкую бильярдную Поддубному, конечно, потом припомнили.

- Когда в город вернулись наши, крестного несколько раз вызывали в НКВД. Иван Максимович очень переживал по этому поводу. Говорил, что ему задают дурацкие вопросы и никак не могут понять, что он патриот своей страны.

А спас борца орден, который он не снимал ни на улице, ни в бильярдной. В НКВД этому не поверили, организовали расследование, опросили свидетелей. Все подтвердилось...

Слухи о том, что в последние годы жизни Поддубный якобы голодал, крестник с негодованием отвергает. Да, после войны всем было непросто, но голодная смерть знаменитому борцу точно не грозила.

- Иван Максимович получал неплохой паек. Я сам ходил за ним на мясокомбинат и на склад, где выдавали пайки военным. У Поддубного для этого была вместительная сумка, которую он называл "кишкой".


Как Поддубный слушал Мордюкову

Поддубный был знаком со многими известными людьми. Он, например, дружил с Шаляпиным, который подарил ему карманные серебряные часы. А среди портовых грузчиков заметил и привлек в цирк Михаила Запашного, давшего начало знаменитой цирковой династии. В Ейске Иван Максимович сблизился и с семьей Мордюковых.

- Мать будущей знаменитой актрисы тетя Ира дружила с моей матерью. Они часто пели вместе, очень красиво у них получалось, а Поддубный любил их слушать. Мог просто подойти к нашему открытому окну, когда оттуда доносилась песня. Ему нравились Шаляпин и Вертинский, но больше всего он любил украинские песни. Крестный даже пускал слезу, когда слушал душевную песню.

Кстати, Поддубный и сам сочинял стихи. Некоторые из них сохранились:

То нам жарко, то прохладно,
А то ветер, а то тишь,
Человеку много надо,
Никогда не угодишь!

А вот так звучит стихотворное напутствие Поддубного борцам:

Сила есть, большой кулак,
Но без техники никак.

Как Поддубного называли святым

В личной жизни Поддубного трудно назвать счастливым человеком. Первая его по-настоящему большая любовь разбилась на манеже цирка. А когда он после этого все-таки женился, супруга сбежала во время Гражданской войны с любовником (по одним сведениям - с белогвардейским офицером, по другим - с красным комиссаром), прихватив сундук с наградами чемпиона. Впоследствии Поддубный познакомился в Ростове-на-Дону с Марией Машошиной, которую взял в жены. Однако прямых потомков у него не было, приемный сын погиб во время войны. Не осталось и спортивных наград: последние из них украли во время гастролей в Томске в начале 1930-х годов.

- В Ейске многие называли его святым человеком. Почему? Да потому что он помогал людям. Соседка, например, мучилась от головных болей, а он положил ей руки на голову - и все прошло. У главврача грязелечебницы была аритмия. Иван Максимович и ее вылечил. После войны в госпитале лежал тяжело раненный солдат Володя, о котором врачи говорили, что парень обречен. А Поддубный поставил его на ноги. Старики ходили к нему лечиться.

Удивлял чемпион жителей Ейска и совсем уж невероятными чудесами.

- Однажды он показал фокус. Взял и приложил к груди тяжеленный утюг, который разогревался углями. И утюг не падает, как приклеенный. Мы, мальчишки, даже специально проверяли, не было ли на нем клея. В другой раз Поддубного взяла с собой в море бригада рыбаков-каюшников. И такого улова, как в тот день, у рыбаков не было никогда. Сети с рыбой еле-еле вытянули.


Как умер Поддубный

Даже в преклонном возрасте Поддубный сохранил феноменальную силу. Юрий Петрович вспоминает, как тот легко вязал узлы из гвоздей, работал по хозяйству огромной лопатой, похожей на лемех, а за водой ходил с бидоном на четыре ведра. При этом любил подолгу лежать в лечебных грязях, в которых не рекомендовалось находиться более 10-15 минут. Врачи не могли его выгнать оттуда. Иван Максимович лишь отмахивался: "Я выдюжу".

- Когда Поддубный умирал, я дежурил у его постели. Телефона не было. Когда я сбегал за "скорой", все уже кончилось. "Поддубный ушел спокойно" - так мне сказали.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ГРУЗЧИКА

"Мы всей бригадой смотрели, что выполнял И.М. Поддубный..."

В 1917-1918 году я работал грузчиком в северном флоте в гор. Великий Устюг. Мы выгружали тяжести из трюма пассажирского парохода и пели "Дубинушку". Тов. И.М. Поддубный внимательно на нас смотрел, а потом подошел к нам, попросил сумку грузчика, на себя надел и попросил нас нагрузить на него слиток чугуна, а он весил более 30 пудов, мы 6 человек подняли чугунную тяжесть, положили на сумку, и тов. И.М. Поддубный легко пошагал по трапу в порт более 200 метров, осторожно чугунный слиток положил на пол. А потом нам разъяснил, как надо быть сильным и здоровым, дольше жить. Мы поблагодарили т. И.М. Поддубного, и он сказал, что будет выступать в гор. В. Устюге.

Мы всей бригадой смотрели, что выполнял т. И.М. Поддубный. Наложили на И.М. Поддубного деревянный трап, он его держал на коленях и в руках. По этому трапу пошла трехтонная автомашина. А потом привели к И.М. Поддубному сильную лошадь с длинной веревкой. Иван Максимович взял в руки кольцо, и лошадь не могла разнять руки Ивана Максимовича. А потом другие номера, а особенно бросание двухпудовой гири и ловил одним пальцем, и много номеров нам грузчикам не под силу.

В 1918 году я работал председателем строительных рабочих на Красавинской фабрике. Были афиши о приезде на фабрику тов. И.М. Поддубного. Началось представление. Подняли тавровую балку на плечи тов. И.М. Поддубного и по шесть человек повисли на концах балки, и И.М. Поддубный начал их крутить карусель. Много было трудных номеров с гирями, тяжестями. И особенно трудный был номер - это Поддубного поместили в клетку. Тогда еще музыки не было, и я заиграл на гармошке вальс, и Иван Максимович разогнул железные прутья и с красным флагом вышел из клетки. Гром аплодисментов долго не смолкал.

Представление кончилось. Гостиницы не было. Меня спросил Иван Максимович: "А где переночевать?" и я ему говорю: "Пойдем ко мне. Я вот тут близко живу". Когда подошли к дому, я открыл дверь, в сенях стояла кровать. Он это заметил, но ничего не сказал. Жена начала подготавливать постель, и он просил: "Ольга Александровна, вы мне дайте подушки и простынь", - и ушел в коридор, лег на деревянную кровать, а мороз был сильный. Мы с женой не спали ночь, боялись - замерзнет он. И.М. чуть свет вышел в панталонах одних, из колодца поднял бадью и воду вылил на себя. Зашел в комнату, и мы ему рассказали, что не спали ночь, боялись. Он засмеялся, сел на стул, делал упражнения с гирями. Все подарил мне и рассказал и показал упражнения и сказал: "Выполняй - проживешь век". С 30 лет я прошел войны, не болел, купался в снегу и учил ребят.

_(Из воспоминаний Прокопия Верховинского.)

СВИДЕТЕЛЬСТВО ЗРИТЕЛЯ

"Восемь сельских богатырей на одного!"

В 1924 г. в конце лета к нам в село Панчево из Кировограда приехал цирк, в составе которого были номера борьбы. Поддубный И.М. обратился к публике с предложением, что он приглашает 8-10 смельчаков с ним бороться. После длительной паузы из массы людей раздался голос: "Мы желаем вступить в борьбу". На подмостки вышло 8 человек сельских богатырей. Это было очень интересное зрелище. Восемь силачей окружили Поддубного и стремились его схватить одновременно, но им это не удавалось, и через 2-3 минуты наступило величайшее напряжение в публике. И.М. Поддубный молниеносно схватывал одного за другим силачей и складывал друг на друга крест на крест, и последнего положив на гору, сам сел сверху. Долго потом смеялись жители над сельскими богатырями.

_(Из воспоминаний Тимофея Хоменко.)

СВИДЕТЕЛЬСТВО ЗЕМЛЯКА

"... и выставил гестаповцев за дверь"

В бильярдную Поддубного, где играли немцы, вошли два пьяных гестаповца. Они стали безобразничать: рвали кием сукно на бильярдном столе. На замечания И.М. Поддубного не обращали никакого внимания. Тогда Иван Максимович, взяв их обоих за шиворот, выставил за дверь. Немцы, находившиеся в бильярдной, стали ему говорить, что с гестаповцами связываться не стоит, и посоветовали ему поскорее уйти.

Спустя некоторое время сюда пришли два протрезвевших гестаповца и попросили прощения у Поддубного за вчерашнее поведение.

_(Из воспоминаний Бориса Бондарева.)


"Рубль за минуту французской борьбы..."

Такую награду Поддубный обещал каждому, кто продержится 60 секунд
Экскурсия по музею

"Мне кажется, что этот небольшой приморский городок, где я поселился, производит такое впечатление, что он никому не принадлежит, а существует сам по себе. Здесь чистый воздух, много солнца и воды", - писал чемпион о Ейске в одном из своих писем.

Именно в этом городе знаменитый борец завершил свою спортивную карьеру, пережил немецкую оккупацию и умер. Здесь его могила, мемориальный музей и парк имени Поддубного. А перед началом курортного сезона открылась выставка памяти Ивана Максимовича, приуроченная к 145-летию борца и 45-летию уникального музея. На первом этаже музея имени Поддубного занимаются борьбой юные ейчане. На втором хранятся уникальные экспонаты.

- Вот афиша 1904 года знаменитого поединка-реванша Поддубного и Рауля ле Буше. А вот афиша тех времен на французском с изображением Ивана Максимовича. Вот пояс для русско-швейцарской борьбы. Держась за эти ручки на поясе, используя только силу и технику, нужно было повалить соперника. Вот американская виза, выданная Поддубному. Видите, его подпись на английском языке? Здесь - стихотворение об атлетах, написанное Иваном Максимовичем. А вот подарок от Поддубного - "рубль за минуту французской борьбы". Купюру мог получить тот, кто продержится против него хотя бы минуту. Впрочем, таких силачей находилось немного, - рассказывает ведущий научный сотрудник музея Виктор Фостийчук, сам в прошлом борец.

Среди экспонатов немало личных вещей борца. Обычная деревянная кровать и стулья (мебель на заказ для Поддубного не делали). Подаренный чемпиону в Средней Азии необъятный халат, борцовская форма, огромная обувь, любимые граммофонные пластинки. Весьма красноречиво смотрятся на музейном стенде сломанные Поддубным подковы, порванные цепи, сплетенные и скрученные винтом толстенные гвозди. Интересна история бритвы Ивана Максимовича. Ее использовал личный цирюльник Николая II, потом она попала к деду Лукичу, у которого квартировал царский цирюльник после революции, и уже от него перешла к Поддубному.

- А вот интересный документ, - продолжает экскурсию Виктор Фостийчук. - Трудовое соглашение между управлением цирков и "артистом французской борьбы товарищем Поддубным", согласно которому Иван Максимович должен был 16 раз в месяц выступать в "матчах французской борьбы". Примечательно, что документ датирован 1940 годом. То есть Поддубный продолжал бороться, когда ему было почти 70 лет. Причем это не последние его выступления. Известно, что Иван Максимович выступал на арене цирка еще в декабре 1943 года.

Еще один любопытный факт: заявление о пенсии чемпион написал 9 сентября 1941 года, а уже 11 сентября без задержек и волокиты получил пенсионное удостоверение. И это несмотря на то, что шла война! Кстати, пенсия Ивану Максимовичу была назначена довольно приличная по тем временам - 350 рублей в месяц.

Но, пожалуй, наибольший интерес у посетителей музея вызывают тренировочные снаряды Поддубного времен Российской империи. Гантели по 7,5 кг каждая. Двухпудовая (более 32 кг) гиря и еще одна - полая, вес которой можно регулировать, набивая ее свинцовой дробью. 75килограмовая штанга с металлическими шарами, которые тоже можно утяжелить засыпанной внутрь дробью. И, наконец, тренировочная ось весом 19,5 кг, которой Иван Максимович разминал кисти рук.

Эти экспонаты, кстати, не скрыты витринным стеклом, и посетители музея могут испытать на них собственную силу.

- Поддубный вел активный образ жизни даже в преклонном возрасте, и когда в 1947 году неудачно упал и сломал шейку бедра, то очень страдал от того, что был ограничен в движениях, - завершает экскурсию Виктор Фостийчук. - В автобиографии он так описывает методику своих тренировок: "Я ежедневно тренировался с тремя борцами: с первым 20 минут, со вторым - 30 минут, и с третьим - 40-50 минут, пока каждый из них не оказывался окончательно изнуренным до такой степени, что не мог уже владеть руками. После чего в продолжении 10-15 минут бегал с пятифунтовыми гантелями в руках, которые вследствие усталости были почти непосильным грузом для кистей моих рук. Далее меня сажали на 15 минут в паровую ванну с температурой до 50 градусов. По окончании принимал душ; один день полуледяной водой, другой - с температурой около 30 градусов. Потом закутывали меня в простыню и теплый халат минут на 30, дабы из организма испарилась лишняя влага и достигалась правильная циркуляция крови, а параллельно с этим - дать отдых организму для предстоящей 10-километровой прогулки, которая проводилась самым быстрым гимнастическим шагом. Так тренировалось "борцовское сердце".